Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Сахалин Энерджи» воскреснет с российским лицом

«Сахалин Энерджи» воскреснет с российским лицом

В течение месяца зарубежные акционеры «Сахалин Энерджи» должны принять решение о том, будут ли они участвовать в проекте «Сахалин-2» после перевода его компании-оператора под российскую юрисдикцию. Ситуация щекотливая: исходя из политических соображений, японские Mitsui и Mitsubishi должны отказаться от участия, но с экономической точки зрения для Токио это крайне невыгодно. Что победит – экономическая логика или необходимость действовать в прозападном русле?

Не хотите ли последовать за Shell?

В последний день июня президент РФ Владимир Путин подписал указ «О применении специальных экономических мер в топливно-энергетической сфере в связи с недружественными действиями некоторых иностранных государств и международных организаций». Согласно документу, Правительство создаёт российское общество с ограниченной ответственностью, которому переходят все права и обязанности «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани, Лтд.».

До последнего времени доли в «Сахалин Энерджи», учреждённой на Бермудских островах, были распределены следующим образом: «Газпром» – 50 процентов плюс одна акция, британско-нидерландская Shell – 27,5 процента минус одна акция, японская Mitsui – 12,5 процента, японская Mitsubishi – 10 процентов.

Акционерам предлагается в месячный срок представить в Правительство РФ уведомления о согласии принять в собственность доли в уставном капитале новой компании пропорционально прежним. Таким образом, японские акционеры поставлены перед выбором – подтвердить своё намерение работать в российском проекте или последовать примеру Shell, которая после начала спецоперации на Украине заявила о своём намерении покинуть проект. Правда, пока она этого так и не сделала, а после появления президентского указа сообщила о том, что ознакомилась с ним и будет анализировать содержащиеся в нём требования.

Японская дилемма

Японская сторона, в отличие от Shell, ни разу не заявляла о желании покинуть проект. И это понятно – более 8 процентов потребностей государства в сжиженном природном газе (СПГ) обеспечивается газом с сахалинских месторождений. В страну поставляется около 60 процентов сжиженного газа, добываемого в рамках проекта «Сахалин-2». Весной глава Tokyo Gas Такаси Утида подчёркивал, что выход Японии из него чреват сбоями в поставках. Быстрой альтернативы российскому СПГ, по его словам, нет.

После 30 июня японские СМИ стали предупреждать о возможном росте цен на энергоносители в случае прекращения поставок с Сахалина. Премьер Японии Фумио Кисида поспешил успокоить граждан и заявил, что указ президента России не повлечёт за собой незамедлительной остановки поставок. 5 июля стало известно, что Япония по дипломатическим каналам проясняет детали президентского указа, в частности касающиеся инвестиционных условий.

Всё это, безусловно, свидетельствует о том, в каком непростом положении оказывается японская сторона. «Если Япония двинется в сторону сохранения своих интересов, это вобьёт клин в единство стран G7. Если она выйдет из проекта, это внесёт нестабильность в поставки сжиженного природного газа», – охарактеризовала ситуацию японская газета Nikkei.

Счётчик для Shell

В соответствии с президентским указом, если иностранные акционеры не представят документы о своём намерении остаться в проекте, после оценки стоимости нераспределённых долей они будут проданы в течение четырёх месяцев. По словам источника «Октагона» в отрасли, этот пункт следует считать ключевым. И он в наибольшей степени адресован Shell, которую таким образом подталкивают к принятию оперативного решения.

С этим отчасти согласен ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при Правительстве РФ Станислав Митрахович.

– Пора окончательно определиться со своими планами относительно участия в проекте, – говорит он.

«У Shell есть возможность за оставшееся время договориться с российскими, китайскими или индийскими покупателями о продаже своей доли, пусть и со скидкой». - Станислав Митрахович, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при Правительстве РФ

 

По его прогнозу, японские акционеры сделают всё возможное для перерегистрации, а Shell будет вынуждена поторопиться с поиском покупателя:

– Если Япония выйдет из проекта, предназначавшийся для неё газ будет продан другим покупателям в Восточной и Юго-Восточной Азии. Желающих будет предостаточно, и японцы это понимают. А вот Shell, скорее всего, придётся поторопиться с продажей актива или просто его потерять.

СРП – и точка?

Проект «Сахалин-2», предполагающий освоение двух шельфовых месторождений (Пильтун-Астохского и Лунского), производство и экспорт нефти, а также сжижение природного газа, осуществляется на основе соглашения о разделе продукции (СРП). Это соглашение было подписано в 1994 году и стало первым СРП в России.

Изменение долей в СРП-проекте уже происходило ранее. Изначально доли в нём распределялись следующим образом: Shell – 55 процентов, Mitsui – 25 процентов, Mitsubishi – 20 процентов. В 2007 году «Газпром» выкупил у участников часть акций и стал контрольным акционером.

В режиме СРП в России работает также проект «Сахалин-1» – его оператором является структура американской ExxonMobil, которая, как и Shell, заявила о том, что покинет российский рынок. В связи с этим эксперты не исключают, что опыт «Сахалина-2» может быть экстраполирован и на «Сахалин-1». Это подтолкнёт ExxonMobil к окончательному принятию решения.

Третий (и последний) СРП-проект в России – Харьягинское месторождение. Здесь в числе иностранных участников до недавнего времени были французская Total (20 процентов) и норвежская государственная Equinor (30 процентов). Последняя ушла с российского рынка весной. Total об аналогичных планах пока не заявляла.

Если ситуация будет развиваться по текущему сценарию, нельзя исключать того, что в ближайшее время в России вовсе не останется СРП-проектов в их классическом понимании.

Как говорит заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов, если все иностранные участники «Сахалина-2» откажутся от своих долей, то, «даже если это будет СРП, это будет СРП небывалое в истории России, в рамках которого соглашение о разделе продукции подписывается с российской компанией».

 

«Если предположить, что стопроцентным собственником новой компании будет “Газпром”, он будет инвестировать и будет обязан проводить те же отчисления в бюджет, которые ранее проводили остальные участники», - Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики.

 

В прошлом году доходы бюджета РФ в рамках проектов, реализуемых на условиях соглашений о разделе продукции, составили 48 млрд рублей (в 1,8 раза выше, чем по итогам 2020 года).

Риски для России

Производственные объекты «Сахалина-2» включают три морские добывающие платформы, морские и наземные трубопроводы, СПГ-завод, береговой технологический комплекс, терминал отгрузки нефти и насосно-компрессорную станцию. Согласно указу президента, имущество компании «подлежит незамедлительной передаче в собственность РФ» с одновременной его передачей в собственность нового ООО.

В случае реализации сценария, при котором иностранные партнёры откажутся от своих долей в новой компании-операторе, а новых иностранных покупателей не появится, вся инфраструктура останется исключительно в российской собственности. Здесь возникает вопрос, сможет ли Россия в условиях санкций своими силами эксплуатировать и поддерживать жизнедеятельность объектов.

По мнению Станислава Митраховича, если риски и есть, то они невелики.

– Японские компании нам технологий не давали, они были исключительно финансовыми инвесторами. Технологии давала Shell, но это было сделано больше 10 лет назад. Проект давно запущен и работает. Если Shell уйдёт, ничего не изменится. Определённые риски, конечно, есть, но они не столь высоки, как на новых российских СПГ-заводах, – полагает он.

Александр Фролов добавляет, что проблемы могут возникнуть не столько из-за ухода Shell, сколько из-за отказа от сотрудничества со стороны западных нефтесервисных компаний, в частности Baker Hughes.

– С их уходом возникают некоторые вопросы, касающиеся обслуживания оборудования, но, по моей информации, в ближайшие четыре года никаких технологических проблем возникнуть не должно. Есть некоторое время, которого хватит для парирования этого риска, – убеждён эксперт.

Источник: Octagon.Media, 10.07.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Путеводитель по европейским санкциям против российского нефтегазового бизнеса
События февраля 2022 года стали не только политическим землетрясением. Они привели и к серьезнейшей трансформации нефтегазовых рынков. Санкции против России в реальности повлияют на всех крупных экспортеров и импортеров нефти и газа. Западные страны стремятся нанести удар по российской экономике, основу которой составляют доходы от экспорта углеводородов. Соответственно, санкции нацелены на их добычу и продажу. Доклад построен по хронологическому принципу и показывает усиление санкционного режима. Доклад является полноценным путеводителем по санкциям, введенным на начало июля 2022 года ЕС и Великобританией и имеющим прямое и косвенное влияние на нефтегаз.
Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики