Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Игорь Юшков: Санкции США и Евросоюза против России не сработали

Игорь Юшков: Санкции США и Евросоюза против России не сработали

Европейские страны теперь платят за энергоресурсы больше: получается, что Россия не потеряла, а пострадали как раз страны, которые вводили ограничения против РФ, считает эксперт Финансового университета при правительстве Российской Федерации и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.
 
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Игорь, агентство «Блумберг» заявило, что Россия побеждает в энергетической борьбе. Каковы основные критерии этой победы?

— В основном речь идет о том, что Россия восстановила объемы экспорта, объемы добычи до уровня, которые у нас были до начала санкционной борьбы. Примерно на январские-февральские показатели мы вышли. 

Конечно, «Блумберг» пытается приукрашивать, что Россия выигрывает в энергетической войне, но на самом деле Россия просто отстраивает экспорт своих углеводородов и устраняет проблемы, которые нам пытаются создать европейцы и американцы.

Рынок перестраивается и в этом плане. Скорее, европейцы страдают и проигрывают. Они ставят нас в положение, когда нам пришлось искать новые рынки сбыта — и США, и европейцы приняли против России санкции. Где-то были самосанкции, и динамика была примерно такая.
 
Самые большие проблемы у нас были в марте-апреле, потому что многие европейские трейдеры сами отказывались покупать российскую нефть, считая ее токсичной. Они боялись, что имиджевые издержки у них будут больше, что их заклюют собственные европейские политики, всякие «кампании отмены» организуют общества и т. д.
 
Поэтому опасались покупать российскую нефть.
 
Быстро перенаправить ее в Азию не всегда удавалось, поэтому России пришлось даже сокращать объемы экспорта, но это, в свою очередь, привело к тому, что дефицит на мировом рынке возрос, и цены выросли тоже — и, соответственно, за каждый проданный баррель платили больше.
 
Так как все равно объемы экспорта у России оставались довольно большими, получается, что суммарно мы сколько зарабатывали, столько и дальше зарабатываем. В этом плане существенных потерь не было, а значит, смысл антироссийских санкций, которые заключаются не в том, чтобы Россию лишить возможности что-то производить, или что-то продавать, а смысл санкций в том, чтобы Россия не зарабатывала, чтобы обрушить нашу экономику — этой цели они и достигли.
 
Получается, что они в итоге сами платят больше, потому, что они страны-импортеры, и за российскую, и за нероссийскую нефть. А мы сколько зарабатывали, столько и зарабатываем.
 
В этом плане основной смысл санкций не сработал, и цель не достигнута. А европейские страны платят больше. Вот и получается, что Россия не потеряла, а потеряли страны, которые вводили против нас эти ограничения.
 
Больше мы стали поставлять нефти в Индию, почти один миллион баррелей в сутки туда уходит. И что самое интересное, даже европейцы нарастили объемы закупок по сравнению с тем, что было где-то с начала марта до середины июня.
 
В середине июня Европейский Союз ввел уже официальные санкции против российской нефти, но сказал, что они заработают с декабря нынешнего года, и с 2023 года там будет запрещено покупать российские нефтепродукты. Получается, некая эмоциональная реакция рынка уже ушла к тому моменту к июню — и плюс определили правила игры, сказали, что сейчас точно можно покупать российскую нефть.
 
Европейские компании стали активно ее закупать, при том, что Россия еще давала скидки всем внешним покупателям, в основном для того чтобы выйти больше и закрепиться на азиатских рынках. Получается, что этим начали пользоваться европейцы. И когда у них есть альтернатива покупать не российскую нефть за 100—110 долларов за баррель, либо российскую за 70—80, конечно, они стали ее запасать. 
 
Увеличился и объем поставок в Европу и, соответственно, в Азию, поэтому российская нефть вполне востребована, никаких отказов особо нет, и даже проблему с мазутом мы решили.
Это отдельная была история. Американцы с 1 апреля запретили импортировать в США российскую нефть и нефтепродукты, а мы очень много туда мазута поставляли, потому что еще до этого американцы ввели санкции против Венесуэлы, а у них многие нефтеперерабатывающие заводы были заточены под тяжелую битуминозную нефть Венесуэлы.

2019-2020-2021 года — эти НПЗ вместо венесуэльской нефти стали закупать очень много российского мазута, он подошел, чтобы заменить венесуэльское сырье. С 1 апреля нельзя было этот мазут поставлять в США. В итоге американские НПЗ столкнулись с дефицитом сырья, но нам этот мазут сначала девать некуда было.

Но и эта проблема решилась за счет того, что этот мазут стал массово уходить в страны Ближнего Востока. Они тоже производят нефть, но — что они делают? Покупают российский мазут и потребляют его на своих электростанциях. У них остались электростанции, которые сжигают нефть или мазут и получают электричество. 
 
И вот они российский мазут закупают для себя, а высвобождающиеся объемы своей нефти экспортируют — на этом зарабатывают. Поэтому даже проблему мазута Россия решила, и в этом плане с точки зрения нового рынка мы себя чувствуем довольно хорошо.
 
— Все равно есть нюансы. Например, влияние на нефтегазовые доходы федерального бюджета — из-за санкций, нарушения логистических цепочек и просадки металлургии. Как с этим бороться?
 
— Действительно, есть отдельно вопрос производства нефти, экспорта нефти. Тут более-менее все наладилось. Дальше — вопрос доходов в бюджет от этой деятельности. Тут есть проблема. Мы видим, что в рублевом выражении эти доходы снизились в последнее время, но это произошло не потому, что мы нефти добываем или экспортируем мало, а потому, что рубль слишком крепкий.
 
Рубль укрепился, и теперь бюджет недополучает деньги по сравнению с тем, что он планировал. По плану доллар должен стоить примерно 70—75 рублей, а сейчас он стоит около 60. То есть слишком крепкий рубль приводит к тому, что нефть в рублевом выражении приносит меньше денег. 
 
Поэтому это скорее проблема финансового рынка, финансового сектора, курса валют. Именно из-за курса валют бюджет в рублевом выражении стал получать меньше.
 
То есть это не проблема энергетики, это проблема слишком крепкого рубля. А слишком крепким он стал из-за того, что у нас снизился импорт.
 
То есть раньше экспортные компании, в том числе, нефтяные и «Газпром», они приходили с валютной выручкой — с долларами и евро, внутри страны продавали на бирже доллары и евро, получали за них рубли, а эти доллары и евро у них покупали компании, которые осуществляют импорт каких-либо товаров в Россию, и шли с этими долларами и евро на мировой рынок что-то покупать.
 
Так как из-за санкций произошло нарушение логистических цепочек, импорт сократился, пока некуда деть излишнюю валюту, и поэтому рубль крепкий. 
 
Есть отдельные специфические проблемы — это санкции против российской металлургии, сократился экспорт металлов, пока не перестроился на азиатские рынки полноценно, поэтому — да, есть ряд отраслей, где мы действительно просели, и поступления в бюджет от металлургии сократились.
 
Да, есть отдельные проблемы, но правительство пытается их решить.
 
— Вопрос о транзите энергоресурсов через Украину в Чехию. Европейский банк все-таки принял платеж от России. Создаст ли этот прецедент условия для проведения платежей за транзит в дальнейшем топлива в Европу, и может ли это быть неким долгосрочным решением?
 
— Эта история, которая сейчас была с транзитом через Украину, касается пока только нефти. Все эти месяцы транзит российской нефти идет из России в Белоруссию, из Белоруссии сворачивает южная ветка. Одна идет через Беларусь, дальше — в Польшу и Германию. И вот она не останавливалась, дальше там все нормальное работает. 

А южная ветка, которая проходит через Украину, останавливалась в начале августа. С одной стороны, это довольно бюрократическая история. Санкций со стороны Украины нет. Мы не останавливали поставки нефти, Европе не запрещено пока покупать российскую нефть. Спрашивается, чего остановили?

Оказалось, что «Транснефть», когда пытается заплатить «Укртранснафте», государственному оператору украинского нефтепровода, в европейский банк, в евро, то эти платежи тоже не запрещены. Но их должен проверять и одобрять специальный регулятор.
 
Регулятор сказал: знаете, санкции вступили в силу, но у меня нет регламента, как написать бумажку, что я разрешаю, либо запрещаю этот платеж. Подзаконного нормативного акта у меня нет. 
 
Вроде бюрократическая история, но, с другой стороны, можно здесь усмотреть определенный злой умысел в отношении Венгрии, которая блокировала полтора месяца принятие шестого пакета антироссийский санкций, и может быть, Брюссель таким образом, не разработав тот самый регламент, пытался Венгрии показать, что если вы будете нарушать общеевропейскую дисциплину, я все равно найду способ, как вас наказать.
 
В итоге проблема решилась довольно просто, покупатели российской нефти стали сами платить украинскому оператору, потому что платеж со стороны европейских компаний в евро в европейские банки, естественно, никак не регулируются, не запрещен и не проверяется.
 
Так что в этом плане — сами венгры и словаки буквально через несколько дней начали оплачивать транзит, и транзит возобновился.
 
С Чехией ситуация оказалась немножко посложнее, потому что, во-первых, ей не так экстренно нужно было восстанавливать транзит, потому что у них есть возможность получать по трубе через Германию. Танкеры отгружаются в Германии в порту Росток, и дальше по трубе можно гнать нефть в Чехии. 
 
Во-вторых, чешские НПЗ принадлежат польской компании. Решения о том, что нужно платить украинцам самим, а не так, как раньше «Транснефть» платила, должны были принять поляки. А поляки вставляют всяческие палки в колеса, в том числе, российскому экспорту.
 
Поэтому там произошла задержка определенная, пока поляки на это согласились, и в итоге теперь все покупатели платят сами за транзит через Украину.
 
На самом деле это стандартная схема, потому что северная ветка из Польши в Германию дальше, там всегда платили именно потребители за транзит, а не «Транснефть». А южная — исторически так сложилось, что со времен Советского Союза вопросом снабжения нефтью центральноевропейских стран социалистического блока занималась Москва, и постепенно это все было переложено на «Транснефть».
 
Сейчас мы пришли к некой стандартной нормальной схеме, когда сами потребители, покупатели, платят за транзит.
 
— Вопрос о валюте стран БРИКС: может ли она стать заменой доллару?
 
— Россия считает и доллары, и евро токсичной валютой, потому что любые транзакции могут быть заблокированы. Как мы видим с этой историей за транзит нефти через Украину — пожалуйста, российская государственная компания «Транснефть» попыталась осуществить платеж, и он застрял.
 
Поэтому, действительно, безопаснее осуществлять расчеты в каких-то других валютах, в национальных валютах. Мы видим, что с Турцией определенная договоренность о переходе на рубль есть. В том числе потому, что эти национальные валюты сложнее западным странам отслеживать, и тот же самый параллельный импорт, закупка каких-то подсанкционных товаров, с точки зрения Запада, в Россию — когда идет в национальных валютах, это отследить все сложнее.
 
Поэтому Россия заинтересована, чтобы ей поставляли любые товары, в том числе те, которые Запад считает подсанкционными, и чтобы этого не было видно в экономической статистике, чтобы эти платежи не блокировали западные банки, регуляторы и т. д.

Чем больше торговли в национальных валютах — тем выгоднее.

— Есть прогнозы возможного падения доллара из-за инфляции США…
 
— Действительно, в основном, из-за дорогих энергоносителей, во всем мире очень большая инфляция у стран-импортеров. И в Европе большая инфляция, в зоне евро около 10%, Великобритания говорит о том, что может выйти на уровень 15% инфляции, такой чуть ли не с начала ХХ века у них никогда не было.
 
И все борются, и в том числе, и США тоже, у них инфляция рекордная за последние лет сорок. Все центральные банки и ФРС США борются с инфляцией одинаково — они поднимают ставку, соответственно, кредиты становятся дорогими, но это наносит огромный удар по промышленности, по принципам экономики.
 
Поэтому все ожидают, что сейчас во втором полугодии центральные банки и ФРС будут поднимать ставки, гася инфляцию, но это приведет в начале 2023 года к рецессии. То есть мировая экономика будет снижаться… Вполне возможно, перейдет в стадию рецессии.

Насколько долго она продлится — сказать сложно, но борьба с инфляцией имеет такие минусы.

Автор: Александр Порунов

Источник: Ukraina.ru, 15.08.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Путеводитель по европейским санкциям против российского нефтегазового бизнеса
События февраля 2022 года стали не только политическим землетрясением. Они привели и к серьезнейшей трансформации нефтегазовых рынков. Санкции против России в реальности повлияют на всех крупных экспортеров и импортеров нефти и газа. Западные страны стремятся нанести удар по российской экономике, основу которой составляют доходы от экспорта углеводородов. Соответственно, санкции нацелены на их добычу и продажу. Доклад построен по хронологическому принципу и показывает усиление санкционного режима. Доклад является полноценным путеводителем по санкциям, введенным на начало июля 2022 года ЕС и Великобританией и имеющим прямое и косвенное влияние на нефтегаз.
Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики