Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Беспрецедентный передел нефтяного рынка

Беспрецедентный передел нефтяного рынка

Цена нефти Brent на лондонской бирже ICE Futures превысила $122 за баррель. При этом, по данным экспертов Goldman Sachs Group, эти показатели не достигли максимума, и котировки продолжат расти, учитывая восстановление глобального спроса и сокращение российских поставок.

Корреспондент «Актуальных комментариев» спросил генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности, профессора Финансового университета Константина Симонова о том, что будет с российским и мировым нефтяным рынком.

— Надо понимать, что санкции являются колоссальным и беспрецедентным переделом данного рынка. Мы столкнемся с серьёзнейшей перекройкой всей нефтяной мировой индустрии прежде всего с точки зрения логистики поставок. Если просуммировать европейские санкции и те добровольные ограничения, которые должны сделать европейские страны, то речь идет о том, что под эти санкции (шестой пакет) попадет порядка 100 млн тонн в год российских поставок. Это достаточно приличные объемы, и сюда еще надо добавить санкции, которые ввели до этого США, они заработали 22 апреля. Тогда эта цифра станет еще больше.

Ограниченное предложение

На самом деле такие объемы найти в свободном виде на рынке не представляется возможным, и в ближайшее время рассчитывать на то, что другие крупные производители нефти начнут экстренно добывать нефть, и на рынке появится аналогичный объем какой-то другой пока неведомой нам нефти, не приходится. Особенно в ситуации, когда мировая нефтяная индустрия последние несколько лет находилась под жесточайшим психологическим прессингом, которую лоббисты «зеленой» энергетики превратили едва ли не в аналог табачной отрасли. То есть инвестиции в нефтяную сферу были названы опасными для человечества, и повсеместно шла кампания по борьбе с нефтяниками на уровне общественных организаций и СМИ. Это была сознательная целенаправленная кампания по дискредитации нефтяной индустрии.

Нефтяная отрасль не получала инвестиции последние 10 лет

Теперь вдруг европейцам и американцам понадобилась какая-то другая нефть для того, чтобы убрать эти 100 млн тонн российской нефти. Но нефтяная отрасль — это отрасль с длинным инвестиционным циклом. Поэтому если вы несколько лет издеваетесь над нею, быстрого эффекта, даже если начнете сейчас извиняться и говорить, что пошутили, получить не сможете. Да, есть несколько государств, которые имеют определенные профицитные мощности — Саудовская Аравия и частично ОАЭ. Да, есть Иран, с которого можно снять санкции. Есть Венесуэла, с которой уже снимают санкции. На самом деле зачастую потенциал роста преувеличивается. А в случае с Саудовской Аравией ей просто это не нужно, потому что сейчас Европейский союз будет переплачивать за ее нефть, убеждая нарастить поставки на европейский континент.

Как изменились цены за два года

Я напомню, что еще два года назад цены были даже отрицательными несколько дней. Еще весной 2020 года цена на российскую нефть уходила ниже $10 за баррель, но и в целом мировые цены были крайне низкими. И как раз тогда различные умники рассуждали на тему конца нефти, что пандемия — логическое завершение нефтяной эпохи, потому что в целом и до ковида нефтяная индустрия находилась под жесточайшим давлением на тему, что нефть губит планету, и человечеству она не нужна. Общее мнение заключалось в том, что нефть будет сверхдешёвым товаром пока окончательно не умрет, а умрет она через 10 лет.

Вот через два года мы имеем нефть по $120, то есть произошел более, чем десятикратный рост. И уговоры таких стран, как Саудовская Аравия, нарастить срочно добычу, чтобы спасти Европу от России, не помогут. Зачем это делать Саудовской Аравии, если она получает сверхвысокие цены и премию за перенаправление поставок?

Что сейчас будет происходить на рынке

Добыча будет расти, но несильно. Это означает, что государства Персидского залива будут перенаправлять свою нефть из азиатского региона в Европу, получая за это отдельную премию. В ситуации, когда новой нефти на рынке нет, для России здесь тоже стратегия предельно ясна: надо занимать те ниши, которые будут образовываться на азиатском рынке. Мы это уже на самом деле наблюдем сейчас. Потому что Европейский союз уже все-таки вводил ограничения на российскую нефть, и было понятно, что шестой пакет будет введен, соответственно этот процесс мы видим.

Передел нефтяного рынка

Это я и называю грандиозным переделом логистических цепочек на нефтяном рынке. Это не просто вопрос логистики, это вопрос, кстати, изменений правил игры, потому что на нефтяном рынке десятилетиями складывался определенный порядок. Этот порядок создавали США и Великобритания.

Они создали на самом деле достаточно комфортную для продавцов систему торговли. То есть нефть стала глобальным товаром. Отлаженная система ее продаж, существует несколько крупных трейдеров, которые любому производителю, экспортеру, нефти окажут услуги по перевозке, финансовые услуги. Британские банки застрахуют вашу поставку, они практически полностью контролируют этот рынок. Есть крупные перевозчики, которые перевезут нефть, соответственно, все эти функции возьмет на себе трейдер, который найдет банк, британскую страховую компанию, греческого судовладельца, и этим единым пакетом вам эту услугу представит.

В принципе наши компании активно эти правила приняли, потому что они были удобными. Иностранные консультанты их обрабатывали годами, объясняя, что в современном мире нефтяная компания должна заниматься только нефтедобычей. Ей даже сервисные и трейдинговые подразделения не нужны. В общем-то обработали, надо сказать. Теперь мы понимаем, что это были вредные советы, но тогда они воспринимались достаточно позитивно, потому что схема действительно была логичная.

Проблемы российской нефтяной индустрии

Сейчас наша индустрия сталкивается именно с этой проблемой, что надо срочно самостоятельно не просто искать покупателей в Азии, эти покупатели там есть, а нужно еще создавать систему продаж. Это самое сложное, но не невозможное. Это та задача, которая сейчас стоит перед российской нефтяной индустрией. Это не вопрос добычи или переработки, а вопрос борьбы за экспортные рынки, сбыта, и как раз он связан с необходимостью создания торговых технологий.

Новые рынки

Есть большое количество желающих работать с нашей нефтью. Это видно по статистке в апреле-мае. Конечно, мы даем дисконты мировой цене, это вынужденная ситуация, но наша главная задача сейчас сохранить рынок сбыта, то есть перейти от европейского рынка к азиатскому, и там потенциал на самом деле есть. Потому что китайский рынок мы достаточно давно осваиваем, все знают построенные «Высоту — 1», «Высоту — 2».

А вот, например, рынок Индии для нас фактически новый, потому что на конец прошлого года наша доля в импорте нефти Индии составляла менее 1%. А между прочем Индия второй в мире импортер нефти после Китая. Мы видим сейчас, как Индия всю весну фантастическими темпами наращивает закупку российской нефти. А для нас это новый рынок, но мы его очень быстро осваиваем. Индия тоже понимает, что их сейчас лишат нефти из Персидского залива, потому что европейцы ее будут перекупать, а нефть крайне нужна, соответственно возникает Россия, с которой нужно создавать новые прямые торговые отношения без каких-то швейцарских трейдеров.

Это целая задача не только для нефтяной индустрии, а для российских банков, страховых компаний, потому что надо создавать расчеты: это и система клиринговых расчетов, расчеты рубль-рупий. Это на самом деле целая новая вводная в двухсторонней торговле Россия-Индия, а Индия достаточно крупная экономика.

Влияние нефтяной отрасли на соседние сферы

Мы понимаем, что сейчас нефтяная индустрия могла бы выступить, как колоссальный локомотив спроса на услуги и товары соседних отраслей. Даже, казалось бы, отраслей не так очевидно связанных с нефтью, как судостроение, банковская и страховая сферы. Если британские страховые компании не хотят страховать российские поставки, кто-то должен это сделать. Почему бы этим кем-то не быть российским или росийско-индийским страховым компаниями, которые эти бы услуги предоставили бы. Кстати, тоже судостроение, это даже гораздо более очевидная вещь.

Именно нефтяная индустрия могла бы создать серьёзный спрос на продукцию соседних отраслей. Об этом мы говорили более десяти лет, но, к огромному сожалению, в России доминировала точка зрения, которую активно пропагандировали западные консалтинговые компании. Они навязали, в том числе органам исполнительной власти, которые активно тиражировали, что страна с современной экономикой в XXI веке нефть и газ добывать не должна, что главная задача — сократить долю нефтяной и газовой индустрии в нашем ВВП. Появление других отраслей рассматривалась, как игра с нулевой суммой: чем меньше у нас будет нефти, тем больше у нас будет какой-то прекрасной новой экономики. Сейчас выясняется, что это не так. Никто не мешает создавать рядом с нефтяной индустрией какую-то новую экономику, но что-то она как-то не создается.

Препятствия для развития нефтегазового комплекса

На самом деле создавались серьёзные препятствия для развития нефтегазового комплекса в России, потому что считалось, что это бесперспективная отрасль, надо ее нагружать налогами, забирать из нее как можно больше ресурсов для того, чтобы бросить их на развитие новой экономики. А старая экономика как раз говорит, что мы способны создавать спрос в сегментах как раз таки в той новой экономике. Например, программное обеспечение для нефтяного комплекса, цифровые скважины, то есть отрасль генерирует сейчас огромное количество запросов, в том числе на цифровые услуги и сервисы.

Если произойдет осознание того, что нефтяная индустрия способна этот запрос создавать, это могло бы стать важным моментом для развития других отраслей от очевидных вещей (судостроение, металлургия, трубная промышленность) до неочевидных (банки, страховки, программные продукты). А кто будет заказчиком этих услуг? У кого есть деньги, а они есть у нефтяной индустрии.

Отношение государства к нефтяной индустрии

В этом плане нефтяная индустрия сейчас хотела обратить внимание государства на то, что она попала под довольно жесткие санкции, ей необходимо выкручиваться, и она способна стать одним из толкачей восстановления экономики и экономического роста в России. Для этого, конечно, нужно поменять отношение государства к самой нефтяной индустрии и прекратить воспринимать ее, как умирающую отрасль, которую надо напоследок отжать, а дальше выкинуть на свалку истории, а страну наполнят какие-то создатели новых экономических реалий.

Я думаю, сейчас должно произойти некоторое отрезвление от фантазийных историй к более реалистичным. Конечно, реальный потенциал борьбы за рынки у нас есть, так как мы обладаем дефицитным и востребованным товаром, несмотря на более чем десятилетнюю демагогию на тему, что эпоха нефти сейчас закончится, и никакому она на рынке через несколько лет будет не нужна, потому что все мы перейдем на электрические самокаты и солнечную энергию.

Источник: Актуальные комментарии, 10.06.2022


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.
Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики