Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Игорь Юшков: России дефолт не страшен

Игорь Юшков: России дефолт не страшен

 

Пока западные политики делают громкие заявления, но газ за рубли будут закупать коммерческие компании, считает эксперт Финансового университета при правительстве Российской Федерации и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков

Об этом он сказал в интервью изданию Украина.ру.

- Игорь, первый вопрос связан с разработкой «Газпромом» механизма для перевода оплаты недружественными странами газа в рубли. Речь идет о двух счетах — один валютный, другой рублевый. Расскажите про механизмы, разрабатываемые «Газпромом». Изменит ли этот механизм отношение стран «Большой семерки» к оплате в нашей национальной валюте?

— Механизм меняет систему расчетов, самому «Газпрому» раньше европейцы перечисляли либо доллары, либо евро, в зависимости от того, что было указано в контракте. Теперь непосредственно «Газпром» будет получать только рубли, в этом новшество.

При этом, с другой стороны, механизм довольно комфортен для европейских компаний. Потому что они как передавали непосредственно куда-то в Россию, только раньше «Газпрому», а теперь будут в «Газпромбанк» на свои доллары и евро — им даже самим не придется идти на валютную биржу и менять эти доллары и евро на рубли, а потом рассчитываться с «Газпромом».

По сути, они нанимают «Газпромбанк», чтобы тот, как некий агент, исполнил эти операции. Они перечисляют свои деньги на счет в «Газпромбанке», он меняет их через биржу на рубли, и эти рубли с рублевого второго счета перечисляются «Газпрому» за поставленный газ.

То есть для европейцев цена газа не меняется. Еще когда самое первое заявление было Владимира Путина о переходе на рублевые расчеты, он отдельно подчеркнул, что меняется только один пункт контракта, что формула ценообразования остается прежней, и в этом плане остальные пункты контракта, и объемы, и прочие обязательства — все по-старому остается.

Мы не говорим европейцам: «Теперь вы платите рубли и платите столько, сколько мы скажем». Нет, в этом плане все остается цивилизованно, просто сами расчеты происходят в другой валюте. Поэтому «Газпром» сейчас рассылает всем своим клиентам допсоглашения, в которых написано, что мы, такие-то, соглашаемся с изменением пункта в контракте — о валюте расчета. С другой стороны, единственное, что требуется дополнительно от европейцев, помимо допсоглашения, — это открыть счет в «Газпромбанке» и наладить взаимодействие с ним.

Сейчас, в апреле, газ, который идет, — расчет по нему выставят уже так, чтобы вы оплачивали по новой схеме, перечисляя в «Газпромбанк» валюту, и передавая потом полученные рубли «Газпрому». В начале мая мы увидим исход данного решения. Мы видим, что компании европейские не видят каких-то особых затруднений, для них довольно просто перейти. Все разговоры о том, что «контракт нельзя менять, он незыблем», все это ерунда, потому что контракт меняется постоянно.

Сами европейцы постоянно настаивали на том, чтобы поменять контракт. То их не устраивает формула ценообразования, то под нажимом политического руководства Евросоюза, под нажимом Брюсселя из контрактов вычищали требования о запрете реэкспорта — убрали. Были введены дополнительные пункты о том, что в соседних странах цены на газ по контракту с «Газпромом» не должны сильно отличаться. То есть, контракты — это не святое писание, их постоянно переписывают, поэтому изменить валюту расчета никакой сложности нет. В основном противниками подобного решения являются европейские политики.

Компании им буквально говорят, что вроде ничего особо не меняется, мы вполне можем нормально торговать, потому что газ нам нужен. Но политики всячески критикуют данное решение, говорят, мы не можем пойти на подобные уступки России, и т. д., именно потому, что с российской стороны это является, по сути, ультиматумом. Владимир Путин сказал: мы перейдем с вами на торговлю в рублях, из-за того, что вы сами заблокировали наши золотовалютные резервы, и мы теперь предпочитаем не доверять доллару и евро как валюте расчета. Поэтому это выглядит как ультиматум, и европейские политики — им сложно сказать: «Ну ладно, мы согласны». То есть просто из-за того, что Россия сделала это предложение.

Никаких экономических оснований для отказа у них нет. Это исключительно политические требования. Но, в конце концов, контракты подписывают коммерческие компании, и мы видим некоторые сигналы со стороны европейских политиков о том, что — да, мы против, но мы понимаем, что сейчас мы прожить без российского газа не можем, поэтому мы выразили свое мнение, но решать компаниям. А компаниям они втихаря говорят: «Давайте продолжайте закупать — за рубли так за рубли, потому что без российского газа произойдет радикальное ухудшение уровня жизни в Европе».

- Пока премьер-министр Венгрии объявил о готовности платить за газ в рублях, в Берлине назвали сроки достижения независимости от поставок из России. Таким образом, независимость от угля из России в ФРГ может быть достигнута уже до осени, независимость от нефти — до конца текущего года, и от газа — до лета 2024 года. Об этом заявила на брифинге в Берлине представитель Минэкономики ФРГ Сюзанна Унград. Она также добавила, что отказ от российских энергоносителей потребует национального приложения сил. О чем идет речь, о каком национальном приложении сил, является ли это заявлением, прямым отказом платить в рублях?

— Думаю, что нет. Отказываться от оплаты в рублях они не станут, и как раз эти все планы, что «мы когда-нибудь достигнем независимости от российского газа», указывают на то, что фактически они признают, что — «сейчас мы это сделать не можем, к 2024 или 2027 году, как раньше называлось, но не сейчас». И это признание того, что — «да, мы подпишем изменение в контракт, мы будем рассчитываться в рублях, потому что деваться некуда».

А дальше тоже большой вопрос. Как они собираются достигать этой независимости от России, особенно когда они называют такие периоды, как 2024 год? Что там произойдет? Потому что, если вы ищете альтернативного поставщика газа — это значит, что вы, по всей видимости, говорите об СПГ, потому что в Норвегии добыча будет падать, Азербайджан увеличить объем поставки не может, Алжир тоже. Вот это единственные три, кроме России, трубопровода.

Собственная добыча в Европе падает уже много лет, поэтому говорить о том, что «мы сейчас месторождения найдем», якобы — не приходится. Там все изучено, те месторождения разработаны, и там снижается уже добыча. Значит, речь про СПГ. Но все прекрасно видят, когда пойдет на рынок новый объем СПГ, потому что, чтобы построить завод по сжижению газа, нужно несколько лет. И уже сейчас известно, где какие заводы строятся. Ближайшие будут вводиться в эксплуатацию примерно к 2025 году, и, опять же, это будут небольшие объемы, то есть в основном там будет волна с 2025 года, примерно до 2028-2029 годов. Следующая волна ввода в эксплуатацию новых заводов. 

 

Предыдущая только-только закончилась. Последний завод был введен в эксплуатацию США, в начале 2022 года. Теперь будет как раз период, когда новых заводов нет. То есть, процесс ввода мощностей цикличен. Соответственно, к 2024 году вы сможете не перейти от российского газа на какой-то другой газ. Либо перейти надо на какой-то другой источник энергии, либо просто убить потребление, то есть, вы должны уменьшить объем потребления. Это значит — фактически уничтожение всей промышленности и т.д.

По всей видимости, европейцы о чем говорят — о том, что «мы снизим объемы потребления за счет осознанного потребления». Они призывают, был министр региональный один в одной земле Германии, он говорил, что надо отказываться, даже если мы будем сидеть дома при +15, ничего страшного, три свитера наденем». Не все немцы на это согласятся. Во-вторых, существенной экономии энергии за счет утепления не достичь, потому что вы утепление уже сделали. В рамках декарбонизации, всей этой истории с сокращением использования ископаемых источников энергии и т. д.

Второй момент — тогда получается, надо перейти на другие источники энергии. Но крупнейшим поставщиком угля является Россия, поставщиком нефти является Россия — вы с нашего газа на наш уголь явно не хотите переходить. Развивать ВИЭ (возобновляемую энергетику. — Ред.) — это дорогое удовольствие. Потянут ли европейцы это — большой вопрос, тем более надо будет большие деньги вкладывать ежесекундно уже сейчас для того, чтобы к 2024 году получить новые мощности ветровой или солнечной энергии.

Готова ли к этому Европа — здесь большой вопрос. Всегда считалось, что европейцы богатые. Все прекрасно, но мы сейчас видим, что весь 2021 год энергия дорожала, и сейчас она продолжает дорожать. И что? Куча митингов, куча неплатежей, европейцы возмущены, обычные граждане не понимают, почему у них так сильно упал уровень жизни, потому что половину зарплаты приходится за отопление отдавать. Когда тебе скажут: да, ты продолжишь отдавать половину зарплаты на отопление или электроэнергию, но потом еще вторую половину ты должен будешь отдавать в качестве инвестиций в возобновляемую энергетику для того, чтобы когда-нибудь отказаться от российских энергоносителей… Здесь я не уверен, что все европейцы одобрят подобный план.

- Да, тем не менее, в Брюсселе обсудили вопросы о запрете поставок нефти и угля из России. Какие дальнейшие шаги в случае отказа Европы от газа? На днях «Газпром» возобновил прокачку газа в Китай через «Силу Сибири». Это является плановыми работами или это некое переориентирование энергоресурсов на восток?

— Если мы говорим про европейцев — почему они всегда обсуждают именно уголь и нефть? Потому что их легко перенаправить на другие рынки. И они подразумевают, что Россия отправит свои нефть и уголь на азиатские рынки, прежде всего в Индию, и это уже происходит. То есть до введения официальных санкций мы постепенно уходим на азиатские рынки, а те, кто поставлял туда, заменяют нас на европейском. То есть мы меняемся рынками сбыта.

Пока этот процесс происходит, он связан с издержками, если вдруг какая-то недопоставка в Европу будет, существенно подорожает все — энергия, топливо, а там и так все дорого. Поэтому официальные санкции они пока не вводят, надеются на то, что надо потянуть время.

С одной стороны, может быть, закончится острая фаза конфликта на Украине, и тогда не будет оснований для ужесточения антироссийских санкций, потому что они вредят самим европейцам. А с другой стороны, чем больше ты ждешь — тем больше происходит процесс перестроения рынков. И потом, вводя запрет на импорт российского угля, просто зафиксируешь и так сложившуюся ситуацию, что он и так не поступает. Ты его запретил, поэтому для тебя это будет безболезненно.

На азиатских рынках «Сила Сибири» ежегодно увеличивает объем прокачки, так и было запланировано. Нынешняя остановка была буквально на четыре дня, это плановые работы, профилактика газопровода, она ежегодно проводится. Она довольно быстро сделана, опять же, потому что газопровод новый, был запущен только в конце 2019 года, поэтому много времени там и не нужно. Но он ежегодно увеличивает объемы поставок. Первый год было пять миллиардов кубов, второй год — десять, но даже прокачали больше, чем изначально планировалось, около тринадцати. Ежегодно он увеличивает объемы поставок.

Чем бы нынешний кризис ни закончился, европейцы будут пытаться снизить зависимость от российских энергоресурсов. Но на это уйдут годы, а нам эти годы надо потратить на то, чтобы диверсифицировать рынки сбыта.

Поэтому активно сейчас идут переговоры с Китаем по второму газопроводу, как раз с западносибирских месторождений, откуда сейчас в Европу идет газ. Вот обсуждается вопрос поставок этого газа, по «Силе Сибири-2», транзит через Монголию в Китай. На 50 миллиардов кубов планируется этот газопровод.

Нам важно осваивать технологию строительства крупнотоннажных заводов по сжижению газа, чтобы иметь возможность в любую страну мира морем доставлять наш газ в сжиженном состоянии.

- Перейдем к вопросу мировой биржи. Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон о делистинге российских компаний с иностранных бирж. Получается, обвал стоимости депозитарных расписок произошел, это все из-за того, что были санкции введены, точнее, больше разговоры о том, что введены крупные санкции против России. Расскажите простым языком, что это значит и для чего принят такой закон?

— Раньше, когда акции российских компаний торговались на международных биржах, в чем был смысл — в том, что чем дороже твои акции стоили на международной арене, тем больше у тебя была так называемая капитализация, и от размера капитализации зависело, под какие условия тебе дадут кредит. И можно было кредитоваться на западных рынках капитала — брать там относительно дешевый кредит, здесь реализовывать какие-то проекты и пускать на свои нужды эти деньги.

Сейчас понятно, что российским компаниям кредиты никто не дает, то есть большинство крупных компаний находится под санкциями, и в целом восприятие России негативное у инвесторов, поэтому они кредиты не дают. Соответственно, смысла никакого в этой капитализации, в этом показателе, нет. То есть, ты кредит можешь взять только у российских, либо у азиатских банков. Поэтому смысла торговать акциями на европейских, американских площадках, опять же, нет — их никто не покупает, потому что все боятся, а мало ли, меня самого сейчас накажут мои же власти за то, что я какую-то операцию сделал с ценными российскими бумагами. Притом что никто еще до конца не понимает, что конкретно можно делать, а что нельзя в рамках санкций.

Санкционный режим каждый день меняется, ужесточается, тысячи санкционных ограничений вводились очень быстро, целой волной, и никаких разъяснений до сих пор американские и европейские регуляторы не дают. Поэтому все боятся что-либо делать и встали на паузу.

Действительно, никакого смысла торговать акциями нет, и делистинг — это когда вы, по сути, забираете все эти акции и уходите на другие площадки. Поэтому они переместиться могут на российские биржи и торговаться здесь. Может быть, размещение на азиатских биржах, но, опять же, по прошествии какого-то времени. Пока вся торговля акциями либо в Россию переместится, либо заморозится на какой-то период.

- А какие альтернативные решения принимают крупные российские компании в связи с тем, что займы не будут происходить из иностранных банков под маленький процент?

— Они договариваются, если им нужно срочно реализовывать какой-то проект и у них собственных денег нет, они рассчитывали использовать заемные — занимают, соответственно, в российских банках, используют рубль в качестве валюты займа, и т. д. Потому что есть определенные ограничения на поставку иностранного оборудования, и договариваются с азиатскими банками.

Тут есть определенный опыт, есть определенные наработки еще с 2014-2015 годов. Тогда то же самое было — российские компании не кредитовались на Западе, ни в США, ни в Европе, поэтому выстраивали отношения с азиатскими банками. 

 

Если им нужно было взять какой-то кредит и по какой-то причине они не договорились с российскими структурами — они шли в Китай. Но в этом плане тоже абсолютизировать Китай не надо, они действуют в своих интересах, кредиты выдают под большие проценты, пытаются воспользоваться этой ситуацией. Так было в 2014 году. Было большое интервью Вагита Алекперова, главы «Лукойла», он тогда сказал, что китайские кредиты самые дорогие в мире — мы не будем их никогда брать. Поэтому в основном речь идет о взаимодействии с российскими банками. Со «Сбербанком», «Газпромбанк» тот же самый, он не находится под жесткими санкциями, потому что как раз через него и пойдут все расчеты за поставки газа, и к нему приходит поток долларов и евро, поэтому, если хотите, вам в долларах выдадут, в евро или в рублях. В этом плане выбор есть.

- Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил об отсутствии оснований для реального дефолта в Российской Федерации, но отметил, что теоретически такая ситуация может быть создана искусственно. Каким образом? Идет ли речь о блокировке платежей по евробондам в валюте?

— Дефолт — это когда ты набрал кредитов, и у тебя нет денег, чтобы их отдать. У России есть деньги, чтобы их отдать, и текущие поступления валютные, то, что мы продаем углеводороды, — к нам приходит валютная выручка. Здесь есть деньги. И наш главный принципиальный момент, что наши деньги есть — вон они лежат в американских, европейских банках. Часть наших золотовалютных резервов находилась в западных банках, и их в виде санкций заморозили.

Поэтому мы говорим, что это искусственный дефолт. Каким образом? У нас есть деньги, просто вы сами их заморозили, поэтому вы намеренно забрали наши деньги и не даете нам ими распоряжаться. Но мы-то считаем, что они у нас есть. Поэтому в этом плане вы сами и делаете этот рукотворный дефолт.

Опять же, здесь большой вопрос, а надо ли России в современных условиях бояться какого-то дефолта? К чему приводит дефолт? К тому, что тебе больше кредит не выдадут, и на ту сумму, которую ты остался должен, то есть не вернул долг — твое имущество арестуют. Но России и так перекрыли полностью возможности кредитоваться на Западе, никакие компании российские это делать не могут. Все, что возможно было, наше имущество — и так арестовано, те же самые золотовалютные резервы арестованы в западных банках.

Чего нам еще бояться? Что еще возможно делать? Ничего! Поэтому дефолт… Мы просто привыкли, что это некое ужасное событие, но на самом деле в современных условиях оно ничего абсолютно не изменит. К тому же, много покупателей российских ценных бумаг, которым Россия должна отдавать долги, — это российские же компании. Поэтому Минфин пошел на то, что сказал «наши золотовалютные резервы заблокированы, а мы с них собирались отдавать долги. Поэтому, кто хочет — возьмите в рублях». 

 

И российские компании, а их примерно 80%, держателей той самой долговой нагрузки, забирают сейчас все в рублях и будут тратить здесь в России, в рублях. Поэтому в этом плане ничего ужасного с дефолтом сейчас уже не связано.

- Как пример — Минфин впервые полностью провел выплату по еврооблигациям в рублях, на общую сумму 649 миллионов 200 тысяч долларов. Это уже произошло.

— Да, и он при этом еще сказал, что, если дальше произойдет разморозка российских золотовалютных резервов, которые хранятся на Западе, мы обязуемся их поменять вам, пожалуйста, в ту валюту, которую вы должны были получить.

Но опять же, идите тогда, предъявляйте претензии к своим собственным руководителям — к Брюсселю, Вашингтону, это они заблокировали политическим решением, вот и давите на них. Позволят они расплатиться с тех счетов — мы это сделаем, как это было в марте. В марте Соединенные Штаты провели этот платеж, и Россия рассчиталась по своим внешним долгам. В апрельские выплаты уже не прошли, по сути, из-за действий США. Поэтому, пожалуйста, идите, все претензии предъявляйте…

Мы вам можем отдать в рублях. Все, что в наших силах, мы в этом плане делаем. Хотя опять же, может быть, могли бы этого и не делать. То есть это скорее жест доброй воли со стороны России, расплачиваться принципиально по своим долгам.

Автор: Александр Порунов

Источник: Ukraina.ru, 08.04.2022


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики