Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Стало известно, каким странам достанется российский газ, от которого откажется Европа

Стало известно, каким странам достанется российский газ, от которого откажется Европа

Росатом претендует на лидерство в создании отечественных крупнотоннажных СПГ-заводов

Если Европа откажется от российского газа, страна направит этот энергоресурс другим государствам — недостатка желающих его купить не будет, считают в Кремле.

«Мы живем под санкциями десятилетиями. Мы к этому привыкли… Что касается газа, мы будем пытаться экспортировать его в другие страны. Газ много кому нужен», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в интервью французскому телеканалу LCI.

В то же время, американские бизнесмены раскрыли глаза политикам ЕС: «На строительство новых мощностей по производству СПГ уходят годы, и до середины десятилетия США не смогут обеспечить потребности Европы в газе в достаточном количестве».

— Но и нашей стране потребуются годы, чтобы найти новые рынки сбыта и, главное, создать собственные технологии и оборудование для строительства крупнотоннажных СПГ-заводов, — считает ведущий эксперт Финансового университета при правительстве России и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков

— Почему европейцы сейчас часто говорят об отказе от нефти и угля? Потому что эти энергоносители перевозить легко — загрузил в танкер или сухогруз, и отвез на азиатские, например, рынки. А тот, кто раньше поставлял на азиатские рынки, он, соответственно, отправит в Европу вместо российских поставок. И так постепенно, может, с какими-то перебоями, но, тем не менее, поменяемся рынками сбыта.

Это сейчас с Соединенными Штатами происходит, откуда объемы нефти и нефтепродуктов, которые мы туда поставляли, сейчас уходят, в основном, на индийский рынок, в Китай и другие страны. То есть, постепенно мы перенаправляем эти объемы на другие рынки. А, соответственно, кто поставлял нефть в Индию, он перебрасывает ее на США. По первичной статистике это, в основном, Саудовская Аравия. Она нас заменяет в США, а мы уходим на те рынки, откуда она ушла. По нефти и углю это возможно. К тому же, в Европе и объемы значительно меньше, чем у нас в торговле с Соединенными Штатами было. Поэтому это долго будет происходить, болезненно, но, тем не менее, это может произойти.

А вот с газом такого произойти не может, потому что его транспортировать гораздо сложнее. Ведь быстро развернуть газопроводы нельзя, надо строить новые. И СПГ-заводов у нас, чтобы перекинуть хоть сколько-то из объемов, которые сейчас поступают в Европу по газопроводам, тоже недостаточно.

У нас сейчас, практически, два крупных СПГ-завода — на Сахалине и Ямале, которые работают на собственной ресурсной базе и вообще не подключены к единой газотранспортной системе, по которой газ уходит в Европу.

Поэтому невозможно сейчас мгновенно никуда перенаправить те объемы газа, которые идут в Европу. Но, чтобы построить газопровод «Сила Сибири-2» из Западно-Сибирских месторождений, откуда газ сейчас идет в Европу, сначала надо подписать соответствующие контракты с Китаем, а во-вторых надо чисто физически построить газопровод «Сила Сибири-2» в Китай с транзитом через Монголию. На это уйдет не один год. Вот, и американцы сказали европейцам, что у них следующие СПГ-заводы будут в период с 2025 по 2029 годы. Нам тоже, примерно, три года потребуется, чтобы построить новый газопровод в Китай.

«СП»: — Этот новый газопровод сможет вобрать в себя европейские объемы?

— Нет. В прошлом году мы в Европу поставили примерно, 150 млрд. кубометров газа, а «Сила Сибири-2» планируется под 50 млрд., это только 30%.

В идеале — надо строить СПГ-заводы, чтобы иметь гибкость поставок, можно будет быстро менять направления — хочешь, направь на запад, а хочешь — на восток или в Южную Америку, куда хочешь. Но у нас нет собственных технологий по строительству крупнотоннажных СПГ-заводов. На Сахалине построила компания Shell по своей технологии.

А завод Ямал-СПГ построен по американской технологии с иностранным оборудованием. «Арктик СПГ-2», который сейчас строится на базе технологий немецкой компании Linde, и, опять же, с иностранным оборудованием. То есть, все иностранное. Мы сами, по своей технологии можем строить только малотоннажные и среднетоннажные СПГ-заводы. Например, 4-я очередь Ямал-СПГ построена как раз по технологии компании «НОВАТЭК» «Арктический каскад» на базе иностранного оборудования. Но он мощностью 0,9 млн. кубометра. В то время, как остальные три очереди — про 5 млн. кубометров каждая.

И то, председатель правления «НОВАТЭК» Леонид Михельсон ругал качество оборудования: мягко говоря, нашим российским заводам еще есть куда расти. Они долго-долго не могли запустить 4-ю очередь, потому были прерывания, длительные пуско-наладочные работы. В общем, пока мы не можем аналогичного объема, аналогичного качества создавать СПГ-заводы. Вот это — стратегическая цель: как можно быстрее создать собственную технологию и наладить выпуск оборудования для строительства крупнотоннажных СПГ-заводов.

«Росатом» отчитался, что он испытал насос для СПГ, который впервые в России был создан. Но нужно еще много-много чего, поскольку эта индустрия в международном масштабе выстраивалась очень долго. И то, в мире только где-то пять компаний, которые обладают технологией по крупнотоннажным СПГ-заводам. Поэтому надо самим создавать, никуда тут не денешься. Сейчас «Росатом» заявляет о готовности стать здесь лидером, посмотрим, как ему это удастся.

«СП»: — Но пока все это только раскручивается, ЕС может нам сделать «очень больно», если все же решится отказаться от наших поставок газа?

— В том-то для европейцев и проблема, что, если они откажутся от нашего газа, то мы сократим его добычу, тогда в глобальном масштабе возникнет еще больший дефицит. Из-за этого весь оставшийся газ в мире станет в разы дороже. А заменить Россию чисто физически некем. Мы ни с кем не можем быстро поменяться рынками сбыта. И оставшийся газ на мировом рынке будет делиться на большее количество стран. Поэтому европейцы и не вводят эмбарго на российский газ.

Вот если российские нефть и уголь они запретят, то это все переживут более-менее нормально. Эти наши энергоресурсы уйдут на какой-то другой рынок, вытеснят с него какого-то другого производителя, который придет на европейский рынок. А вот с газом, как я уже сказал, такую рокировку провести невозможно. Поэтому Евросоюзу нужны будут годы, чтобы найти другого производителя, другого поставщика, а нам будет нужно найти другой рынок сбыта. В любом случае, это будет происходить — в какой-то мере.

Потому что, чем бы нынешний кризис не закончился, осадочек, скажем так, останется. Европейцы не захотят никогда критически зависеть от российских энергоносителей, как это происходит сейчас. Поэтому в любом случае они будут сокращать зависимость, как минимум. Может, не полностью откажутся, но сокращать на своем рынке долю российских энергоносителей ЕС будет. И нам также, в любом случае надо искать новые рынки сбыта.

«СП»: — В Индию тоже трубу потянем?

— Это слишком длинный и сложный маршрут получится. А самое главное, чтобы в Индию газопровод протянуть, надо через такие, скажем, неспокойные страны, как Афганистан проходить. Никто не будет гарантировать охрану газопровода на территории Афганистана. К тому же, Туркменистан просто не пропустит российскую транзитную трубу через свою территорию, потому что он сам хочет построить газопровод в Индию. В этом плане мы конкуренты, и, я думаю, в Индию нашего газопровода никогда не будет.

В Индию поставляются наши нефть и уголь. А поставки туда СПГ — тоже очень далеко получается. И нам там сложно конкурировать с Катаром, который у них под боком находится. Поэтому индийский газовый рынок, наверное, рассматривать не стоит. Нам выгодно там строить атомные электростанции. Выгодно, чтобы туда как раз оттягивался тот же СПГ из Катара, а не конкурировал с нами на других рынках. Это, например, рынки азиатских стран. Вот пусть катарский газ в Индию и поставляется. Для нас Индия сейчас рассматривается как дополнительный рынок сбыта угля и нефти.

А вот Китай может вобрать в себя и российские трубопроводные поставки газа, и поставки СПГ. И мы рассчитываем, что Китай будет расширять все линейки закупок наших углеводородов.

Автор: Валерий Цыганков

Источник: Свободная пресса, 08.04.2022


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики