Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Возобновляемая энергетика: прогрессивные тенденции или агрессивный PR

Возобновляемая энергетика: прогрессивные тенденции или агрессивный PR

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) часто называют топливом XXI века, а само их развитие стало модным современным трендом. Переход на альтернативную энергетику и отказ от традиционного углеводородного топлива представляются беспроигрышным вариантом спасения человечества от различного рода экологических, экономических и социальных бедствий.  

В последнее время много говорится о неизбежности «зеленой» революции в энергетике. Так, по данным Renewables 2010 global status report, совокупный мировой объем установленных мощностей ВИЭ к началу 2010 года достиг 1230 ГВт, увеличившись почти на 7% с 2008 года. Всего по состоянию на 2009 год доля ВИЭ составляла около 26% от мирового объема установленных энергетических мощностей. Для сравнения, доля атомной энергетики равнялась 8%, «традиционной» топливной энергетики – 66%.

Между тем, заявления о том, что эпоха углеводородов проходит и им на смену идут альтернативные источники, вызывают большое количество вопросов. Прежде всего, не секрет, что «зеленая» энергетика пока является дорогим удовольствием и таковой останется в обозримый период времени. Главным образом, речь идет о ветровой генерации, солнечной энергетике и биотопливе. Это те сегменты альтернативной энергетики, на которые ее сторонники возлагают особые надежды. Как правило, экономическая целесообразность производства данных видов энергии достижима только с помощью различного рода субсидий и дотаций. Примечательно, что даже Китай с его дешевой рабочей силой, с возможностями широкого привлечения административной и финансовой поддержки для развития ветроэнергетики, не сумел добиться существенного снижения стоимости энергии по сравнению с традиционной генерацией. Без государственной поддержки китайские проекты в сфере ветроэнергетики были бы экономически нежизнеспособными.

Под сомнение можно поставить и саму экологическую безупречность «чистой» энергетики. К примеру, продукты сгорания этанола, который видится «зеленой» альтернативой бензину, могут быть более опасными для здоровья человека, чем традиционное топливо. Также под вопросом безвредность ВИЭ для климата планеты. Как отмечается ФАО ООН, если учитывать изменения в характере землепользования, выбросы парниковых газов для некоторых видов биоэнергетического сырья и систем производства могут оказаться выше, чем для ископаемого топлива.[1] По расчетам компании ЛУКОЙЛ, в России, чтобы произвести 1 тонну биотоплива (вспахать поле, посадить культуры, собрать их и переработать), необходимо затратить примерно 1,2 тонны обычного горючего[2].

Тем не менее, несмотря ни на что, вокруг «чистых» источников энергии создана атмосфера повышенных ожиданий и им упорно отводится роль будущего спасителя человечества. Под идею продвижения «зеленой» энергетики к настоящему времени выстроена солидная идеологическая надстройка. ВИЭ активно стараются представить как магистральный и прогрессивный тренд, по которому неизбежно будет двигаться современная энергетика. Так, по оценке Wind Energy Association, к 2020 году более 12% мирового спроса на электроэнергию будет обеспечиваться именно из этого источника.

Еще больший оптимизм в отношении развития альтернативной энергетики проявляет European Renewable Energy Council (EREC). Согласно его прогнозу, в 2030 году возобновляемые источники будут обеспечивать 35% мирового энергопотребления.

Одновременно с подобными радужными прогнозами звучат призывы к странам, отстающим в части развития ВИЭ, в том числе, к России, равняться на лидеров. Весьма типичными стали следующие заявления отечественных лоббистов «нетрадиционной» энергетики: «Использование возобновляемых источников энергии в мире продолжает расти, несмотря на экономический кризис. В 2010 и 2011 году эксперты предсказывают еще больший рост доли альтернативной энергетики во всем мире. России остается брать пример с Европы и США»[3]. На фоне рапортов о впечатляющих успехах «зеленой» энергетики стало хорошим тоном упрекать нашу страну за невнимание к ВИЭ, придавая ей образ этакого динозавра, стоящего в стороне от прогрессивных тенденций.

Причем методы подачи информации о нынешних и грядущих перспективах ВИЭ, а также сопутствующая констатация «безответственного и близорукого» подхода России к проблемам развития «чистой» энергетики, на самом деле, грешат определенной натянутостью. Можно назвать, по меньшей мере, три некорректных способа, которые используются в информационной пропаганде по продвижению ВИЭ в нашей стране. 

Подмена фактов в расчете на некомпетентность аудитории: Время от времени для отстаивания идей «зеленой» энергетики ее сторонниками приводятся недостоверные сведения, призванные преувеличить ее конкурентные преимущества по сравнению с традиционным ТЭК. К примеру, в декабре 2010 года на страницах «Российской газеты» один известный российский эколог утверждал, что ветровые станции в Германии обеспечивают около 16% национального потребления электроэнергии. В действительности, согласно официальным немецким данным, доля ветрогенерации более чем в два раза меньше указанных цифр - около 7%.

Установленная мощность как главная характеристика успехов ВИЭ: Одним из наиболее излюбленных приемов идеологов «зеленой» энергетики является сравнение существующих или прогнозных показателей установленной мощности ВИЭ с установленной мощностью традиционной энергетики. Это делается для того, чтобы непосвященная публика, как отмечалось в одном из материалов об успехах альтернативной энергетики, в полной мере смогла «ощутить масштаб цифр». Между тем, сравнивать установленную мощность традиционной и «зеленой» энергетики не вполне правильно. Дело в том, что оптимальный коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) «традиционной» тепловой электростанции может составлять порядка 80%. Для сравнения, если взять средние европейские условия, то КИУМ для ветростанций в 25% можно расценивать как весьма достойный.

Также показателями установленной мощности можно оперировать, чтобы доказать экономическую рентабельность альтернативной энергетики в сравнении с традиционной. К примеру, в Гринпис заявляли, что сооружение ветропарков по цене уже сопоставимо со строительством станций в сегменте газовой генерации (1-1,5 тыс. долл. за кВт установленной мощности)[4]. Тот факт, что разница между показателями вырабатываемой мощности и установленной мощности у ветрогенерации намного выше, нежели у традиционной энергетики, естественно, не упоминался.

Гидроэнергетика - «зеленая» или нет в зависимости от ситуации: В российских СМИ часто встречается и другой способ, мягко выражаясь, сомнительного отстаивания позиций альтернативной энергетики. Это, своего рода, «гибкость» подхода к гидроэнергетике. В зависимости от ситуации она может относиться к ВИЭ, а может и не включаться сюда. Так, говоря о положении дел в российском сегменте «зеленой» энергетики, «нетрадиционалисты» умалчивают о гидроэнергетике. И напротив, она учитывается, когда речь идет о развитии ВИЭ в мире. Более того, сплошь и рядом встречаются случаи, когда показатели, характеризующие развитие ВИЭ в России и не включающие в себя данные по гидроэлектростанциям, сравниваются с аналогичными зарубежными показателями, но уже с гидроэнергетикой. 

Интересно также то, что отечественные сторонники нетрадиционной энергетики прямо заявляют, что нам ничего не надо изобретать с нуля, поскольку крупнейшие западные производители с радостью помогут России приобщиться к современным энергетическим веяниям. Правда возникает закономерный вопрос: а зачем, собственно, нашей стране необходимо тратить усилия на развития ВИЭ? Если говорить точнее, зачем России создавать благоприятные условия для активного продвижения на российском рынке зарубежных технологий и оборудования в сфере ВИЭ? Понятно, что для западных компаний, которые выражают «глубокую озабоченность» недостаточным вниманием нашей страны к «зеленой» энергетике, интерес очевиден и вполне закономерен. Однако непонятно, а в чем, собственно, заключается выигрыш российских потребителей энергоресурсов, которые будут вынуждены из своего кармана оплачивать приобщение к «прогрессивным веяниям»? Данный вопрос остается без ответа, что тщательно прикрывается некими абстрактными рассуждениями о пользе ВИЭ, о том, что за альтернативной энергетикой – будущее и что ее необходимо развивать, поскольку это современный тренд и так делают все цивилизованные страны.

По нашему мнению, в России сектор альтернативной энергетики не разовьется до уровня, сравнимого с западными странами (исключение будет лишь в том гипотетическом случае, если к власти придут люди далекие от реальности, но «повернутые» на идее «зеленой энергетики). Дело в том, что изначальные посылки для развития ВИЭ в России и за рубежом изначально различные. Мы - сырьевая страна, не покупающая энергоносители за рубежом, а , экспортирующая их. Возможность эффективного использования недорогих традиционных энергоресурсов должна стать нашим конкурентным преимуществом, поскольку это способно дать положительный мультипликативный эффект для всей экономики. В том числе, для отраслей, создающих высокотехнологичную продукцию.

Кроме того, если отбросить пропагандистскую шелуху на тему ВИЭ, очевидно, что традиционные виды топлива еще долгое время будут играть для мировой энергетики системообразующую роль. Реальных возможностей «зеленой» генерации просто не хватит на всех. Да и вряд ли среднестатистический потребитель сможет заплатить необходимую цену за массовый переход частного и коммерческого сектора на чистые источники энергии. По большому счету, выполнить возложенную на ВИЭ непростую миссию «экологизации» мировой энергетики можно только при условии возвращения человечества в «средние века» - с соответствующим сокращением его численности и резким снижением объемов мировой экономики.

[1]  Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства. 2008. Биотопливо: перспективы, риски и возможности.  ФАО ООН.

[2] Мартынов К. Не наше дело. Business Guide. Приложение к газете «Коммерсантъ». 14.10.2008.

[3] Минэнерго РФ по прежнему не понимает важности развития ВИЭ в России. Центр солнечной энергии «Интерсоларцентр».

[4] Надежды на ВИЭ. Чупров В. Журнал «Энергорынок», №2, 2009.

Автор: Александр Перов, руководитель спецпроектов ФНЭБ

Опубликовано: Энергетика, № 5 (65), март 2011


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы
Водород как новая энергетическая надежда
Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики