Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Стало известно, каким странам достанется российский газ, от которого откажется Европа

Стало известно, каким странам достанется российский газ, от которого откажется Европа

Росатом претендует на лидерство в создании отечественных крупнотоннажных СПГ-заводов

Если Европа откажется от российского газа, страна направит этот энергоресурс другим государствам — недостатка желающих его купить не будет, считают в Кремле.

«Мы живем под санкциями десятилетиями. Мы к этому привыкли… Что касается газа, мы будем пытаться экспортировать его в другие страны. Газ много кому нужен», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в интервью французскому телеканалу LCI.

В то же время, американские бизнесмены раскрыли глаза политикам ЕС: «На строительство новых мощностей по производству СПГ уходят годы, и до середины десятилетия США не смогут обеспечить потребности Европы в газе в достаточном количестве».

— Но и нашей стране потребуются годы, чтобы найти новые рынки сбыта и, главное, создать собственные технологии и оборудование для строительства крупнотоннажных СПГ-заводов, — считает ведущий эксперт Финансового университета при правительстве России и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков

— Почему европейцы сейчас часто говорят об отказе от нефти и угля? Потому что эти энергоносители перевозить легко — загрузил в танкер или сухогруз, и отвез на азиатские, например, рынки. А тот, кто раньше поставлял на азиатские рынки, он, соответственно, отправит в Европу вместо российских поставок. И так постепенно, может, с какими-то перебоями, но, тем не менее, поменяемся рынками сбыта.

Это сейчас с Соединенными Штатами происходит, откуда объемы нефти и нефтепродуктов, которые мы туда поставляли, сейчас уходят, в основном, на индийский рынок, в Китай и другие страны. То есть, постепенно мы перенаправляем эти объемы на другие рынки. А, соответственно, кто поставлял нефть в Индию, он перебрасывает ее на США. По первичной статистике это, в основном, Саудовская Аравия. Она нас заменяет в США, а мы уходим на те рынки, откуда она ушла. По нефти и углю это возможно. К тому же, в Европе и объемы значительно меньше, чем у нас в торговле с Соединенными Штатами было. Поэтому это долго будет происходить, болезненно, но, тем не менее, это может произойти.

А вот с газом такого произойти не может, потому что его транспортировать гораздо сложнее. Ведь быстро развернуть газопроводы нельзя, надо строить новые. И СПГ-заводов у нас, чтобы перекинуть хоть сколько-то из объемов, которые сейчас поступают в Европу по газопроводам, тоже недостаточно.

У нас сейчас, практически, два крупных СПГ-завода — на Сахалине и Ямале, которые работают на собственной ресурсной базе и вообще не подключены к единой газотранспортной системе, по которой газ уходит в Европу.

Поэтому невозможно сейчас мгновенно никуда перенаправить те объемы газа, которые идут в Европу. Но, чтобы построить газопровод «Сила Сибири-2» из Западно-Сибирских месторождений, откуда газ сейчас идет в Европу, сначала надо подписать соответствующие контракты с Китаем, а во-вторых надо чисто физически построить газопровод «Сила Сибири-2» в Китай с транзитом через Монголию. На это уйдет не один год. Вот, и американцы сказали европейцам, что у них следующие СПГ-заводы будут в период с 2025 по 2029 годы. Нам тоже, примерно, три года потребуется, чтобы построить новый газопровод в Китай.

«СП»: — Этот новый газопровод сможет вобрать в себя европейские объемы?

— Нет. В прошлом году мы в Европу поставили примерно, 150 млрд. кубометров газа, а «Сила Сибири-2» планируется под 50 млрд., это только 30%.

В идеале — надо строить СПГ-заводы, чтобы иметь гибкость поставок, можно будет быстро менять направления — хочешь, направь на запад, а хочешь — на восток или в Южную Америку, куда хочешь. Но у нас нет собственных технологий по строительству крупнотоннажных СПГ-заводов. На Сахалине построила компания Shell по своей технологии.

А завод Ямал-СПГ построен по американской технологии с иностранным оборудованием. «Арктик СПГ-2», который сейчас строится на базе технологий немецкой компании Linde, и, опять же, с иностранным оборудованием. То есть, все иностранное. Мы сами, по своей технологии можем строить только малотоннажные и среднетоннажные СПГ-заводы. Например, 4-я очередь Ямал-СПГ построена как раз по технологии компании «НОВАТЭК» «Арктический каскад» на базе иностранного оборудования. Но он мощностью 0,9 млн. кубометра. В то время, как остальные три очереди — про 5 млн. кубометров каждая.

И то, председатель правления «НОВАТЭК» Леонид Михельсон ругал качество оборудования: мягко говоря, нашим российским заводам еще есть куда расти. Они долго-долго не могли запустить 4-ю очередь, потому были прерывания, длительные пуско-наладочные работы. В общем, пока мы не можем аналогичного объема, аналогичного качества создавать СПГ-заводы. Вот это — стратегическая цель: как можно быстрее создать собственную технологию и наладить выпуск оборудования для строительства крупнотоннажных СПГ-заводов.

«Росатом» отчитался, что он испытал насос для СПГ, который впервые в России был создан. Но нужно еще много-много чего, поскольку эта индустрия в международном масштабе выстраивалась очень долго. И то, в мире только где-то пять компаний, которые обладают технологией по крупнотоннажным СПГ-заводам. Поэтому надо самим создавать, никуда тут не денешься. Сейчас «Росатом» заявляет о готовности стать здесь лидером, посмотрим, как ему это удастся.

«СП»: — Но пока все это только раскручивается, ЕС может нам сделать «очень больно», если все же решится отказаться от наших поставок газа?

— В том-то для европейцев и проблема, что, если они откажутся от нашего газа, то мы сократим его добычу, тогда в глобальном масштабе возникнет еще больший дефицит. Из-за этого весь оставшийся газ в мире станет в разы дороже. А заменить Россию чисто физически некем. Мы ни с кем не можем быстро поменяться рынками сбыта. И оставшийся газ на мировом рынке будет делиться на большее количество стран. Поэтому европейцы и не вводят эмбарго на российский газ.

Вот если российские нефть и уголь они запретят, то это все переживут более-менее нормально. Эти наши энергоресурсы уйдут на какой-то другой рынок, вытеснят с него какого-то другого производителя, который придет на европейский рынок. А вот с газом, как я уже сказал, такую рокировку провести невозможно. Поэтому Евросоюзу нужны будут годы, чтобы найти другого производителя, другого поставщика, а нам будет нужно найти другой рынок сбыта. В любом случае, это будет происходить — в какой-то мере.

Потому что, чем бы нынешний кризис не закончился, осадочек, скажем так, останется. Европейцы не захотят никогда критически зависеть от российских энергоносителей, как это происходит сейчас. Поэтому в любом случае они будут сокращать зависимость, как минимум. Может, не полностью откажутся, но сокращать на своем рынке долю российских энергоносителей ЕС будет. И нам также, в любом случае надо искать новые рынки сбыта.

«СП»: — В Индию тоже трубу потянем?

— Это слишком длинный и сложный маршрут получится. А самое главное, чтобы в Индию газопровод протянуть, надо через такие, скажем, неспокойные страны, как Афганистан проходить. Никто не будет гарантировать охрану газопровода на территории Афганистана. К тому же, Туркменистан просто не пропустит российскую транзитную трубу через свою территорию, потому что он сам хочет построить газопровод в Индию. В этом плане мы конкуренты, и, я думаю, в Индию нашего газопровода никогда не будет.

В Индию поставляются наши нефть и уголь. А поставки туда СПГ — тоже очень далеко получается. И нам там сложно конкурировать с Катаром, который у них под боком находится. Поэтому индийский газовый рынок, наверное, рассматривать не стоит. Нам выгодно там строить атомные электростанции. Выгодно, чтобы туда как раз оттягивался тот же СПГ из Катара, а не конкурировал с нами на других рынках. Это, например, рынки азиатских стран. Вот пусть катарский газ в Индию и поставляется. Для нас Индия сейчас рассматривается как дополнительный рынок сбыта угля и нефти.

А вот Китай может вобрать в себя и российские трубопроводные поставки газа, и поставки СПГ. И мы рассчитываем, что Китай будет расширять все линейки закупок наших углеводородов.

Автор: Валерий Цыганков

Источник: Свободная пресса, 08.04.2022


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2022 году и перспективы 2023 года
2022 год оказался тяжелейшим для нефтегазовой индустрии России. После 24 февраля на нее обрушились жесточайшие санкции. При этом их влияние оказалось довольно разным. В 2023 год отрасль входит с тревогой. Готовится эмбарго на нефтепродукты. ЕС намерен продолжать сокращение закупок российского газа, что неизбежно скажется на выручке. Запуск новых СПГ-заводов оказывается под вопросом из-за технологических санкций. Отдельная тема – что происходит с зеленой повесткой. Имеет ли смысл сейчас продолжать настаивать на ускоренном энергопереходе в России – большой вопрос.
«Газпром» на передовой экономических и политических битв с Европой
Европейские чиновники уверяют, что уже научились жить без российского газа, и в 2023 году сведут его покупки вообще к условным величинам. Их главная надежда – сжиженный природный газ. Сегодня ЕС должен принять принципиальное решение: прошел ли он точку невозврата в газовых отношениях с Россией и уверен ли, что его экономика выдержит без трубопроводных поставок газа из РФ. Или, наоборот, Европа все же осознает, что газовый баланс не сойдется, да и плата за такой резкий бросок в строну СПГ будет чрезмерной. Важнейшим фактором для принятия решения будет оценка потенциального объема СПГ, который появится на рынке до конца текущего десятилетия.
Нефтяной сектор России под санкционным давлением: уроки выживания
Санкционное давление на российскую нефтянку нарастает. 5 декабря вступило в силу эмбарго на морские поставки нефти из России в ЕС. Одновременно заработал и механизм price сap, придуманный США и поддержанный странами G7, ЕС, Австралией, Норвегией и Швейцарией. А ведь это далеко не первые санкции, введенные против отрасли после начала СВО. Доклад ФНЭБ позволит подвести первые итоги реакции нефтяной промышленности на жесткие санкции и понять, насколько успешным является противостояние этому давлению.
Арктические проекты в контексте энергетического разворота на восток
События 24 февраля 2022 года, с одной стороны, радикально переписали экономическую повестку, с другой, позволили понять, в каком реальном состоянии находятся проекты, на словах вроде бы активно развивавшиеся уже много лет. Если до жестких санкций можно было закрывать глаза на темпы реализации планов, о которых постоянно говорили с высоких трибун, то теперь от их состояния без всякого преувеличения зависит судьба российской экономики. Одним из них является Арктика.
Зеленая повестка в России в новую политическую эпоху
Начало СВО (специальной военной операции после 24 февраля 2022г.) на территории Украины привело к беспрецедентному обострению отношений с Западом, в том числе и с ЕС. Естественно, возник вопрос и о зеленой повестке. Энергетические консерваторы стали уговаривать кабмин поддержать традиционную энергетику в период жестких санкций и отказаться на время от опасных экспериментов, нацеленных на изменения энергобаланса. Однако лагерь зеленых догматиков вовсе не выглядит парализованным. Он продолжает креативить новые аргументы в пользу сохранения тренда на ESG. Поэтому в реальности борьба двух лагерей продолжается. И за каждым из них стоят свои группы влияния и серьезные бенефициары.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики