Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Сверхрынок против сверхкризиса

Сверхрынок против сверхкризиса

Экспертное мнение относительно действий еврочиновников в области энергетической политики беспощадно: отказ от российского газа отбросит Евросоюз в XIX век

Международное энергетическое агентство (МЭА), занимающее, как известно, антироссийские позиции, признает, что в мире сложилось сразу три энергетических кризиса: нефтяной, газовый и производства электроэнергии, и их отрицательное взаимовлияние только усиливается. Последствия кризисных явлений уже в этом году могут оказаться близкими к катастрофическим: возможен параболический взлет мировых нефтяных цен, в Европе — скачок дефицита газа и перебои в электроснабжении. Глава МЭА Фатих Бирол призывает понизить отопление в европейских домах на 2 градуса – иначе топлива не хватит.

Однако, несмотря на глобальный энергетический вызов, коллективный Запад продолжает вводить санкции против российского ТЭК.

В этих обстоятельствах особенно необходима объективная оценка роли России на мировом энергетическом рынке. Компания «ИнфоТЭК-терминал» и Институт национальной энергетики (ИНЭ) начали работу над всеобъемлющем анализом мировой энергетики. Первый шаг — подготовленный генеральным директором «ИнфоТЭК» Русланом Танкаевым и заместителем гендиректора ИНЭ Александром Фроловым доклад «Россия на газовом сверхрынке Евразии».

Формирование мирового рынка газа

Реальное существование глобального рынка природного газа, конечно, подвергается сомнению как производителями и трейдерами, так и экспертным сообществом. Большая часть поставок этого вида топлива (60%) производится по трубопроводным системам. А они не могут в одночасье изменить свое направление под влиянием ценовой конъюнктуры. Во многом поэтому Форум стран экспортеров нефти (ФСЭГ), учрежденный в том числе по инициативе России в 2008 году (сейчас в Форум входят 12 стран-членов и 6 наблюдателей), не оказывает прямого влияния на цены и объемы добычи. Нефтяного картеля типа ОПЕК из него, естественно, не получилось.

Но ситуация меняется – даже внешне. В Катаре выстроили роскошную штаб-квартиру ФСЭГ. Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович надеется, что это не случайно. Катар уже давно прочно занимает второе после России место по экспорту газа (13,21% от мирового уровня). Естественно, из-за географических особенностей страны речь идет исключительно об СПГ, производство которого к 2027 году будет существенно увеличено. Кроме того, Катар вместе с Ираном делят крупнейшее в мире по запасам месторождение – Северный и Южный Парс соответственно. Так что Катар в недалеком будущем наверняка станет двигаться в направлении большей, чем сейчас, координации цен и добычи в рамках ФСЭГ. Тем более, что СПГ уже сейчас является важнейшим элементом формирования глобального газового рынка. 

Однако пока эксперты осторожничают. Так, заместитель гендиректора ФНЭБ Алексей Гривач подчеркивает: «Глобальный рынок постепенно формируется за счёт возможности перенаправления СПГ, но ликвидности ему не хватает, а специфика газа как товара (сезонное потребление, сложности хранения, сетевая инфраструктура, небольшое количество поставщиков) делает процесс более медленным». А что касается ФСЭГ, то, по мнению эксперта, на сегодняшний день Форум является консультативной организацией и на рынок не очень влияет.

В принципе, авторы доклада «Россия на газовом сверхрынке Евразии» Танкаев и Фролов тоже не переоценивают итоги формирования глобального газового рынка и, соответственно, роль на нем ФСЭГ. Они всего лишь утверждают, что мировой рынок газа находится в стадии формирования, но уже сейчас состоит из ярко выраженных региональных сегментов. Драйвером глобализации выступает, как и следовало ожидать, сжиженный природный газ. СПГ обеспечивает растущее взаимное влияние между регионами, но по охвату мировой торговли он пока уступает трубопроводным поставкам.

Однако авторы при исследовании процессов, происходящих в мировой энергетике, приходят к прорывному выводу. По их мнению, в реальности наблюдается прямая взаимосвязь между уровнем котировок на биржах Азии и Европы, что ведет к формированию первого в мире – и при этом крупнейшего межрегионального — евразийского «сверхрынка»

Кроме того, авторы подчеркивают, что роль Евросоюза как значимого в мировом масштабе покупателя энергоресурсов в данный момент снижается. Под давлением экономических факторов европейцы сокращают спрос на голубое топливо. Поэтому даже до санкционного кризиса перспективы этого направления поставок российского газа оказались под вопросом. 

Безусловно, однако, что в середине 2021 ситуация на европейском рынке еще более обострилась. Начался экстремальный рост цен на газ, за которым последовало подорожание угля и электроэнергии на многих крупных рынках. И Танкаев с Фроловым уверены, что это – начало мирового энергетического кризиса. В первой половине 2022 года, подчеркивают авторы доклада, он усугубился вследствие санкционного давления Евросоюза и США на Россию. Кроме того, началась эскалация напряженности во взаимоотношениях между Западом и Китаем.

Поэтому России необходимо срочно переориентировать газовые потоки с Запада на Восток.

Мировые газовые потоки

В докладе «Россия на газовом сверхрынке Евразии» представлена динамика добычи, потребления и экспортно-импортных газовых потоков с 1993 года по допандемийный 2019, но с дополнительными расчетами вплоть до начала текущего года. В частности, приводятся данные о том, что добыча природного газа в мире выросла с 2,16 трлн куб. м в 1993 году до 4,10 трлн в 2019. За этот 25-летний период падение добычи, связанное с мировыми экономическими кризисами, наблюдалось дважды: в 2008 году и в 2020 (во втором случае вызванное пандемией коронавируса).

Авторы отмечают также, что расширение потребления газа стимулировало увеличение его добычи, которое, как правило, опережало рост потребления. В отдельные периоды избыточное наращивание производства приводило к существенному падению цен на голубое топливо. Так, в 2019 году наблюдалось их резкое снижение на ряде региональных рынков – в первую очередь азиатско-тихоокеанском (азиатском) и европейском. 

Низкие цены, в свою очередь, привели к сокращению инвестиционной активности в области СПГ и переносу сроков ввода в эксплуатацию ряда проектов. Это обстоятельство дало о себе знать после выхода из кризиса 2020 года – в 2021-м, когда потребление газа росло значительно быстрее добычи.

Обращает на себя внимание метод группировки стран, экспортирующих и потребляющих газ. В выборку вошли 124 страны. Их разбили на три блока, играющих разную роль на мировом рынке углеводородного сырья (УВС).

Два блока традиционно, с 1960 года, противостоят друг другу на рынке энергоносителей. Это Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), лидером которой являются США, и Организация стран экспортеров нефти (ОПЕК), лидером которой выступает Саудовская Аравия. В 2016 году заключено, кроме того, соглашение ОПЕК+, куда входят 23 страны, а лидерами являются Россия и Саудовская Аравия.

Третья группа стран не организована в какую-либо структуру и не предпринимает совместных усилий по регулированию рынка, поэтому она обозначена как «вне блока». 

Выяснилось, что по объемам добычи газа активные группы примерно равны: ОЭСР и ОПЕК+ в 2019 году добыли по 38% всего газа в мире, а страны вне блоков – 24,5%. При этом потребление газа блоком ОЭСР составило 45%, блоком ОПЕК+ – 28%, а вне блоков – 24,1% от мировой добычи. В результате блок ОЭСР является нетто-импортером газа, а блок ОПЕК+ нетто-экспортером. Страны «вне блоков» обеспечивают себя на 98%, а недостаток импортируют. Ряд внеблоковых стран наращивают экспорт голубого топлива.

В целом на экспорт в 2019 году было отправлено 1 064 млрд куб. м, а потери газа при зарубежных поставках составили около 100 млрд куб. м. В потери входит потребление газа компрессорными станциями для перекачки к рынкам сбыта и испарение метана при транспортировке танкерами в сжиженном виде.

Авторы разъясняют, что разделение стран на группы носит условный характер, как и само понятие «мировой рынок газа». Газопроводы нельзя перенаправить к иному покупателю, даже если тот предлагает более выгодные ценовые условия. Именно это и предопределило формирование региональных рынков и их текущую конфигурацию. Основным признаком регионального рынка является единство цены, то есть близкие значения биржевых котировок в каждый момент времени.

Но региональные рынки не являются навсегда зафиксированной структурой, так как меняются газотранспортная инфраструктура, объемы потребления и местного производства. В результате авторы констатируют процесс трансформации рынков в сторону их глобализации. Глобализация здесь понимается как процесс формирования мирового рынка через рост взаимного влияния рынков региональных – прежде всего в сфере биржевых котировок, которые влияют друг на друга. Так, резкий рост импорта СПГ в Европу, который начался в ноябре прошлого года, был бы невозможен, если бы европейские спотовые цены не сравнялись с азиатскими, а затем существенно их не превзошли. 

В российском экспертном сообществе в целом поддерживают выводы исследования. Так, Алексей Гривач также считает, что взаимное влияние рынков растет по мере развития биржевой системы ценообразования, которая, правда, существует параллельно с нефтяной привязкой.

Развивая эту идею, Гривач указывает, что глобальный рынок постепенно формируется за счёт возможности перенаправления СПГ. «Но ликвидности ему не хватает, а специфика газа как товара (сезонное потребление, сложности хранения, сетевая инфраструктура, небольшое количество поставщиков) делает процесс медленным», - поясняет эксперт.

Назад, в XIX век

Расчеты, приведенные в докладе, лишний раз доказывают факт невозможности и в региональном, и в глобальном планах не только обойтись вовсе без российских поставок, но даже их существенно сократить. Россия занимает после США (961,851 млрд кубометров) второе место (739 млрд кубов) в мире по добыче газа, но значительно меньше его потребляет: 481 млрд кубов в год против американских 880,725 млрд. В результате в 2019 году российский экспорт голубого топлива достиг 258 млрд кубометров – 24,24% от общемирового.

Для сравнения, США в 2019 году вывезли (в виде СПГ) 81,126 млрд кубометров — 7,62% от глобального экспорта. 

Ситуация в Евросоюзе еще острее. В 2021 году 44% потребностей стран ЕС в газе покрывалось за счет «Газпрома». С учетом поставок российского СПГ — 50%. Германия за счет российского газа покрывала свыше 53%. Причем, будучи экономическим локомотивом ЕС, Германия импортирует газ в большой мере не для домохозяйств, а для нужд энергетики и промышленности, особенно химической и автомобильной.

К 1 июня этого года поставки российского газа уже упали по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 27% - до 61 млрд кубометров. Прекращение экспорта в Болгарию, Польшу, Финляндию, Данию и Нидерланды сказались на этом показателе пока не самым существенным образом, так как страновые эмбарго ввели только в середине–конце мая. Настоящий обвал заявок на продукцию «Газпрома» был зафиксирован в январе. Тогда европейские энергокомпании не покупали российский газ из-за запредельных спотовых цен. Потом объем поставок почти восстановился, но ненадолго. В конце мая прекратила функционировать украинская ГИС «Сохрановка», через которую перекачивалось примерно половина транзитного газа. В итоге, в этом году даже при сохранении еще одной украинской транзитной ветки через ГИС «Суджа» поставки в Европу упадут на 20 млрд кубометров. Газопровод «Ямал-Европа» (мощность 32 млрд кубов в год) закрыт полностью.

То есть, даже без новых ограничительных мер Брюсселя экспорт российского газа в ЕС в этом году рухнет (по одним только техническим причинам) как минимум на треть — на 50 млрд кубометров.

Однако Польша и балтийские страны требуют ввести против России уже в конце этого года полное газовое эмбарго. Реальных планов у Еврокомиссии заместить столь громадный дефицит нет. Пока надеются на энергоэффективность, снижая градусы отопления домов и закрывая предприятия.

А это неизбежно приведет, как указывается в докладе «Россия на газовом сверхрынке Евразии» к резкому — в два раза — падению энерговооруженности, что подтолкнет к новым высотам цены и вызовет рецессию. Евросоюз может буквально рухнуть в «XIX век».

России, в свою очередь, необходимо срочно договариваться с Китаем, а также, все-таки, существенно сокращать добычу.

«Но со временем эти объемы будут размещены либо на новых экспортных рынках, либо за счет развития внутреннего спроса, особенно в сфере переработки газа, -- уверен Алексей Гривач.

Автор: Константин Смирнов

Источник: Expert.ru, 14.06.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Путеводитель по европейским санкциям против российского нефтегазового бизнеса
События февраля 2022 года стали не только политическим землетрясением. Они привели и к серьезнейшей трансформации нефтегазовых рынков. Санкции против России в реальности повлияют на всех крупных экспортеров и импортеров нефти и газа. Западные страны стремятся нанести удар по российской экономике, основу которой составляют доходы от экспорта углеводородов. Соответственно, санкции нацелены на их добычу и продажу. Доклад построен по хронологическому принципу и показывает усиление санкционного режима. Доклад является полноценным путеводителем по санкциям, введенным на начало июля 2022 года ЕС и Великобританией и имеющим прямое и косвенное влияние на нефтегаз.
Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики