Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Смертельная угроза". На что Китай готов пойти ради России

"Смертельная угроза". На что Китай готов пойти ради России

Беспрецедентный за весь постсоветский период истории России кризис во взаимоотношениях с коллективным Западом во главе с США сопровождается сильнейшими вызовами для российской экономики. Ситуация складывается явно не в пользу скорого разрешения хоть каких-либо противоречий, что вызывает серьезный вопрос о существенной диверсификации внешнеэкономических связей России. И основной момент в данном контексте — какую роль сыграет Китай: от него зависит, будет ли сформирован новый центр силы на международной арене.

НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЬ!

Именно так официальный представитель министерства коммерции КНР Гао Фэн прокомментировал давление на компании его страны со стороны США, вызванное стремлением действующей администрации Белого дома заставить китайскую сторону поддержать экономическую войну коллективного Запада против России.

Представитель Пекина заявил, что Вашингтону следует отказаться от политизации торгово-экономических отношений, и призвал создать справедливую и стабильную рыночную среду для компаний всего мира.

Чиновник посетовал, что США продолжают подавлять деятельность телекоммуникационных компаний КНР, не имея на то никаких фактических оснований, и пообещал, что Пекин примет необходимые меры для решительной защиты законных прав и интересов своего бизнеса.

При этом Гао Фэн отметил, что "Китай продолжит осуществлять регулярное торгово-экономическое сотрудничество и с РФ, и с Украиной", руководствуясь "принципами взаимного уважения и обоюдной выгоды".

Это стало ответом на высказанные ранее угрозы американских чиновников в том духе, что США не позволят Пекину оказывать материальную и экономическую помощь России, чтобы она могла противостоять санкциям. Делегация США в ходе состоявшихся в Риме консультаций с китайской стороной потребовала осудить военную операцию ВС РФ на Украине, дав понять, что нейтральная позиция Пекина в этом вопросе будет восприниматься Вашингтоном как поддержка действий Москвы.

Ранее министр финансов России Антон Силуанов заявил, что коллективный Запад давит на Китай, чтобы ограничить доступ к российским резервам в юанях."Не родился ещё тот Салливан (советник президента США Джек Салливан, который озвучил угрозы — ред.), который может угрожать великим странам, таким как Россия и Китай, — заявила 17 марта официальный представитель МИД России Мария Захарова. — Это классическое хамство американской элиты… Менторский тон, теперь он сменился уже просто угрозами со стороны высокопоставленных американских чиновников. Они уже не удивляют никого, они возмущают".

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Все лидеры США, начиная с Ричарда Никсона, который в 1972 году посетил КНР и лично встретился с "великим кормчим" Мао Цзэдуном, старались взаимодействовать с Пекином на особом уровне и всячески развивать двустороннее сотрудничество. Изначальной основной для такого развития событий стал разгар "холодной войны" между Западом и СССР, совпавший с резким охлаждением взаимоотношений Пекина и Москвы.

Политическая поддержка со стороны Вашингтона, которая принесла Китаю значительные дивиденды, потеряла актуальность после полного демонтажа мировой социалистической системы в 1991 году. Однако не ослабло экономическое взаимодействие. Наоборот, в девяностые годы прошлого века и в последующие два десятилетия торговые и прочие экономические связи укреплялись, а контакты в сфере торговли и в экономике в целом становились все теснее. Активное сотрудничество ведущей капиталистической державы (с ее огромными финансовыми возможностями и развитыми промышленными технологиями) и живущей в рамках жесткой административно-командной системой управления страны (с ее почти безграничными возможностями в смысле привлечения дешевой рабочей силы) стало генерировать беспрецедентную по своим масштабам синергию.

Взаимную зависимость экономик двух стран в настоящее время самым наглядным образом характеризуют два факта. Товарооборот между Китаем и США в 2021 году вырос на 28,7% относительно предыдущего, "ковидного" 2020-го, до 755,6 млрд долларов (или 12% от общего объема внешней торговли КНР). А суммарная стоимость долларовых активов, принадлежащих Китаю, превышает 3 трлн долларов.

Однако в политическом разрезе между двумя державами существуют мощные противоречия. Вашингтон давно и настойчиво критикует Пекин за политику в отношении уйгуров и тибетцев, регионы компактного проживания которых в составе КНР для властей страны являются безусловными неотъемлемыми частями Китая, в то время как эти две группы нацменьшинств в определенной степени проявляются сепаратистские настроения. Поддержка таких устремлений воспринимается Пекином весьма болезненно, а их поддержка со стороны определенных влиятельных кругов в США — как прямой вызов суверенитету КНР.

В геополитике "камнем преткновения" является островной Тайвань, несколько десятилетий представляющий собой де-факто независимое государство с довольно мощной для страны с населением 23 млн человек экономикой и военно-промышленным комплексом. Пекин не признает независимость Тайваня, но для Вашингтона существующий статус-кво представляет собой важный фактор влияния в регионе: власти "мятежного" острова связывают вопрос сохранения суверенитета именно с политической поддержкой со стороны США, которая в случае "горячего" конфликта с КНР вполне может вылиться в военную.

ВТОРАЯ ЭКОНОМИКА

Впрочем, время от времени официальные представители Вашингтона стараются "забыть" о противоречиях в политической области. Белый дом неоднократно выражал явную готовность ситуативно игнорировать неудобные вопросы политического свойства, когда США требовалась определенная поддержка со стороны Китая. Так, в период президентства Барака Обамы, на которое пришлось присоединение Крыма к России, Вашингтон уже пытался "зондировать почву" на предмет поддержки Пекином санкционной политики в отношении Москвы. Это не привело к тому эффекту, которого желала администрация Белого дома, несмотря на сильную взаимную зависимость двух держав в экономике.

И одна из основных причин лежит как раз в экономической плоскости. Китай стал второй по величине экономикой мира и готов превратиться в первую, основательно закрепившись на ведущей позиции и сменив в этой роли США, что Вашингтон рассматривает как смертельную угрозу своим интересам. И президентство Дональда Трампа, ознаменовавшееся инициированной Белым домом экономической войной между Вашингтоном и Пекином, оказалось наглядным тому примером.

А перспективы Вашингтона по усилению давления на Пекин в контексте поддержки в той или иной форме нынешних антироссийских санкций зависят и от последствий для экономической ситуации в самих США. А она все сложнее. И удорожание автомобильного топлива на заправках, которая наблюдается в течение уже нескольких месяцев, является лишь одним из аспектов. Важным показателем неблагоприятного развития событий служит вполне ощутимая для большинства рядовых граждан Штатов инфляция.

ПЕРСПЕКТИВЫ ДАВЛЕНИЯ ВАШИНГТОНА НА ПЕКИН

"Мы достаточно скептически оцениваем вероятность успеха США в этом вопросе, — указывает президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич. — Китайцы — очень практичная нация и просчитать экономические последствия своих решений на несколько шагов вперед для них не представляет труда".

Ни для кого не секрет, что Россия — один из ведущих поставщиков нефти в мире, указывает эксперт.

"Теоретически, отказаться от российских углеводородов можно в любой момент, — рассуждает он. — Однако заполнить образовавшийся дефицит в короткие сроки не получится". Даже если будет достигнут прогресс в этом вопросе с Ираном и Венесуэлой, их мощностей не хватит, чтобы "покрыть" 4,3 млн баррелей в сутки российской нефти, уверен Манкевич. Это неминуемо приведет к удорожанию нефти на мировом рынке до уровня 175-200 за баррель, что не сулит ничего хорошего для китайской экономики, резюмирует глава РАСПП. В конце прошлого года Китай уже столкнулся с энергетическим кризисом из-за недостатка угля и удорожания дизеля, напоминает он. А повышение цен на нефть рискует сорвать планы Коммунистической партии Китая (КПК) по достижению роста ВВП в 2022 году на 5,5%, предостерегает специалист.

Эту точку зрения полностью разделяет генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. "Давление США на Китай, на мой взгляд, будет иметь весьма ограниченную эффективность, — полагает он. — Отчасти в связи с тем, что КНР не упустит возможности банально заработать на наших проблемах, например — с удовольствием покупая нашу нефть с дисконтом, который сейчас образовался". Китай неплохо умеет зарабатывать на санкциях, что наглядно показывают примеры взаимодействия с Ираном и Венесуэлой, указывает эксперт. "Надеюсь, дело не дойдет до "иранских" историй с отключением транспондеров и необходимостью держать "серый" флот танкеров… Пока мы видим все в цивилизованных вариантах", — отмечает он. Но этим аспектом дело не ограничивается.

"Китай сейчас активно приобретает, в том числе, Urals, которая ему не особо нужна, но почему бы не брать, если есть хороший дисконт?— рассуждает глава ФНЭБ. — У Китая есть свои интересы, и он будет прагматично эти интересы отстаивать. Тем более, что США своими действиями "загоняют" цены вверх, а КНР — крупнейший в мире импортер нефти". Когда говорят, что Китай от существующей ситуации сильно выигрывает, это не совсем так, указывает Симонов. "При цене 100-110 долларов за баррель с перспективой удорожания до 150-180 дисконт не слишком поможет", — отмечает он.

"Кроме того, у подобного решения есть и репутационные риски, — уверен Манкевич. — КНР позиционирует себя как главного соперника США и соглашаться на их условия для Пекина равнозначно демонстрации собственной слабости".

Аналогичного мнения придерживается президент ФНЭБ. Китай не будет "прогибаться" даже не потому, что сейчас у него есть возможность приобретать сравнительно дешевую нефть, считает он. "Если сейчас он "прогнется" под американским давлением, то завтра "растопчут" его самого, — уверен эксперт. — И Пекин прекрасно понимает, что настал момент, когда надо выставлять "ребро жесткости". Если сейчас Вашингтон "сломает" Пекин и заставят его присоединиться к антироссийским санкциям, то дальше никакой борьбы Китая с США не будет, а следующим объектом американских притязаний станет сам Китай, считает Симонов. "Возможно, даже жестче, чем Россию", — допускает специалист.Так что Пекин, конечно, осознает, что Россия в настоящий момент в политической плоскости борется, в том числе, и за его интересы, уверен он.

"Стоит признать, что крупнейшие государственные банки Китая, вероятно, не будут рисковать, финансируя закупки российских товаров, поскольку их собственные международные операции требуют доступа к долларовым транзакциям", — констатирует Манкевич. Пока открыто о своем решении не выдавать долларовые аккредитивы заявили Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) и Bank of China, указывает он. "Тем не менее небольшие китайские банки, не имеющие международных операций, могут переориентироваться на обслуживание бизнеса с Россией, — считает эксперт. — Кроме того, Китай обладает богатым опытом закупки иранской нефти в обход эмбарго США и, полагаю, Пекину будет не слишком трудно наладить поставки из приграничных регионов России. Кроме того, Китай вполне может создать специальный банк для расчетов в России (по аналогии банка для транзакций с Ираном), правда, это займет некоторое время".

Еще более категоричен относительно перспектив продаж нефти Симонов. "Вероятен ли обход Китаем ограничений в области закупок нефти?— задается вопросом он. — Да проводить параллель с Ираном в данном случае вообще не уместно! В случае с Ираном речь о санкциях ООН, они глобальные". В отношении России никаких общемировых ограничений нет, есть односторонние санкции Запада, напоминает специалист. "С какой стати Пекину к ним присоединяться? На основании каких легальных международных процедур?" — задается вопросами глава ФНЭБ. Он напоминает: в ходе прошедшей на днях в Риме двусторонней встречи представитель Китая поинтересовался, чем, кроме своих индивидуальных интересов, Вашингтон мотивирует свою позицию.

Однако заметного роста китайских инвестиций в Россию специалист не ожидает, полагая, что Пекин будет аккуратно присматриваться к ситуации. Китаю российская сторона делала очень хорошие предложения, уточняет Симонов. Скорее всего, поведение КНР в разрезе перспективных инвестиций в Россию будет сводиться к тактике выжидания, полагает он.

ОЩУТИМЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

"Ограничения на поставки электроники даже более чувствительны для российской экономики, чем запрет на экспорт авиационных компонентов или автомобилей, — считает президент РАСПП Виталий Манкевич. — По двум последним направлениям у нас есть собственные наработки, тогда как микроэлектроника в России почти вся импортная". Китай обеспечивает около 30% российского импорта чипов, более 50% компьютеров и 60% российского рынка смартфонов, указывает эксперт.

"Вероятнее всего, Китай может пойти на частичный отказ от поставок в Россию электроники, поскольку сам зависит от импорта американских технологий и комплектующих, — рассуждает специалист. — На ум сразу приходит печальная история Huawei. Всего за год после введения санкций США компания потеряла почти 30% продаж и выпала за пределы пятерки ведущих поставщиков мобильных телефонов в Китае". Пекин усвоил урок и дважды совершать одну и ту же ошибку не станет, полагает Манкевич.

Однако санкции США затрагивают только продукцию, производимую с использованием американских технологий и оборудования, уточняет эксперт. "Китайцы же знамениты своей уникальной способностью копировать технологические ноу-хау, — напоминает он. — На примере автомобилей понятно, что процесс это не быстрый, однако в перспективе заместить американскую и тайваньскую электронику Китаю под силу, а запретить экспортировать "собственные" разработки Пекину никто не может".

Возможно, производители полупроводниковой и транзисторной продукции, работающие по американским технологиям и на рынок США будут вынуждены присоединиться к американским санкциям из-за опасения вторичных санкций, предполагает глава РАСПП.

Что касается экономических взаимоотношений с Тайванем, который обслуживает ведущие технологические корпорации США, то едва ли этот фактор может стать инструментом давления США на КНР, полагает Манкевич. Тайвань — намного более чувствительный аспект для самого Вашингтона, указывает он. "Поэтому есть шанс, что Китай, скорее, сам станет использовать Тайвань в качестве предмета торга", — рассуждает специалист.

Автор Олег Кривошапов

Источник: ПРАЙМ, 19.03.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики