Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Игорь Юшков о санкционных затемнениях и о деиндустриализации Европы

Игорь Юшков о санкционных затемнениях и о деиндустриализации Европы

Идет настоящая экономическая война с Западом, поэтому логично, что Россия закрывает всю информацию, не давая тем самым пополнять постоянно санкционные списки, создавать дополнительные проблемы, считает эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.
 
Об этом он сказал в интервью изданию Украина.ру.
 
— Игорь, «Сименс» передал «Газпрому» лицензию на ремонт турбины до конца 2024 года. Не знаю, от чего зависит эта дата, так регламентируется, или Европа считает, что после 2024 года все станет хорошо. На примере Германии — проблемы, которые произошли с поставками газа, не повлияют ли они на рассмотрение антироссийских санкций, и в том числе на исключение эмбарго на импорт российской нефти? 
— Мы видим, что действительно европейцы страдают от собственных санкций, которые вводят, и в этом плане они даже и здесь непоследовательны, когда хотят часть каких-то санкций отменить.
 
Вот с той же самой турбиной довольно интересные события происходят. Уже несколько месяцев известно, что с ней есть проблемы, что ее Канада не отдавала, и вроде как европейцы, немцы, в частности, надавили, по всей видимости, через США на Канаду, та выдала генеральную лицензию, это по сути исключение из-под санкций. Что такие турбины можно вернуть, ту, которую починили, в Россию. Во-вторых, до конца 2024 года можно как минимум пять турбин починить. 
 
Вроде как немцы заинтересованы в том, чтобы скорее эту турбину доставить в Россию, чтобы заработал «Северный поток» на большую мощность, чем сейчас, и, соответственно, они получали больше газа, дефицит уменьшился, хотя бы немножко подешевел он — потому что он сейчас на рекордных значениях находится по ценам. И что самое главное — можно было бы легче готовиться к отопительному сезону.
 
Вроде немцы поторопились, они даже не самолете доставили из Монреаля в Германию турбину, но дальше — как-то расслабились. Мы видим, что до сих пор эта турбина находится в Германии, уже, получается, не первую неделю. Никак они не могут ее подготовить и загрузить на паром, который доставит ее в Финляндию, а оттуда сухопутным транспортом уже в район Выборга на газокомпрессорную станцию «Портовая».
 
Складывается такое впечатление, что совсем прижгло, когда «Северный поток» останавливался на профилактический ремонт с 10 по 21 июля примерно, и тогда начали торопиться. Видимо, они боялись, что «Газпром» вообще не запустит «Северный поток». С их стороны нужно было показать некие позитивные шаги: смотрите, мы, со своей стороны, что-то стараемся, вот, договорились с канадцами, чтобы они дали исключение из-под санкций, вот, турбину привезли, соответственно, когда «Северный поток» после ремонта все-таки вернулся в эксплуатацию.
 
Они как-то расслабились, не торопятся ни эту турбину везти, ни, что самое главное для них, забирать те турбины, которые уже выведены на газокомпрессорной станции «Портовая» из эксплуатации и ждут тоже профилактического ремонта. Их почему-то не забирают, сейчас их там четыре. На днях должна быть еще одна турбина выведена из эксплуатации, у нее тоже закончится ресурс — об этом говорил Владимир Путин. И вот уже пять турбин, на которые выдали лицензии, — пожалуйста, забирайте, везите их в Канаду, ремонтируйте, и, может быть, вы успеете их доставить обратно, к началу отопительного сезона. 
 
Но немцы этого не делают, и в этом плане ситуация, конечно, очень сложная для них — почему бы не поторопиться. Ну вот, утонули европейцы в бюрократии, и сами от этого страдают.
 
Мы видим, что позиция не только по России не меняется, но и совершенно какая-то абсурдная ситуация, например, в Германии — с атомными электростанциями. У них по-прежнему задействован план, что до конца этого года они остановят последнюю из своих атомных электростанций, хотя уже есть дефицит и огромные цены на электроэнергию и т. д.
 
И сейчас они только предлагают вернуться к дискуссии, а может быть не в этом году, остановить последнюю АЭС, хотя бы в следующем, потому что сейчас не хватает электричества и огромные цены. Не говоря уже о том, чтобы наладить отношения с Россией с ее энергоресурсами.
 
Буквально через пару недель, с 10 августа вступит в действие запрет на импорт угля из России, и тоже они оставляют его пока, хотя сейчас уже встает вопрос, откуда возьмете столько угля из других стран? Это дорого, как минимум — из ЮАР надо будет везти, из Австралии, может быть, ряд других стран задействовать. Но очевидно, что там возникает вопрос с объемами, там возникает вопрос с огромной ценой - и доставка дороже, и качество угля не всегда подходит. То есть то, что нужно, не всегда в нужных объемах удается зафрахтовать. И все равно европейцы идут на подобные меры. 
 
В этом плане абсолютно забыта любая рациональность. Экономика — и ее готовы европейцы принести в жертву, и пока что европейцы идут по пути деиндустриализации. Уже обсуждается вопрос о том, что — ну, зачем Германии промышленность? Есть же Испания, они же там живут без промышленности, такая, более-менее аграрный сектор развит, туризм и т. д.
 
Зачем немцам эти все заводы, химические концерны гигантские, автопроизводители? Потому что без энергии, конечно, это будет крайне дорого все это содержать, что-то производить. Поэтому, конечно, проблемы огромные, но немцы пока что (не торопятся. — Ред.) пересматривать свою позицию, и европейцы, в целом, и идут на всех парах к отопительному сезону с огромными проблемами.
 
— Затронем аграрный сектор. Канада не возвращала турбины, но и по канадским фермерам тоже ударил антироссийский санкционный бум. Фермеры начали бить во все колокола по поводу того, что слишком высоки тарифы на удобрения, в том числе, на азотные. Какая ситуация сейчас в Канаде с аграрным сектором?
 
— Здесь мне сложно сказать какие-то детали. Мы видим, что во всех странах есть основная проблема из-за того, что нефть дорогая, соответственно, нефтепродукты тоже возрастают в цене. И в Канаде, и в США — там довольно четкая корреляция между мировыми ценами на нефть и стоимостью топлива на внутреннем рынке. Поэтому, когда дизель дорожает, а там в основном вся сельхозтехника работает на дизеле, это приводит к тому, что себестоимость аграрной продукции существенно поднимается.
 
Соответственно, сложно тогда ее продать, а от того, что ты закладываешь высокую стоимость топлива в стоимость конечную своей продукции аграрной — это раскручивает инфляцию. Продукты дорожают, инфляция развивается, и вот уже начинаются уже такие цикличные проблемы в экономике. Что в США, что в Канаде — это все есть. 
 
И те же проблемы азотных удобрений — они тоже во всем мире дорожают, потому что дорожает газ, потому что азотные удобрения делают из метана. И калийные удобрения дорожают из-за того, что ввели санкции против России и Белоруссии. А мы одни из мировых лидеров по объему производства и экспорта калийных удобрений. И, конечно, это тоже часть себестоимости аграрной продукции.
 
Получается, топливо подорожало, часть цены пшеницы и всего остального, азотные удобрения подорожали, калийные тоже, все это в дефиците. Естественно, это порождает уже кризисные явления в сельхозотрасли, а потом начинаются эти разговоры ООН о том, что идет глобальный голод, продовольственный кризис и т. д. А откуда он взялся? Вот, пожалуйста, — мешаете вывозить российские нефтепродукты, нефть, мешаете вывозить российские и белорусские удобрения.
 
В основном, этот кризис рукотворный, а потом любые фермеры начинают страдать. Довольно интересно, что в Канаде не церемонятся с любыми протестами. Мы помним, когда там были протесты по поводу подорожания топлива, и дальнобойщики активно к ним присоединились, — без всякого суда и следствия, например, им заблокировали все счета.
 
Никакое не судебное постановление, а просто взяли, вычислили всех участников протестов, сразу заблокировали им любые расходы, и люди во мгновение остались вообще без гроша. Вот вам и хорошие показатели того, как гасят протесты в так называемом цивилизованном мире. 
 
— Поговорим о проблемах в Соединенном Королевстве — это инфляция, проседание покупательной способности. Что является главным фактором — это эхо брекзита, это постковидные последствия, или все-таки это подключение к американским санкциям против России?
 
— Здесь формируется, как во всей Европе, идеальный шторм. С одной стороны, все они не восстановились после брекзита, после ковидных ограничений — тогда тоже был скачок инфляции, потому что было стимулирование экономики, вливание в нее денег, соответственно, это порождает инфляцию.
 
Все это усугубилось, в том числе, антироссийскими санкциями. В Великобританию очень много приходило российской нефти, угля, по взаимозачетам приходил российский газ. «Газпром» менялся объемами с норвежцами, это было удобно, а главное, британцы получали газ дешевле. Теперь он будет приходить к ним дороже.
 
Такой интересный факт: основным рынком сбыта для белорусских нефтепродуктов была Великобритания. Туда приходило довольно много дизеля, прежде всего, из Белоруссии, и дальше частично он расходился по другим странам Европы, но во многом оставался именно на рынке Великобритании, последние лет пять британцы были лидерами. До этого были голландцы, потом в Великобританию доставлялись объемы белорусских нефтепродуктов, которые были во многом дешевле, чем у конкурентов. Единое экономическое пространство, нефть наша поступала на белорусские НПЗ без пошлины, перерабатывалась — и белорусы могли активно конкурировать по цене с другими производителями нефтепродуктов. 
 
Сейчас Британия этого лишилась. Соответственно, топливо подорожало из-за ухода российской нефти и нефтепродуктов белорусских. Уголь— они тоже от него отказываются. В итоге получается, что они вынуждены конкурировать за другие ограниченные объемы, что по газу, что по нефти, что по углю.
 
Это порождает рост стоимости электроэнергии в Британии и остальные такие же проблемы, как и у других европейцев. Их (британцев. — Ред.) во многом еще спасало то, что у них не так развита система кондиционирования, потому что, как правило, температура сверхвысокой не является. Поэтому у них скачка энергопотребления не произошло за счет жаркой погоды. Другой вопрос, что люди страдают от того, что там очень влажно, еще и кондиционеров нет, поэтому печально все.
 
В этом плане британцы сталкиваются с такими же проблемами, и главное — они не пытаются их обойти. До недавних пор, буквально еще неделю назад, формально британцы не вводили санкции, запрещающие импорт российских углеводородов. Евросоюз отдельно это принимал, в основном, шестым пакетом санкций, а британцы вне Евросоюза это все проигнорировали. Казалось бы, вот, наконец, рациональные какие-то люди втихомолочку, потихоньку сидят там, никаких запретов нет, и, видимо, они будут продолжать. Но нет, Британия исправилась в этом плане, и некую дисциплину общеевропейскую подтверждает — тоже ввела запрет на импорт российских углеводородов фактически с конца этого года.
 
Поэтому для них 2023 год тоже будет очень напряженным, нужно будет искать и уголь, и нефтепродукты какого-то альтернативного производителя, а значит, включаться в гонку с континентальной Европой — кто заплатит больше за то, чтобы товар пришел именно к ним. Поэтому — да, ждем подорожания дальнейшего, в том числе, в Британии.
 
— Перенесемся в Соединенные Штаты. Министр финансов Джэнет Йеллен в интервью каналу NBC призналась о замедлении роста экономики в США. Приведет это к рецессии или нет? Аппарат президента Джо Байдена решил высвобождать в сутки около 1 миллиона баррелей нефти, снизив тем самым цены на бензин. Получится ли таким образом удержать это все на плаву?
 
— Скорее всего, нет. Здесь вопрос в том, что надо выбрать: либо вы гасите инфляцию, либо у вас высокая инфляция, но при этом нет рецессии. В США (есть проблема. — Ред.) из ковидных времен, они использовали инструмент так называемых вертолетных денег, просто гражданам раздавали деньги для того, чтобы те чувствовали себя лучше в условиях локдауна — было на что продукты купить и т. д. Просто напечатали денег огромную массу, вкинули их в экономику. Это раскручивает инфляцию. А сейчас огромный толчок инфляции дало подорожание нефти, цены на топливо внутри США остаются высокими. И люди начинают уже жаловаться...
 
В итоге ФРС говорит о том, что необходимо поднять ставку, то есть, кредиты станут дороже, это уберет денежную массу из экономики. Но, в свою очередь, кредиты никто брать не будет, потому что они будут дорогими, а значит не будут развиваться новые бизнесы и производства. И старое производство тоже будет сокращаться. Поэтому инфляция, рецессия — весьма вероятна, но, скорее, в первом полугодии 2023 года. Потому что до сих пор ФРС жестких мер не приняла, но постоянно говорит: будем повышать ставку, это неизбежно и т. д. 
 
— Напоследок перенесемся в Россию. Правительство конкретизирует санкционные затемнения в экономике — последовательное закрытие доступа к базам данных юридических, физических лиц, чтобы избежать расширения санкций. Поможет ли такая практика?
 
— Мы видим, что эта практика применяется активно, начиная с марта. Государственная официальная статистика часто не публикуется, компании отказываются от публикации отчетности по международным стандартам отчетностей, по РСБУ (российские стандарты бухгалтерского учета).
 
Очень сильно возрастает объем экспорта нефти, который непонятно, куда идет. Там написано прямо открыто, что неизвестно направление движения этих танкеров. По сути это все идет в Европу, просто европейцы стесняются покупать напрямую у России, просят не указывать, куда она идет. А дальше она в реальности идет в европейские порты. 
 
Это стандартная практика, действительно, закрывается вся статистика, потому что и в США, и в ЕС — там нет каких-то секретных данных о России, в том плане, против кого чего вводить. Все, что известно было — лежало на поверхности, они и так уже ввели (санкции. — Ред.) против российских чиновников, бизнесменов, компаний и т. д. А дальше им вроде как нужно расширять санкционные списки. Что делать? Они, условно говоря, заходят на те же сайты компаний, начинают смотреть, кто у них там в Совете директоров, какие компании их контрагенты и т. д. Поэтому логично, что Россия закрывает всю информацию, не давая тем самым пополнять постоянно санкционные списки, создавать дополнительные проблемы.

Да, может быть кардинально это ничего не решает, но, тем не менее, если уж мы находимся в состоянии экономической войны с Западом, то надо всячески вставлять палки в колеса его деятельности. Поэтому эти меры выглядят оправданными.

Автор: Александр Порунов

Источник: Ukraina.Ru, 26.07.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики