Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Вам пакет: какие плюсы может извлечь Россия из наложенных на нее санкций

Вам пакет: какие плюсы может извлечь Россия из наложенных на нее санкций

Европа объявила о пятом санкционном пакете, который запрещает (с оговорками, разумеется) импорт в ЕС российского угля. Президент Байден подписал закон об эмбарго на российскую нефть, введены ограничения на экспорт подшипников, трубных клапанов и прочих задвижек. И это только санкции, введенные против российского энергетического сектора на минувшей неделе.

Но есть и хорошие новости. Газ в США за последние три месяца подорожал на 80% (до рекордного значения за последние 13 лет), а министр энергетики РФ Николай Шульгинов заявил, что раз Европе не нужен российский уголь, нам есть куда его продать. Вот Китай, например, уже зарезервировал первые поставки антрацита и нефти за юани. Индия прикупила 2 млн баррелей... По оценкам Bloomberg, экспорт углеводородов может принести России в 2022 году 321 млрд долларов, – жить можно.

«Профиль» решил разобраться, как российская энергетика справляется с санкциями и какие выгоды может из них извлечь (пока Польша не убедила ЕС разобрать «Северный поток-2»).

Старые добрые санкции

«Мы под санкциями живем с 2014 года! Нынешние ограничения в энергетической сфере мало чем отличаются от введенных за последние восемь лет, разве что масштабом, – считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов. – Если раньше технические сложности приходилось решать за счет европейских и американских ресурсов, то теперь больше преференций получат российские компании или поставщики с восточного направления». 

По мнению Фролова, многие заказы западные компании получали не из-за безальтернативности их продукции, а потому что оборудование было более технологичным, а стоимость «владения» – низкой. Но сегодня эта проблема решаема: «Есть на Дальнем Востоке Чаяндинское месторождение, с которого мы по "Силе Сибири" поставляем в Китай газ. В 2015 году из-за санкций одна из крупнейших западных нефтегазовых компаний, участвовавших в его разработке, была вынуждена уйти. Эта компания предлагала лучшие технологии из тех, что были. Не стало лучших – использовали свои наработки, уже российская компания работу завершила. Ну, быть может, потратили чуть больше денег и времени».

Конечно, есть и пробелы. Например, в бурении или в технологиях работ на шельфе в условиях тяжелой ледовой обстановки. Здесь разработки ведутся, в частности, ЦКБ «Рубин» и другими компаниями. Ведутся неспешно, поскольку какой-то сверхдинамичной работы на глубоководном шельфе в ближайшее время, похоже, вести не предполагается.

Катализируй это

В нулевые, по словам Фролова, подавляющая часть катализаторов (реактивы, используемые для получения качественного моторного топлива и других нефтепродуктов) импортировалась.

«Это болевая точка, на которую если надавить, можно оказать крайне негативное воздействие на нашу нефтепереработку. Но, опять же, на протяжении последних десяти лет две наши крупнейшие компании – "Роснефть" и "Газпромнефть" – вели активные работы, и вот в текущем году в Омске вводится в эксплуатацию крупный завод, который будет способен заместить, по крайней мере по трем позициям, потребности российской нефтепереработки в катализаторах», – говорит Александр Фролов.

Что касается рынка углеводородов вообще, то проблема, считает Фролов, не в том, что нам запрещают их поставку, а в том, что рынок сбыта сокращается. Европа, например, вместе с остальным миром вошла в энергетический кризис с середины 2021 года. И в силу особенностей организации своего энергетического сектора она переживает этот кризис, пожалуй, хуже большинства других высокоразвитых регионов.

Деньги останутся в России...

По мнению ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, санкции, наложенные на российскую энергетику, могут произвести парадоксальный эффект.

«Мы получили определенную взбучку, толчок вперед, – считает эксперт. – Бизнесу свойственно идти по пути наименьшего сопротивления, теперь это сопротивление выросло, никуда не денешься, придется заниматься импортозамещением и вкладывать деньги в России».

Откуда же возьмутся деньги? По мнению Юшкова, бизнесмены, которые когда-то «прописались в лондонах», будут либо бедствовать, либо им придется вернуться на родину. Запад больше не является тихой гаванью, где можно спрятать заработанные (а иногда и украденные) деньги. Возможности вывезти их и тем более хранить на зарубежных счетах ограниченны, если не полностью закрыты. Деньги фактически заперты внутри страны, поэтому максимизировать отдачу в качестве дивидендов никто не будет. Логичнее вкладывать их в развитие местных проектов, в том числе энергетических.

...и пойдут на импортозамещение

Чем бы нынешняя история ни закончилась, мы и в газовой, и в нефтяной отрасли, скорее всего, сотрудничать с западными поставщиками технологий не будем. Пока «недружественные» страны ищут новых поставщиков или пытаются сократить зависимость от российского газа, нам необходимо искать новые рынки сбыта. 

«Нужно договариваться с Китаем по новым газопроводам, речь о "Силе Сибири-2" в первую очередь, – считает Игорь Юшков. – И, конечно, предстоит найти ответ на технологические вызовы. Если мы хотим развернуться на Восток или какие-то другие рынки, необходимо осваивать строительство крупнотоннажных СПГ-заводов. У нас такой технологии сейчас нет. Shell построил нам Сахалинский завод, "Ямал-СПГ" построен на базе американских технологий, "Арктик-СПГ" строится на базе наработок немецкой компании Linde».

В принципе можно строить заводы и на базе российского оборудования. У «Новатэка» есть небольшая установка для сжижения газа производительностью 0,9 млн тонн. Долго не могли ее запустить, но ничего не поделаешь, надо дошлифовывать и строить много таких установок, раз сложно пока построить одну большую.

«Чтобы возить сжиженный газ, нужны свои газовозы, – уверен Юшков. – На "Звезде" уже размещены заказы на такие суда для "Арктик-СПГ2", но фактически они изготовляются в Южной Корее, а на «Звезде» лишь монтируются их элементы: нос приварили – и вот тебе газовоз! Но это, скорее, отверточная сборка».

Газификация: палка о двух концах

«"Газпром" отчитался о локализации оборудования для продолжения программы газификации российских регионов – трубопроводов, арматуры, монтажных механизмов, – все делается у нас, – говорит Игорь Юшков. – Стратегически компания заинтересована в том, чтобы внутри страны росло количество потребителей, ведь за рубежом спрос на российский газ может упасть. Вопрос в том, где взять деньги на газификацию, какие будут тарифы. Ведь если раньше деньги на программу брались из доходов, полученных от экспорта, то теперь не все так однозначно. В этой связи можно задаться вопросом: подешевеет ли газ на внутреннем рынке? Скорее всего – нет; думаю, он будет индексироваться на уровень инфляции».

Ушли, но обещали остаться

Еще одна проблема, о которой много говорится в последнее время, – уход с российского рынка западных нефтесервисных компаний – тех, что производят оборудование для бурения скважин, занимаются обслуживанием трубопроводов и резервуарных парков. Однако у Игоря Юшкова свое мнение на этот счет: «Пока все-таки основная проблема нефтяников – сбыт. Сейчас западные трейдеры просто боятся покупать российскую нефть, России приходится делать дополнительную скидку для того, чтобы приманить покупателя. Нефть уходит на индийский и китайский рынки».

Разумеется, необходимо добывать нефть в прежних объемах. Можем ли мы заменить иностранных нефтесервисников без финансовых или технологических потерь? Пока это сложно сделать. Можем ли мы какие-то критически важные операции делать сами? В целом – да. И это тоже толчок для российских компаний. Позитив в том, что помимо собственных технологий мы получим и новые рабочие места, и своих специалистов.

Дезападизация декарбонизации

Еще один экономический резерв кроется в сфере, непосредственно связанной с энергетикой. Если Россия откажется от планов декарбонизации, навязанной нам нашими западными «партнерами», на углеродном налоге и прочих «зеленых» условностях, очевидно, можно серьезно сэкономить.

«Соображение верное, но и вне связи с ESG-повесткой решение экологических проблем стояло в планах многих наших компаний, в том числе энергетических, – утверждает Александр Фролов. – В Российской Федерации еще до ESG-истерии энергетическими компаниями реализовывалось несколько программ по снижению воздействия на окружающую среду. Речь о повышении эффективности перерабатывающих производств, снижении вредных выбросов, реализации различного рода компенсационных мероприятий. Просто раньше никто не называл это ESG».

Углеродный налог касается четырех категорий товаров: цемента, продукции металлургии, удобрений и электроэнергии. Кстати, это как раз те сферы, которые сейчас проседают в ЕС (по странному стечению обстоятельств). На часть этой продукции собираются наложить санкции. Соответственно, проблема рассасывается сама собой. Момент второй – развитие соответствующих институтов внутри РФ в рамках предложенного Европой механизма по сокращению углеродного налога. У нас нужно создать аналогичную систему компенсации финансовых обременений углеродной составляющей, чтобы, грубо говоря, оставить углеродный налог в России. И третье обстоятельство – добиться того, чтобы продукция, выпущенная с применением электроэнергии, произведенной на российских атомных электростанциях, была признана экологически чистой, если наши отношения с Европой нормализуются.

По мнению экспертов, мир находится в ситуации энергетического кризиса, выхода из которого пока не видно. Но рано или поздно ситуация выровняется. Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что Россия, в отличие от многих крупных экономик, является по всем позициям энергопрофицитной страной, что дает нам преимущества, которые было бы глупо не использовать. В общем, как верно заметил один известный житель Европы, что не убивает, то делает нас сильнее.

Автор: Андрей Привалов

Источник: Профиль, 12.04.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики