Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Западный бизнес испугался антироссийских санкций

Западный бизнес испугался антироссийских санкций

Иностранные инвесторы хотят сбежать из России, но могут потерять активы

Западные компании на фоне санкций начали сворачивать сотрудничество с Россией. Ряд европейских, американских, японских компаний уже объявил о прекращении участия в совместных проектах, прекращении поставок оборудования и т. д.

О приостановке поставок в Россию машин и запчастей объявил ряд автоконцернов. Например, немецкий Daimler Truck разорвал сотрудничество с «Камазом». Об остановке производства заявил шведский автомобильный концерн Volvo.

Большое количество нефтегазовых проектов сейчас оказались в сложном положении. О планах выйти из совместных проектов с «Газпромом», в том числе завода по производству СПГ «Сахалин-2» и газопровода «Северный поток-2» заявила нефтегазовая компания Wintershall Dea. Выход из совместных с Россией предприятий начала норвежская нефтегазовая группа Equinor, избавиться от своей доли в «Роснефти» решила британская нефтяная компания British Petroleum.

Ряд иностранных компаний пока не объявляли о каких-то изменениях в своих планах, но ситуация меняется ежечасно. При этом их доля в российских предприятиях весьма существенна. Так, французская Total активно сотрудничает с крупнейшим российским производителем СПГ «НОВАТЭК», имея в различных его проектах от 10 до 20 процентов, а в СП по разработке Термокарстового газоконденсатного месторождения — 49%. Компания решила поддержать антироссийские санкции ЕС. 

«TotalEnergies одобряет масштаб и силу санкций, введенных Европой, и будет применять их независимо от последствий (в настоящее время оцениваемых) для её деятельности в России. TotalEnergies больше не будет предоставлять капитал для новых проектов в России», — говорится в заявлении компании.

Ещё одна французская компания ENGIE имеет 9% в «Северном потоке-1», а также является соинвестором «Северного потока-2». В «СП-2» инвестировала и австрийская OMV, она владеет 24,99% в Южно-Русском месторождении «Газпрома».

В числе инвесторов «Северного потока-2» и германская Uniper, владеющая также примерно 84% российской энергокомпании Unipro. Совладельцами «Северного потока-1» являются германская E. ON Group и нидерландская Gasunie.

Вложились в российскую энергетику и итальянцы. ENI пополам с «Газпромом» владеет газопроводом «Голубой поток», по которому идут поставки в Турцию. Кроме того, итальянская Enel имеет 56,4% российской энергокомпании Enel Russia, в активе которой три газовые электростанции, один ветропарк и ещё два строящихся ветропарка.

Несколько электростанций и ветропарк в России принадлежат финскому концерну Fortum. В его портфеле и около 30% акций генерирующей компании ТГК-1, которая подконтрольна «Газпрому».

В нефтегазовом проекте «Сахалин -1» участвует американская Exxon Mobil, которой принадлежит 30% акций. У компании также есть доля в Каспийском трубопроводном консорциуме, экспортирующем нефть в том числе из Казахстана через Новороссийск.

Премьер-министр Михаил Мишустин на совещании по противодействию санкциям 1 марта сообщил о планах временно ограничить иностранному бизнесу выход из российских активов.

«В текущей санкционной ситуации иностранные предприниматели вынуждены руководствоваться не экономическими факторами, а принимать решения под политическим давлением. Чтобы дать возможность бизнесу принимать взвешенное решение, подготовлен проект указа президента о введении временных ограничений на выход из российских активов», — заявил он.

Глава кабмина подчеркнул, что Россия по-прежнему рассматривает иностранный бизнес как потенциальных партнёров и открыта к диалогу с конструктивно настроенными инвесторами. Он отметил, что многие компании давно и успешно работают на российском рынке, вложили ресурсы, усилия, время в свои проекты, чтобы вывести их на полную мощность.

«Рассчитываем, что те, кто вложился в нашу страну, смогут в ней работать и дальше. Уверен, что санкционное давление в конце концов спадёт. И выиграют те, кто не станет сворачивать свои проекты в нашей стране, поддавшись лозунгам зарубежных политиков», — сказал премьер-министр.

Он также заметил, что как показывает практика, выйти с рынка легко, но вернуться на место, которое уже плотно занято конкурентами, гораздо сложнее.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве России Станислав Митрахович считает, что сейчас выйти из России иностранным компаниям будет непросто.

— Уже введены ограничения на вывод валюты из России. Если арестованы активы российского Центробанка, то и активы западных компаний вывести из России может быть довольно сложно.

По долгам российские компании и государство пока платили, но будут ли сейчас выплачивать эти долги с учетом ограничений на вывод капиталов из России — большой вопрос.

Одно дело сказать, что «ухожу из России» в смысле кому-то продал и ушел, а другое — в текущей ситуации, когда возможно этот актив придется списать. BP готовится к списанию 25 миллиардов от вложений в «Роснефть». Они не могут их сейчас продать. Альтернативой заморозки может быть продажа с дисконтом российским компаниям или может быть китайским не прямо сейчас, а через несколько месяцев.

Краткосрочные последствия — это ответный жест на заморозку активов Центрального банка. Если его активы на Западе замораживаются, то вполне возможно, что активы иностранных компаний замораживаются в России. Ограничение на вывод валюты — это уже шаг. Не могут же иностранные компании продать и оставить деньги в России, вывезти их.

«СП»: — А долгосрочные?

— Я всегда был сторонников присутствия иностранного бизнеса в России. Это инвестиции, технологии, возможность реализации общих проектов, в том числе по закупкам российских энергоресурсов. Энергетические компании, участвующие в российских проектах, это ещё и торможение санкционного давления.

Однако я считал, что до такой стадии эскалация не дойдет и как раз наличие этих компаний в России будет сдерживающим санкции фактором. Сейчас, видимо, уровень эскалации оказался настолько высоким, что этот сдерживающий фактор не сработал.

Ситуация будет зависеть от текущих событий. Она меняется очень быстро. Некоторые прогнозируют на десятилетия, а Псаки вчера намекала на возможность снятия санкций в случае какого-то перемирия на Украине. Много неопределённости, сейчас никто про десятилетия не думает, все думаю, что делать сейчас.

«СП»: — Если я правильно поняла, то фактически речь идёт о национализации?

— Да, я об этом и говорю. Это возможно — заморозка, национализация, продажа. Это ответ на заморозку активов Центробанка и российских компаний за рубежом.

По мнению члена ЦК КПРФ Сергея Нациевского, если есть возможность, то акции иностранных компаний, уходящих из России надо национализировать.

— Думаю, есть какие-то механизмы по национализации. Нам надо компенсировать потери, которые нанёс арест наших активов за рубежом. Если есть возможность для национализации, ей надо пользоваться и чем быстрее, тем лучше. Думаю, правительство должно рассматривать такой вариант. Также и с внешним долгом. Государствам, которые заморозили наши активы, мы ничего платить не должны, никаких долгов: как корпоративных, так и государственных.

«СП»: — Как это может отразится на дальнейших отношениях с нашими так называемыми западными партнёрами?

— Какие партнёры?! У нас больше нет западных партнёров. Как ещё хуже это может отразится? Более того, я считаю, что надо по максимуму переориентировать весь экспорт на Восток, двигаться в этом направлении. То, что «Газпром» будет сейчас строить трубопровод через Монголию в Китай — это очень хороший шаг. Хорошо бы и нефтепровод проложить.Нам надо уходить от зависимости от западных стран. Они покупатели наших ресурсов, и мы зависим от них финансово. Они будут уходить от зависимости от наших ресурсов, а нам надо уходить в Индию, Китай.

Декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Елена Телегина полагает, что уход иностранных инвесторов из проектов российских компаний нарушает «международную среду бизнеса», а также влечёт репутационные издержки.

— Резко упадет стоимость компаний, их капитализация. Это тяжёлый удар для нашего нефтегазового сектора, но не критичный. И без них работали и будут работать, но это ограничение источников финансирования для инвестиций.

«СП»: — Если иностранные компании решат продать свои доли, кто сейчас сможет их купить?

— Только собственный выкуп. Наши компании сами будут покупать свои акции. Лучше выкупить самим, а при улучшении конъюнктуры снова продать.

Автор: София Сачивко

Источник: Свободная пресса, 01.03.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики