Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Что будет с Польшей без российского газа

Что будет с Польшей без российского газа

В Польше заявили, что не видят возможности для оплаты за российский газ в рублях. Если Москва не пойдет на уступки, то Варшава может стать первой в Европе, кто решится разорвать газовый контракт. Польские политики наконец исполнят свою давнюю мечту – откажутся от российского газа не только на словах, но и на деле. Только последствия для польской экономики и польских граждан будут катастрофичными.

Председатель правления польского нефтегазового концерна PGNiG Павел Маевский не видит возможности рассчитываться за российский газ в рублях. «Особо такой возможности нет», – сказал Маевский в четверг.

Если Россия не приемлет такой ответ, то это значит, что Польше придется разорвать контракт с Россией и отказаться от закупки российского газа. «Пока непонятно, насколько твердую позицию займет Россия. Скажет ли она, что есть варианты расчетов, например, через клиринговые платежи с эквивалентом к золоту, криптовалюту и другое. Если Россия не пойдет на уступки, тогда Польша лишится российского газа», – считает старший научный сотрудник Финансового университета при правительстве России и ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

Формально это именно то, о чем многие годы польские политики мечтали на словах. К тому же долгосрочный контракт с Газпромом заканчивается в декабре 2022 года. Варшава неоднократно заявляла, что не будет продлевать этот договор с Россией. У польских политиков появился шанс исполнить свою заветную мечту раньше – прямо сейчас. Другое дело, что для польской промышленности и польского населения это обернется печальными последствиями.

Польша потребляет 20 млрд кубометров газа, и половину от этого покрывает импортный российский газ в рамках долгосрочного контракта с Газпромом. Многие годы Польша предпринимает различные шаги для того, чтобы подготовиться к дню икс – окончанию соглашения в декабре 2022 года. Для диверсификации поставок газа был построен СПГ-терминал в Свиноустье для приема дорогого, но зато не российского газа. Чтобы польские компании стали покупать этот дорогой СПГ, Варшаве даже пришлось принять специальный закон и обязать их это делать в определенном объеме.

Кроме того, с подачи поляков строится газопровод Baltic Pipe мощностью 10 млрд кубометров газа в год для поставок газа в Польшу с норвежского шельфа.

Наконец, Варшава сотрудничает с Литвой, у которой имеется плавучий СПГ-терминал. Между двумя странами строится интерконнектор, который даст возможность Польше транспортировать СПГ, приходящий в Литву.

Однако Польша планировала отказаться от покупки российского газа только с 2023 года – после окончания соглашения с Газпромом. Одномоментный отказ от него сейчас будет крайне болезненным решением.

СПГ-терминал в Польше имеет мощность в 5 млрд кубометров газа, и эти объемы уже сейчас потребляются. Поляки планируют расширить мощности терминала на 2,5 млрд кубометров, что может дать новые объемы газа. Однако пока ни мощностей, ни контрактов на поставку новых объемов СПГ у Польши нет. А найдется ли на мировом рынке СПГ именно для Польши в условиях уже имеющегося дефицита газа на мировом рынке – большой вопрос. Не говоря уже о том, что этот СПГ придется покупать по крайне высоким ценам. Уже сейчас цены на споте значительно превышают 1000 долларов за тысячу кубометров. А если даже одна Польша официально разорвет сейчас контракт с Газпромом, это приведет к новому резкому всплеску газовых цен.

Что касается интерконнектора между Литвой и Польшей, то он частично заработает лишь с 1 мая, а полностью труба должна начать эксплуатироваться не раньше октября 2022 года.

Плюс ситуация с литовским СПГ-терминалом такая, что его мощности забронировали уже на весь текущий год. Это значит, что места для Польши здесь особо нет.

В Литву приходит СПГ из России, Норвегии и США. Но с марта там перестали принимать российский СПГ. Мощностями терминала в 2021 году пользовались четыре предприятия из Литвы, два – из Эстонии и одно – из Норвегии. Если часть поставок на литовский СПГ-терминал отдадут Польше, то значит, что кто-то другой лишится этих поставок. То есть «подвинуться» придется самой Литве, Норвегии или Эстонии. Эстония считает, что именно ее лишат СПГ. Литовский СПГ-терминал – самый близкий к ней, поэтому эстонцы не хотели бы лишаться своего «куска» пирога из-за Польши.

Даже если исключить все эти проблемы, то оба СПГ-терминала могут дать небольшие дополнительные объемы для замещения российского газа в районе 3-4 млрд кубометров. И не сейчас, а в более отдаленной перспективе. Этого все равно недостаточно для покрытия выпадающих российских объемов газа – ни сейчас, ни потом.

Газопровод Baltic Pipe еще не достроен. Его планировали запустить только к концу 2022 года. При этом строительство трубы было приостановлено из-за неполучения экологического разрешения от Дании, так как труба проходит в ее водах. Это разрешение строители получили буквально в этом месяце, и только должны возобновить стройку.

 

«Даже если они поднажмут, то все равно впереди долгие весенние, летние и осенние месяцы, когда Baltic Pipe не будет работать. Кроме того, газопровод выходит на полную мощность обычно постепенно, то есть сразу прокачивать 10 млрд кубометров не получится», – говорит Митрахович.

 

В Варшаве отмечают, что Baltic Pipe будет вводиться в эксплуатацию в два этапа. С 1 октября 2022 года труба заработает лишь на 2-3 млрд кубов в год, а на полную мощность труба выйдет с 1 января 2023 года. Однако на практике может быть иначе. «Поляки, судя по новостям, не смогли забронировать всю мощность газопровода. Поэтому есть большие сомнения, что все эти 10 млрд кубометров реально придут в Польшу из Норвегии», – говорит Митрахович. Пока поляками законтрактовано лишь 2-3 млрд кубометров.

В любом случае надо понимать, что по этой трубе планируется транспортировать не новый норвежский газ, потому что у Норвегии нет возможности нарастить так сильно объемы добычи. «Речь идет о том, что по Baltic Pipe перенаправят норвежский газ, который не получит Германия. А не новый абстрактный газ из Норвегии», – говорит эксперт.

Это значит, что Германия может лишиться части норвежского газа, и единственный способ для нее восполнить потерю будет нарастить импорт из России (если исключить экономическое самоубийство Германии в виде полного отказа от российского газа). Учитывая, что «Северный поток – 1» и так работает на полную мощность, а «Северный поток – 2» заблокирован, то Германии придется наращивать поставки российского газа через газопровод «Ямал – Европа», который проходит через польскую территорию. Эта труба теперь используется в основном для маневрирования спросом и используется, когда спрос в Европе на газ увеличивается, и она готова брать больше, чем проходит по «Северному потоку – 1», «Турецкому потоку» и украинской трубе.

 

Для Польши рост поставок в Германию по «Ямалу – Европе» несет двойной выигрыш. Во-первых, Польша сможет заработать на транзите, который станет более стабильным. Во-вторых, Варшава попытается отбирать часть российского газа из трубы в рамках бумажных договоренностей о поставках газа из Германии. Речь идет о виртуальном реверсе по аналогии с Украиной.

 

То есть Польша будет покупать «излишки» газа у Германии, но физически поляки будут отбирать эти объемы из транзитной трубы. Это не новая схема, она работает и сейчас. В статистике Польши указываются поставки газа из Германии, отмечает Митрахович.

Эта схема позволит Польше опосредованно продолжать получать российский газ. Другой вопрос, о каких объемах может идти речь. Это будет зависеть от потребностей самой Германии – какие «излишки» будут на ее рынке. Стабильными такие поставки вряд ли можно назвать.

Польша – как страна с крупнейшими запасами угля в Европе – могла бы перевести свои станции с газа на уголь. Однако, по мнению эксперта, далеко не все ТЭС можно перевести как минимум быстро. К тому же Польша зависит не только от российского газа, но и от российского угля.

«Польша заигралась в либерализацию рынка и реформировала угольную отрасль так, что сделала инвестиции в нее невыгодными, а «зеленая» повестка окончательно добила промышленность. Польша добилась статуса нетто-импортера, когда ей приходится импортировать уголь, в том числе из России. Причем как уголь газовой группы, так и антрацитовой», – отмечает Станислав Митрахович.

Согласно последним данным об энергобалансе Польши, опубликованным Агентством энергетического рынка (ARE), доля электроэнергии, вырабатываемой из угля, составляет более 10% в 2021 году. В первом полугодии страна импортировала 6,2 млн тонн угля, и большую часть – 4 млн тонн – из России, плюс 1,15 млн тонн из Австралии.

Таким образом, возможности Польши быстро заместить порядка 10 млрд кубометров российского газа в годовом выражении невелики. «Это значит, что Польше придется отключать частично или всю промышленность», – говорит Митрахович. Остановка промышленности приведет не только к энергетическому, но и сильнейшему экономическому кризису, всплеску инфляции и т. д. «Например, польский производитель азотных удобрений «Группа Азоты», вероятно, остановится полностью, потому что удобрения делают из газа. А это важная часть польской экономики. Пострадают польские фермеры, потому что в ЕС и так дефицит удобрений, да и стоят они дорого, а уже начинается весенняя посевная», – говорит собеседник.

Если даже остановки всей промышленности окажется недостаточно, то Польше придется готовиться к веерным отключениям коммунальных объектов от электричества. «Вероятно, в стране есть какие-то запасы газа, и это произойдет не сразу, но летний пик потребления будет пройти сложно. Речь идет о нормировании потребления электричества населением, когда каждый регион получает свет лишь в определенные часы. Это примерно, как было в 2016 году в Крыму, когда украинская сторона подорвала ЛЭП, которая шла из Херсона», – рассказывает эксперт ФНЭБ. Только польские власти сами доведут до этого страну. «Как в этой ситуации будут реагировать польские потребители – тоже интересный вопрос», – заключает эксперт, намекая на социальное недовольство из-за экономических проблем и сильного ухудшения жизни простых поляков.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 25.03.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики