Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Климатическая повестка: пациент скорее жив?

Климатическая повестка: пациент скорее жив?

Ещё год назад казалось, что позиции климатической повестки прочны как никогда, а в борьбу против глобального потепления теперь включились не только развитые, но и многие развивающиеся страны.

Достижение углеродной нейтральности к 2060 году стало официальной целью и для России. Понятно, что это не могло не сказаться на интересах бизнеса, в том числе нефтегазовых компаний.

Эксперты обсуждали, как отрасль адаптируется к падению спроса на углеводороды, удастся ли реализовать экспортный потенциал на рынке карбоновых единиц и не стоит ли вводить углеродный налог внутри страны, чтобы не платить его при экспорте продукции.

Однако после 24 февраля актуальность климатической повестки стала вызывать вопросы. Хотя некоторые высокопоставленные чиновники уже успели заявить, что Россия не отказывается от взятых ранее обязательств. Но не получится ли так, что климатические проекты внутри страны будут потихоньку сворачиваться?

Голоса скептиков…

Так нужна ли России климатическая повестка в новых условиях? Для начала выслушаем доводы скептиков. Разговоры о политической подоплёке климатической повестке велись давно. Впрочем, о том, что «зелёная» повестка в последнее время «потускнела» и игрокам на рынке не до неё, учитывая сложившуюся ситуацию в энергетике, можно услышать и на самом высоком уровне.

«Хайп вокруг возобновляемых источников энергии, который был ещё год назад, прошёл. Инвестиции, конечно, продолжаются, но активность спала. Крупнейшие мировые энергетические компании уже не идут на поводу «зелёных» политиков и инвест-фондов, которые заставляли их снижать финансировать эти проекты в ущерб традиционной энергетике», — сказал вице-премьер Александр Новак на Санкт-Петербургском экономическом форуме.

 

Осенью прошлого года стало ясно, что альтернативные источники энергии пока не готовы заменить нефть, газ, уголь даже в развитых странах. Это привело к напряжённой ситуации на энергетических рынках и серьёзно подорвало позиции климатической повестки по всему миру.

По мнению скептиков, у России есть дополнительный аргумент в пользу отказа от проектов по снижению выбросов углерода. Если раньше введение климатического регулирования внутри страны объяснялось стремлением сохранить конкурентоспособность на мировых, в первую очередь европейских рынках, то в новых условиях эти усилия становятся бессмысленными, считают скептики.

«Был тезис, что если мы не введём плату за углерод в России, то её введут в Брюсселе. У нас торговли с Европой не будет к 2026 году, а это был ключевой тезис: «Давайте сохраним торговлю с Европой, которая намерена ввести в 2026 году углеродный налог».

Следующий тезис: «К нам придут классные технологии, которые обеспечат экономический рост и прогресс». Все носители этих технологий ушли из страны.

О каком притоке инвестиций сейчас мы можем говорить? Зачем нам теперь нужна плата за углерод? С какой целью?», — задался вопросом на Национальном нефтегазовом форуме (ННФ) генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

 

…и оптимистов

Впрочем, у «зелёной» идеи в России есть свои защитники. И аргументы «за» у них не иссякли даже после начала спецоперации. Главным апологетом климатической повестки в России является советник Президента РФ по вопросам климата Руслан Эдельгериев. По его словам, Россия не собирается выходить из Парижского соглашения, а все намеченные ранее планы реализуются.

«Действительно, многие иностранные инвесторы временно или навсегда покидают российский рынок, отечественные компании сокращают инвестиции в декарбонизацию. Однако необходимо отметить, что основные причины выбросов парниковых газов и структурной перестройки экономики остаются прежними.

Декарбонизация сокращает расходы предприятий в долгосрочной перспективе, потребители требуют ответственного производства товаров и услуг. И эти вводные остаются неизменными даже в текущей конъюнктуре», — считает г-н Эдельгериев.

 

К тому же, несмотря на все сложности, переход к «зелёной» энергетике остаётся одним из главных трендов современности, убеждены оптимисты. Именно здесь сосредоточен научный потенциал основных развитых стран.

И если сейчас спрос и цены на нефть, газ и уголь растут, это в ещё большей степени подталкивает европейские страны делать ставку на альтернативные источники для достижения своей энергонезависимости в долгосрочной перспективе. То есть, отказавшись от развития ВИА и других технологий, связанных с энергопереходом, Россия закладывает фундамент своей будущей отсталости.

«С конца февраля многие спекулируют на теме необходимости отмены тех или иных климатических проектов, смены повестки в целом, мотивируя это тем, что сейчас экономика должна мобилизоваться, сфокусироваться на других задачах. А всё, что связано с углеродным регулированием, — это несерьёзно и не даст российской экономике никаких драйверов к развитию.

Но мы видим, как быстро наращивают инвестиции другие страны, причём не только Европа, США. Во всех антикризисных планах на первом месте стоит рост инвестиций в возобновляемую энергетику. Безусловно, мы понимаем, что та сложная ситуация, которая сейчас сложилась, так или иначе скорректирует инвестиционные планы, но мы должны двигаться по выбранной ранее траектории.

Поэтому хочется верить, что планы низкоуглеродного развития будут реализованы», — отметил в своём выступлении на ННФ директор Ассоциации развития возобновляемой энергии Алексей Жихарев.

 

К тому же, по мнению старшего управляющего директора группы «Роснано» Алексея Тихонова, на климатическую повестку есть серьёзный спрос и со стороны населения.

«Каждое новое поколение имеет своё отношение к товарам, продуктам, потреблению и способу жизни. Сейчас к «потребительской власти» приходит поколение миллениалов, а следом за ними зумеров, и ценности потребления у них несколько иные, чем у предыдущих поколений.

Это не бренды, что-то яркое, это скорее ценности, которые лежат в области смыслов и в области значения продуктов.

Для них недопустимо потребление продукта, который произведён неэтичным методом, способом, который нанёс огромный вред окружающей среде. Все эти процессы происходят и в РФ. Крупные производители приняли этот тренд и в соответствии с ним выстраивают свою стратегию», — считает г-н Тихонов.

 

Ну и наконец, важно мыслить не только категориями политической и экономической целесообразности, но и помнить, что Земля — наш общий дом. А значит внести свой вклад в борьбу с изменениями климата должен каждый, так, что и Россия не должна оставаться в стороне.

Поворот на восток и углеродное регулирование

Впрочем, защитники климатической повестки взывают не только к совести, но и к разуму. Сейчас много говорится о развороте российской экономики на Восток. Однако на азиатских рынках российские экспортёры вновь могут столкнуться с трансграничным углеродным регулированием (ТУР).

Причём требования к углеродному следу товара будут не менее жёсткими, чем в Европе. Так, в Китае система торговли карбоновыми квотами была запущена в июле 2021 года, и, по оценкам экспертов, этот рынок в ближайшее время станет крупнейшим в мире.

«Мы видим, что требования на азиатских биржах сейчас во многом сопоставимы с теми, что есть в ЕС, поэтому ожидаем, что параметры углеродного регулирования Китая будут такими же, как в Европе, а возможно, и жёстче. Поворачивая на Восток, нужно помнить, что земля круглая, и с точки зрения регулирования мы, возможно, придём в то же самое место.

По нашим оценкам, при введении ТУР в Китае по параметрам, как в ЕС, под регулирование попадёт 2,8% всего экспорта РФ. Эта доля будет соответственно увеличиваться при повороте на Восток.

При наихудшем сценарии китайский ТУР охватит уже 87,2% экспорта», — отметил в своём выступлении на Санкт-Петербургском экономическом форуме руководитель Центра макроэкономических исследований НИФИ Минфина РФ Самвел Лазарян.

 

Впрочем, и европейское направление также не стоит полностью сбрасывать со счётов, несмотря на все санкции. По словам г-на Лазаряна, даже с учётом запрета эмбарго на российские металлы и уголь, размер платежей составит от 43,7 до 108,5 млрд евро за 10 лет. Напомним, что взимать плату за углеродный след товара в ЕС планируют начать с 2026 года. Это может привести к снижению ВВП: при текущем сценарии на 0,165%, при наихудшем сценарии на 0,471%, заключил Самвел Лазарян.

За чей счёт банкет?

Конечно, эти цифры — серьёзный аргумент в пользу того, чтобы продолжить заниматься климатическими проектами. Однако остаётся важный вопрос: кто будет их финансировать? Особенно если учесть, что подавляющее большинство таких проектов всё ещё очень далеко от окупаемости. До кризиса участники процесса большие надежды возлагали на государство. Однако в новых условиях эти надежды, похоже, так и останутся беспочвенными.

«Проекты должны окупиться за счёт реализации углеродных единиц. Нормативная база для этого активно развивается как на национальном, так и на международном уровнях», — отметил Руслан Эдельгериев.

 

Получается, основная тяжесть ложится на плечи бизнеса. На это направлено и законодательное регулирование. Так, заместитель генерального директора ФГБУ РЭА Минэнерго РФ Денис Дерюшкин в своём выступлении на ННФ отметил, что с этого года компании, совокупные выбросы которых превышают 150 тыс. тонн, будут обязаны подсчитывать свой углеродный след и подавать соответствующую отчётность.

А после 2024 года ожидается, что эта планка опустится до уровня 50 тыс. тонн. По замыслу авторов, эта инициатива должна подтолкнуть бизнес начать заниматься климатическими проектами.

Сразу нужно сказать, что у РФ есть все предпосылки для того, чтобы стать крупным игроком на рынке карбоновых единиц. Так, по оценкам Института глобального климата и экологии имени академика Ю. А. Израэла, потенциал только лесоклиматических проектов в России — от 540 до 1 млрд тонн СО2 эквивалента в год.

Плюс для нефтегазовых компаний доступен ещё один вариант снижения углеродного следа на своём предприятии — закачка СО2 из атмосферы в недра. Подобный успешный кейс имеется у «Газпром нефти», правда, реализован он в Сербии. В России пока рынка углеродных единиц нет как такового. К тому же нужно понимать, что мало заниматься посадками деревьев, нужно ещё уметь грамотно составлять отчёты.

«Поиск и подготовка необходимой методологии занимает, как правило, месяц. Разработка проектной документации ещё порядка 3 месяцев. Дальше валидация, верификация климатического проекта. Так работали европейские коллеги, и для российских компаний это стало ключевым камнем преткновения. Большинство проектов не доходили даже до второго этапа», — признаёт Денис Дерюшкин.

 

Сейчас в этом направлении ведётся работа, пока на уровне создания нормативной базы. В качестве пилотного региона выступит Сахалинская область. Здесь в ближайшие годы предстоит «обкатать» реализацию климатических проектов, направленных на сокращение выбросов и увеличение поглощения СО2, создать систему системы верификации, валидации и обращения углеродных единиц. Ожидается, что первая «карбоновая» сделка состоится уже в этом году.

В поисках покупателей

По всей видимости, с тем, чтобы произвести углеродные единицы в РФ, проблем возникнуть не должно. Но удастся ли их реализовать на рынке, и по какой цене? Для начала следует отметить, что существуют углеродные квоты, которые возникают в результате регуляторных ограничений выбросов и углеродные единицы, которые компании производят и покупают добровольно. И этот рынок пока относительно невелик, в роли покупателей выступает бизнес из развитых, преимущественно европейских стран.

«Крупнейший рынок квот на сегодняшний день — это система торговли ЕС, созданный ещё в 2015 году. Его объём почти 8,5 млрд тонн эквивалента СО2, а общая стоимость единиц в обращении в 2020 год составляла $250 млрд, или почти 90% от мировой текущей стоимости. На добровольном рынке покупают для снижения углеродного следа не перед лицом регулятора, а своих инвесторов, покупателей своей продукции.

В 2021 году его оборот составил только $1 млрд, но это трёхкратный рост по сравнению с 2018 годом», — рассказывает заместитель председателя правления «Газпромбанк» Елена Борисенко.

 

На будущее рынка карбоновых единиц в целом эксперты смотрят с оптимизмом.

«Спрос на углеродные единицы в ближайшие 1–2 года должен ощутимо вырасти из-за слишком большого использования угля и нефтяного топлива. Та же самая Германия: в прошлом году доля угля была 20%, сейчас уже 30%. США при «сверхзелёном» Байдене потребляет больше угля, чем при «грязном» Трампе.

А обязательства по сокращению выбросов надо как-то выполнять. Всё это станет драйвером увеличения спроса на углеродные единицы», — поделился мнением на ННФ руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН Сергей Рогинко.

 

Однако найдётся ли на этом рынке место для России, вопрос куда более сложный. Так, Руслан Эдельгериев признал, что самый крупный рынок — европейский — фактически для отечественных производителей закрылся, хотя ещё недавно перспективы российских углеродных единиц были самыми радужными в силу их относительной дешевизны. В этих условиях логично искать других покупателей. Однако надо понимать, что выбор сильно ограничен, поэтому в качестве основного потенциального импортёра российских единиц называют Китай. Стоит отметить, что в

Поднебесной этому направлению, действительно, стали уделять большое внимание в последнее время.

«В Китае активно развивается рынок углеродных единиц, реализуется более 200 крупных проектов в этой области, и наши компании очень заинтересованы в их реализации. Мы готовы сотрудничать и с иностранными компаниями», — отметила в своём выступлении на Санкт-Петербургском форуме руководитель отдела исследований и стратегии Unipec госпожа Пэй Ванг.

 

Впрочем, для реализации экспортного потенциала, нужно решить ещё одну проблему — добиться признания российских углеродных единиц в мире. Сегодня, если условная китайская компания выйдет на этот рынок, чтобы снизить углеродный след своей продукции, экспортируемой в Европу, ей не будет смысла покупать карбоновые единицы в России.

«Рейтинг CDP не принимает отчёты наших компаний, получается, что мы остаёмся в стороне от мировой динамики. Казалось бы, такое безобидное название — рейтинг, в законодательстве нигде это не прописано, но он имеет существенное влияние на выбор инвесторов, куда вкладывать деньги, на что ориентироваться и кому доверять. Мы должны иметь свой рейтинг, который будет заниматься экологической и климатической активностью», — считает Руслан Эдельгериев.

 

Впрочем, как создание национального рейтинга позволит обеспечить признание российских карбоновых единиц в странах ЕС, непонятно. В то же время рассчитывать на то, что международные агентства снова начнут работать с российскими компаниями в ближайшей перспективе, тоже не приходится. По крайней мере, пока не изменится политическая обстановка. И в текущих условиях это главное препятствие для российских компаний.

Срединный путь

Какую же в итоге стратегию в отношении климатических проектов выберет нефтегазовая отрасль? Пока из публичных высказываний можно сделать вывод о том, что бизнес уже без прежнего энтузиазма относится к «зелёной» повестке. Но и об отказе речи пока не идёт.

«Несомненно, климатическая повестка сохраняет свою жизнеспособность, компании будут продолжать выпускать отчёты. Но, конечно, той готовности к инвестициям во внедрение очень дорогих технологических решений, которые могут обеспечить реальную декарбонизацию больших производств, сейчас уже не будет.

В ближайшие несколько лет будет значительно меньше новых низкоуглеродных проектов. Несмотря на всю популярность и маркетинговый характер климатической повестки, надо понимать, что реальность в нефтегазе и промышленности в целом определяется сейчас точно не климатом», — отметил на ННФ руководитель департамента по специальным проектам и устойчивому развитию АО МХК «ЕвроХим» Иван Жидких.

 

В новых экономических реалиях из комбинации «кнута и пряника» стоит убрать кнут, убеждены представители бизнеса. Новые фискальные механизмы, которые всерьёз обсуждались в конце прошлого года, теперь могут стать «последней каплей» для базовых отраслей промышленности.

В принципе, это не расходится с базовым вектором современной государственной политики.

«У нефтегазовых компаний стоит задача не «позеленеть» любой ценой, а снизить негативное влияние на окружающую среду и климат и при этом продать товар. Если за счёт достижения первых двух целей товар становится неконкурентноспобным, это тоже не совсем правильно.

Поэтому наша задача как отрасли в целом искать такие подходы, когда мы могли бы с наименьшей стоимостью снизить выбросы. Мы должны использовать все инструменты: увеличение поглощающей способности лесов, повышение энергоэффективности», — сказал на Санкт-Петербургском экономическом форуме первый заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин.

 

Пока же снижение выбросов парниковых газов будет скорее рассматриваться как побочный эффект при модернизации производства. Хорошим примером может стать повышение энергоэффективности, которое, помимо денежной экономии, позволит снизить и углеродный след. В то же время пока неясно, какими будут инвестиции на развитие крупнейших российских нефтегазовых компаний в условиях санкций.

Подводя итоги, следует сказать, что отрасль не отказывается от климатических проектов, но при условии сохранения конкурентоспособности и доступа к основным рынкам сбыта.

Автор: Андрей Халбашкеев

Источник: drom.online, 31.08.2022

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Путеводитель по европейским санкциям против российского нефтегазового бизнеса
События февраля 2022 года стали не только политическим землетрясением. Они привели и к серьезнейшей трансформации нефтегазовых рынков. Санкции против России в реальности повлияют на всех крупных экспортеров и импортеров нефти и газа. Западные страны стремятся нанести удар по российской экономике, основу которой составляют доходы от экспорта углеводородов. Соответственно, санкции нацелены на их добычу и продажу. Доклад построен по хронологическому принципу и показывает усиление санкционного режима. Доклад является полноценным путеводителем по санкциям, введенным на начало июля 2022 года ЕС и Великобританией и имеющим прямое и косвенное влияние на нефтегаз.
Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики