Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Труба раздора: газопровод GIPL может оставить без газа Латвию и Эстонию

Труба раздора: газопровод GIPL может оставить без газа Латвию и Эстонию

Заполнение будет крайне затруднено из-за высоких цен на голубое топливо в Европе

Польские компании PGNiG и Gaz-System заявили о приостановке сотрудничества с «Газпромом» с 27 апреля. Между тем с 1 мая заработает достроенный несколько месяцев назад газопровод GIPL (Gas Interconnection Poland — Lithuania), соединяющий Польшу и Литву. Ранее планировалось, что GIPL будет готов к работе в середине 2022 года, но его вводят в строй даже с некоторым опережением. Обе страны с самого начала возлагали на данный трубопровод большие надежды, связанные с дальнейшим избавлением от «энергетической зависимости» от России. В нынешних же условиях, когда страны ЕС заявляют о желании отказаться от российских ресурсов, GIPL привлекает к себе особенно сильное внимание. Но вот найдутся ли у Польши и Литвы ресурсы для того, чтобы заполнить этот трубопровод «демократическим» газом? И не послужит ли GIPL инструментом отбора Польшей голубого топлива у стран Балтии? Подробности — в материале «Известий».

Хранилища полны на 80%

В конце нынешнего года истечет долговременный срок договора Польши с «Газпромом», который Варшава не собиралась продлевать. Более того, поляки заранее уверяли, что с 2023 года не будут приобретать российский газ даже по краткосрочным контрактам. Впрочем, на фоне нынешних геополитических сдвигов Польша лишается доступа к российскому газу еще раньше. Чем же восполнить эту потерю? Страна потребляет 20–21 млрд куб. м газа в год, но собственная его добыча на польской территории составляет лишь около 6 млрд. Еще порядка 5 млрд отвели терминалу сжиженного природного газа (СПГ) в Свиноуйсьце (ожидается, что к концу 2023 года его мощность достигнет 8,2 млрд куб. м). Также Варшава планирует, что с 1 октября заработает газопровод Baltic Pipe, посредством которого в Польшу хлынет газ с норвежского шельфа. Изначальную его мощность рассчитали в 10 млрд куб. м в год, а с 2023 года добавится еще 2,5 млрд куб. м газа, гарантированного на основе лицензий, принадлежащих госпредприятию PGNiG и польской компании Lotos.

Введение в эксплуатацию GIPL — событие из того же ряда, еще одна веха в построении «польской энергетической империи». Что же именно собой представляет этот объект? Общая протяженность магистрального газопровода (МГП) GIPL составляет 508 км, из которых 165 км проложены по территории Литвы и 343 км — по польской земле. На литовской стороне начальная точка подключения газопровода находится возле газокомпрессорной станции «Яуниунай» недалеко от Вильнюса. В Польше же GIPL подключен к газонасыщенным компрессорам станции «Холовчице».

Трубопровод ударными темпами строился с начала 2020 года — невзирая на ограничения, связанные с пандемией коронавируса. В Варшаве и Вильнюсе выражают по поводу его достройки бурную радость. «GIPL соединит страны Балтии и Финляндию с газовой сетью Евросоюза — через газопровод между Эстонией и Финляндией Balticconnector. GIPL увеличит количество доступов к альтернативным источникам газа в Балтийском регионе и обеспечит безопасность поставок газа и конкуренцию. В настоящее же время страны Балтии и Финляндия могут покупать материковый газ только у России», — заявляют в литовской газотранспортной компании Amber Grid.

По первоначальным расчетам ежегодные объемы транспортировки газа в Прибалтику по GIPL могут составить до 27 тераватт-часов и до 21 тераватт-часа в год — в направлении Польши. Для понимания контекста нужно отметить, что глава польского оператора Gaz-System Томаш Стемпень заявил, что их хранилища заполнены почти на 80%.

«У нас исторический уровень заполнения хранилищ. Каждый день мы закачиваем в них большое количество газа. У нас есть входы на западе, у нас есть терминал СПГ, способный в кризисных ситуациях подавать почти 1 млн куб. м в час, у нас отечественная добыча около 6 млн куб. м в сутки, у нас небольшое соединение с Чехией, у нас в принципе готов газопровод в Литву с пропускной способностью 210 тыс. куб. м в час», — сказал чиновник, добавив, что при нынешней теплой погоде потребление упало до 50 млн куб. м в сутки.

Действительно, польские запасы газа сейчас находятся на рекордно высоком уровне. По имеющимся данным, если, к примеру, немецкие хранилища заполнены на 33%, то польские — на 75%, в них находится 2,6 млрд куб. м (тогда как год назад запасы были вдвое ниже). Отчасти это объясняется более низким потреблением газа в Польше из-за более теплой погоды во время прошедшего отопительного сезона. С другой стороны, Польша до последнего момента «снижала закупки» российского газа весьма условно. Так, с 1 октября по 24 апреля государственная компания PGNiG получила от «Газпрома» 6,3 млрд куб. м, что на 1,5 млрд меньше, чем в предыдущем отопительном сезоне. Однако разницу покрыли не столько поставки СПГ, рост которых за семь месяцев составил менее 500 млн куб. м. Значительные объемы российского газа Польша перекупила у немецких трейдеров. Реверсом PGNiG получила по газопроводу Ямал–Европа более 1 млрд куб. м. Особенно масштабные поставки производились в январе, когда польской госкомпании было выгодно из-за формулы контракта покупать российский газ у других клиентов «Газпрома».

А что потом?

На ближайшее время поляки себя обеспечили. А что потом, по прошествии нескольких месяцев? Специалисты не исключают, что Варшава через какое-то время после разрыва с «Газпромом» может столкнуться с недостатком газа даже для собственных нужд — не то, что им торговать. Сейчас в польской государственной компании PGNiG самоуверенно заявляют, что посредством GIPL они смогут получить доступ к новым рынкам сбыта, на которые они будут направлять газ не только с норвежского шельфа, но и с СПГ-терминалов в Свиноуйсьце и Гданьске. Но вот только где они его возьмут?

Ранее бывший министр климата и окружающей среды Польши Михал Куртыка хвастливо заявил, что Польша способна стремительно сократить импорт газа из России на 50% и полностью отказаться от него в течение года. Куртыка считает, что нужно думать о поставках из Ирана (но для этого необходимо снятие санкций с этого государства) и Саудовской Аравии. Всё это пока мечты, а что на практике? Пока что газа собственной добычи с норвежского шельфа для заполнения трубопровода Baltic Pipe полякам однозначно не хватает. «Даже увеличив добычу газа на шельфе Норвегии до 2,5 млрд куб. м в год, PGNiG заполнит МГП Baltic Pipe лишь на 25%, что означает, что PGNiG придется докупать значительные объемы газа в Норвегии и Дании. Еще в октябре 2020 года PGNiG договорилась с датской Orsted о поставках с 2023 года в Польшу газа, в том числе с месторождения «Тайра» (Tyra) на шельфе Дании, в объеме порядка 1,3 млрд куб. м в год», — отмечает экономист Елена Алифирова.

Но даже тут не всё ладно: месторождение «Тайра» сейчас не действует потому, что находится на реконструкции. Его собирались вновь ввести в эксплуатацию 1 июля 2022 года, но из-за разных сложностей, обусловленных пандемией COVID-19, эту дату пришлось отложить на 1 июня 2023 года.

«Даже если не брать в расчет задержку с возобновлением добычи газа на месторождении «Тайра», суммарно PGNiG получит 3,8 млрд куб. м в год газа, а гарантированный уровень заполненности МГП Baltic Pipe газом приблизится к 40%. Недостающие объемы газа для МГП Baltic Pipe PGNiG придется докупать, скорее всего, на споте или по краткосрочным контрактам, что рискованно с точки зрения доступных объемов газа и влияния волатильности цен», — констатирует Алифирова.

Она добавляет, что неоднозначные экономические перспективы МГП GIPL могли бы улучшить поставки газа в Финляндию, но и тут возникли трудности. «Финляндия в 2018 году договорилась с Эстонией и Латвией о сотрудничестве по формированию функционирующего по единым правилам газового рынка без Литвы, получив возможность доступа через Balticconnector и ГТС Эстонии и Латвии к мощностям латвийского Инчукалнского подземного хранилища газа (ПХГ). Для Финляндии, не имеющей своих ПХГ из-за преимущественно гранитных грунтов на территории, это расширило возможности маневра в зависимости от рыночной конъюнктуры, хотя отношения с «Газпромом» у Финляндии складываются вполне позитивно. В этом раскладе МГП GIPL для поставок газа в Финляндию представляется излишне сложным и накрученным маршрутом», — считает Елена Алифирова.

В этой ситуации может получиться так, что поляки пожелают использовать газопровод GIPL не для того, чтобы гнать голубое топливо на продажу в Литву, а, напротив, применять его для покупки газа в Литве. В литовской Клайпеде с конца 2014 года находится свой собственный плавучий СПГ-терминал Independence (газ сюда поступал из США, Норвегии и России, но недавно Литва отказалась от услуг российского «Новатэка). В 2021 году именно отсюда, из Клайпеды, поставлялось 62% всего потребляемого в Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии газа. Мощностями клайпедского терминала пользовались всего семь крупных предприятий: четыре из Литвы, два из Эстонии и одно из Норвегии. Но сейчас говорят о том, что большая часть мощностей единственного пока прибалтийского терминала сжиженного природного газа будет работать именно на Польшу благодаря наличию GIPL.

А как же мы?

Наличие трубопровода GIPL ставит в трудное положение Латвию и Эстонию. Ведь все страны Балтии единогласно заявили о готовности отказаться от российского газа. «Мы — первая страна ЕС, которая получила независимость от российских поставок. И это — результат долгосрочной энергетической политики и своевременных инфраструктурных решений», — торжественно сказал министр энергетики Литвы Дайнюс Крейвис.

— Это их политическое кредо, смазанное небольшой и даже сокращающейся на фоне высоких цен потребностью в газе, — говорит заместитель директора российского Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, — Объемы продаж российского газа в Литву последние пару лет и так были мизерные. Гораздо важнее стабильный транзит в Калининградскую область.

Теперь по идее российский газ может прийти в Литву через GIPL из Польши, которая перепродаст ей собственные объемы, выкупленные у «Газпрома». Ведь побывав на польской территории, российский газ вроде бы уже и не российский. При этом у Вильнюса по-прежнему остается возможность закупать российское голубое топливо относительно незаметно через прибалтийскую газовую биржу GET Baltic. Плюс к этому, естественно, Литовская Республика будет пользоваться своим СПГ-терминалом в Клайпеде. Тем более что осуществленная по настоянию самих клиентов привязка контрактов «Газпрома» к биржевым котировкам Европы привела к тому, что цена российского трубопроводного топлива с конца прошлого года значительно выросла и литовским потребителям может быть выгоднее покупать именно СПГ.

А вот соседям литовцев по прибалтийскому региону может прийтись куда труднее. Ведь с отказом от поставок из России Латвию и Эстонию может обеспечить необходимым объемом газа лишь терминал в Клайпеде. Но тут встает вопрос цены и пропускных способностей. Мощность терминала составляет 40 тераватт-часов в сезон. Из них потребление Литвы за сезон — 20 тераватт-часов, Латвии — 10 тераватт-часов, Эстонии — 5. По словам замгоссекретаря минэкономики Латвии Эдийса Шайцанса, проблема здесь в том, что мощность терминала в Клайпеде составляет 122 гигаватт-часа в день, а пропускная способность межсоединения между Литвой и Латвией — 67 гигаватт-часов в день.

«Но уже ведется работа над повышением его пропускной способности», — обнадежил Шайцанс. По его словам, в нынешнем году пропускная способность литовско-латвийского межсоединения достигнет 130 гигаватт-часов в день, а это значит, что можно будет использовать весь потенциал терминала.

При этом в Таллине беспокоятся, что запуск интерконнектора GIPL приведет к тому, что большая часть мощностей единственного прибалтийского терминала СПГ в Клайпеде будет работать на Польшу. Поэтому у эстонских компаний может не оказаться возможности получать через Клайпеду газ даже в прежних, явно недостаточных для обеспечения всей страны объемах. Ведь Польша давно уже планировала отказаться от российского газа, а законтрактованные объемы СПГ в Катаре и США составят более 12 млрд куб. м в год. Из них действующий польский терминал в Свиноуйсьце сможет принять прямо сейчас, как уже было указано выше, только 5 млрд куб. м.

Еще Варшава планирует задействовать новый терминал в Гданьске. Его начальная мощность составит до 6,1 млрд куб. м в год, а к концу 2023 года, как ожидается, — 8,2 млрд куб. м. В таких условиях поляки могут возложить дополнительную нагрузку на терминал в Клайпеде, наплевав на потребности Латвии и Эстонии. Так что в этих странах решили обзавестись собственными СПГ-терминалами, разместив их в портах Палдиски и Скулте. Но это — вопрос затрат и времени.

На днях стало известно, что GIPL планируют ввести в эксплуатацию с 1 мая. На платформе GSA состоялся аукцион по продаже мощностей нового на первый месяц работы. Операторы двух стран предложили 5,86 млн куб. м в сутки в обе стороны. Однако пока GIPL забронировали на объем в тысячи раз меньше — в 2 тыс. куб. м в сутки. В связи с этим Алексей Гривач отмечает, что сейчас заполнение GIPL будет крайне затруднено из-за высоких цен на газ в Европе и у самого «Газпрома» по долгосрочным контрактам. Ну а в дальнейшем этот трубопровод способен сыграть важную роль в перераспределении долей газового «пирога», который стал сейчас в ЕС таким дефицитным…

Автор: Алексей Виноградов

Источник: Известия, 28.04.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Нефтяной сектор России под санкционным давлением: уроки выживания
Санкционное давление на российскую нефтянку нарастает. 5 декабря вступило в силу эмбарго на морские поставки нефти из России в ЕС. Одновременно заработал и механизм price сap, придуманный США и поддержанный странами G7, ЕС, Австралией, Норвегией и Швейцарией. А ведь это далеко не первые санкции, введенные против отрасли после начала СВО. Доклад ФНЭБ позволит подвести первые итоги реакции нефтяной промышленности на жесткие санкции и понять, насколько успешным является противостояние этому давлению.
Арктические проекты в контексте энергетического разворота на восток
События 24 февраля 2022 года, с одной стороны, радикально переписали экономическую повестку, с другой, позволили понять, в каком реальном состоянии находятся проекты, на словах вроде бы активно развивавшиеся уже много лет. Если до жестких санкций можно было закрывать глаза на темпы реализации планов, о которых постоянно говорили с высоких трибун, то теперь от их состояния без всякого преувеличения зависит судьба российской экономики. Одним из них является Арктика.
Зеленая повестка в России в новую политическую эпоху
Начало СВО (специальной военной операции после 24 февраля 2022г.) на территории Украины привело к беспрецедентному обострению отношений с Западом, в том числе и с ЕС. Естественно, возник вопрос и о зеленой повестке. Энергетические консерваторы стали уговаривать кабмин поддержать традиционную энергетику в период жестких санкций и отказаться на время от опасных экспериментов, нацеленных на изменения энергобаланса. Однако лагерь зеленых догматиков вовсе не выглядит парализованным. Он продолжает креативить новые аргументы в пользу сохранения тренда на ESG. Поэтому в реальности борьба двух лагерей продолжается. И за каждым из них стоят свои группы влияния и серьезные бенефициары.
Путеводитель по европейским санкциям против российского нефтегазового бизнеса
События февраля 2022 года стали не только политическим землетрясением. Они привели и к серьезнейшей трансформации нефтегазовых рынков. Санкции против России в реальности повлияют на всех крупных экспортеров и импортеров нефти и газа. Западные страны стремятся нанести удар по российской экономике, основу которой составляют доходы от экспорта углеводородов. Соответственно, санкции нацелены на их добычу и продажу. Доклад построен по хронологическому принципу и показывает усиление санкционного режима. Доклад является полноценным путеводителем по санкциям, введенным на начало июля 2022 года ЕС и Великобританией и имеющим прямое и косвенное влияние на нефтегаз.
Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики