Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Кто согреет британца «ужасной зимой»? Будущая премьерша согреет — всех и каждого

Кто согреет британца «ужасной зимой»? Будущая премьерша согреет — всех и каждого

Лиз Трасс знает, где раздобыть достаточно нефти и газа

Глава британского министерства иностранных дел Лиз Трасс, претендующая на пост премьер-министра страны, пообещала сделать все, чтобы обеспечить Соединенному Королевству энергетическую безопасность. О том, какие меры для этого она намерена предпринять, пишет издание The Times.

Как известно, после введения Западом антироссийских санкций и курса на отказ от энергоносителей из России, Великобритания (как и многие другие государства континентальной Европы) столкнулась с ростом инфляции и шокирующими ценами на энергоресурсы. Жителей Туманного Альбиона уже предупредили, что их ждет «ужасная зима», поскольку к 1 октября максимальная сумма счета за электричество для британских домохозяйств вырастет на 80% - с 1971 до 3549 фунтов в готовом исчислении.

Из-за такого «космического взлета» тарифов почти четверть британцев, как сообщает местная The Independent со ссылкой на опрос консалтинговой компании Savanta ComRes, собираются этой зимой вообще не включать отопление. А 11% респондентов сказали, что рассчитывают взять кредит под оплату счетов.

И пока покидающий «Даунинг-стрит» Борис Джонсон призывает всех терпеть «ради победы над Путиным», а главный эколог Королевства Джеймс Биван убеждает подданных Её Величества не гнушаться пить воду из канализации ради сохранения природы, Трасс дает обещание все проблемы решить.

В частности, информирует The Times, в случае избрания премьером Трасс собирается выдавать лицензии на бурение для добычи больших объемов нефти и газа в Северном море, а также освоения новых месторождений. Источники газеты сообщили, что она может одобрить не менее 130 лицензий на бурение и изучение месторождений. Кроме того, в должности главы правительства Трасс намерена стимулировать местные компании инвестировать в свои объекты в Британии для увеличения производства.

Эксперты издания, однако, считают маловероятным, что подобные меры приведут к скорому снижению цен на энергоресурсы в стране.

Ранее, напомним, глава МИД поддержала «частичный фрекинг». И предложила разрешить добычу сланцевого газа методом гидроразрыва геологического пласта там, «где общество поддерживает это». Ее ничуть не смутило, что использование этой технологии может спровоцировать землетрясения и привести к загрязнению грунтовых вод. Хотя как раз из-за того, что невозможно, по утверждению специалистов, предсказать вероятность и силу землетрясений, связанных с «фрекингом», Великобритания в 2019 году ввела на этот способ добычи газа мораторий. Утверждал его Борис Джонсон — за месяц до всеобщих выборов.

Правда, полгода назад он же предложил вернуться к практике «фрекинга», как было объявлено, «для снижения энергозависимости от России». Так что в данном случае Трасс просто пытается идти в ногу со своим бывшим шефом. Куда ее лично этот курс заведет — вопрос второстепенный. Но, наверное, в значительной степени это будет зависеть от того, как она справится с поставленной перед собой амбициозной задачей — вытащить страну из той энергетической ямы, в которой она оказалась по собственной глупости.

Оценить меры, которые Трасс собирается предпринять для этого, «СП» попросила ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при правительстве РФ Игоря Юшкова:

— Все это исключительно популистские заявления. Она просто пытается переманить на свою сторону общественное мнение. В Британии сейчас основная проблема, это дорогая энергия — будь то электроэнергия, горячая вода, отопление… и т. д.

И Трасс, соответственно, говорит: «Я решу эти проблемы. Выдам всем лицензии на бурение, на разведку в Северном море. Мы опять станем добывать много чего своего, не будем зависеть от дефицита на мировом рынке. И все у нас будет хорошо, а цены будут прежними, относительно невысокими.

Таков основной ее тезис. Но в реальности все иначе.

Даже если бы в Северном море было что добывать, то инвестиционный цикл довольно длительный. Однако разведанных, но не разработанных месторождений, там фактически уже не осталось. Поэтому если они что-то новое собираются в Северном море развивать, то сначала надо найти эти месторождения — т.е. лицензию на разведку сначала выдать, а потом уже бурить. На все это уйдет, как минимум, лет пять.

Поэтому в реальности, даже если бы было что добывать, то проблему — здесь и сейчас — это не решает. И уж, тем более, в этот отопительный сезон.

Повторюсь, добывать-то особо нечего. Добыча в Северном море шла очень интенсивно последние десятилетия, начиная примерно с 60−70-х гг. И все основные месторождения — не только разведанные крупные — уже находятся в стадии естественного истощения.

Британия, кстати, один из лидеров в Европе по снижению темпов добычи нефти и газа. Они просто все, что там было, уже вычерпали. Собственно, у всех стран, которые добывают газ в Северном море — у тех же норвежцев, голландцев — проблемы сходные. Это истощение ресурсной базы.

Например, британское знаменитое месторождение Брент (Brent), которое дало название марке нефти уже выработалось и закрыто. В Северном море уже нет такого месторождения, такой нефти не существует, есть только некая товарная марка на бирже.

Поэтому британцем не на что надеяться в плане собственной добычи. Даже если бы они вкладывали деньги довольно протяженный период времени и помногу, то это всего лишь позволило замедлить темпы падения добычи. Но никак не нарастить объемы и выйти на собственное обеспечение

«СП»: — Куда же тогда эти 130 лицензий пойдут?

— Не думаю, что там большая очередь стоит из компаний, которые жаждут эти месторождения взять. Они априори будут мелкими, и, соответственно, себестоимость разработки будет высокая. Опять же, их сами европейцы запугивали до этого годами, что не надо вкладывать деньги в ископаемые источники энергии. Это все провоцирует выбросы парниковых газов, поэтому через пару лет мы вообще будет от этого отказываться.

Иначе говоря, тут еще вопрос, найдутся ли желающие из числа коммерческих компаний разрабатывать эти месторождения. Мало одного политического желания предоставить такую возможность, нужно еще, чтобы экономические стимулы были, а компании как-то очень и очень скептически на это смотрят.

Вот сейчас пройдет этот энергокризис через пару лет, и что? А ты уже вложил миллиарды долларов и первую нефть (или первый газ) получишь только через пять лет.

«СП»: — Надо понимать, что Британия зеленую энергетику тоже похоронила, если такие надежды опять возлагает на «фрекинг»?

— Британцы, действительно, одними из первых ввели мораторий на «фрекинг» после сланцевой революции в США. Были исследования, которые показали, что такой метод добычи может вызывать микроземлетрясения. Поэтому они сказали, что «мы точно не знаем, вредит это или не вредит окружающей среде, но, давайте, лучше не будем».

Но, опять же, в основном тут речь шла про сухопутные месторождения. На шельфе о «фрекинге» речь не шла. Шельф — это традиционная добыча с буровыми платформами.

Так что, это, скорее, такие параллельные истории.

На самом деле, в Европе нигде добыча сланцевого газа не выстрелила. Американские геологические институты лидером по запасам сланцевого газа в Европе называли, например, Польшу. Якобы она чуть ли не третье место в мире занимает по запасам.

Поляки даже разрешили проводить разработки. Поначалу там работали международные компании — Chevron, насколько я помню. И своими силами поляки что-то пытались делать. Но в итоге ничего не получалось. Рентабельность запасов газа Польша не показала.

А уж в Британии вряд ли кто-то этим будет заниматься, потому что отношение к «фрекингу» там неоднозначное даже среди властей — одни запрещают, другие разрешают. Кто при такой неопределенности решится что-то там разрабатывать.

К тому же, серьезных успехов во всей Европе нет — все равно это дорого и неперспективно.

«СП»: — Идея фикс у Джонсона — не зависеть от российских энергоносителей. У Трасс, похоже, такая же. Получится?

— Именно у британцев может получиться, потому что российский газ фактически они не получали. Когда «Газпром» говорил, что он продает газ на рынке Британии, это так называемые своповые операции. То есть, обменные операции.

«Газпром» менялся с норвежцами, отдавал им газ в континентальной Европе, в Бельгии, в основном. А те продавали этот газ по своим контрактам. Аналогичные объемы норвежцы отдавали «Газпрому» в Британии, и он формально продавал. Поэтому физически российский трубопроводный газ туда особо не доходил.

СПГ — доходил. Сейчас им в основном его поставляет Испания. Тут нет особо проблем поменяться тоже рынками сбыта.

И нефть они могут покупать другую, потому что какой-то привязки к российской нефти у британских нефтеперерабатывающих заводов никогда не было. Просто исторически так сложилось, что Британия меньше зависит от российских поставок, собственно, как, та же Испания или Португалия, например. Они очень далеко, поэтому туда труба наша не дотягивается.

Поэтому в Великобритании таких проблем, как в континентальной Европе в плане отказа от российских энергоносителей, нет. Но они много российского угля покупали. Сейчас могут брать этот уголь в США или в ЮАР. Особых сложностей здесь нет.

Попытки Лондона отказаться от российской нефти, газа и угля, конечно, приводят к повышению цены. Но не к такому, опять же, критическому как в континентальной Европе. Причина тут — неоптимальная схема покупки. Раньше для торговли своповые операции просто с точки зрения логистики были гораздо удобнее. Сейчас придется переплачивать за то, что у тебя будет более длинное транспортное плечо.

У британцев в основном частные потребители платят больше. Но не потому, что именно от российских углеводородов они отказались. А потому что, в принципе, во всем мире энергокризис и дефицит.

Даже если бы не было санкций против России, все равно цены были бы высокие, и они платили бы больше.

Автор: Светлана Гомзикова

Источник: Свободная пресса, 30.08.2022


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Литий – новое эльдорадо энергетики?
Энергетический переход, с одной стороны, справедливо воспринимается российскими нефтегазовыми компаниями как угроза их бизнесу. С другой стороны, нужно искать в новой энергетике и новые возможности. Одной из них является производство лития – важнейшего сырьевого компонента для аккумуляторов электромобилей. Отрасль стремительно растет, что открывает другие горизонты. В том числе и для традиционных ТЭК-компаний. Литий уже вызывает повышенный интерес в России, что требует внимательного изучения темы.
Последние санкционные решения Запада и их влияние на российский нефтегаз
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2023 году и перспективы 2024 года
«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики