Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Чем Россия заменит трубопроводные поставки газа в Европу

Чем Россия заменит трубопроводные поставки газа в Европу

Газпром рассказал о начале производства СПГ на побережье Финского залива рядом со ставшей всем известной станцией «Портовая». Именно сюда из Сибири приходили 55 млрд кубометров газа в год, чтобы отправиться в Германию по «Северному потоку – 1». Однако теперь этот газопровод остановлен, и возобновление его работы под большим вопросом. Ставка на СПГ – это чуть ли не единственный выход для России после действий ЕС. Однако есть сложности.

Газпром начал производство сжиженного природного газа на заводе, который расположен рядом с компрессорной станцией «Портовая» в Выборгском районе Ленинградской области, сообщил зампред энергетической компании Виталий Маркелов. Именно здесь на дно Балтийского моря уходит «Северный поток – 1», который буквально в пятницу, 2 сентября, был остановлен на неопределенный срок. Риски, что этот газопровод так никогда больше и не заработает, как никогда велики.

Любопытно, что среднетоннажный СПГ-комплекс «Портовая СПГ» ранее в этом году попал в поле зрения западного сообщества, когда спутники NASA зафиксировали сжигание газа на балтийском побережье. Тогда все подумали, что Россия сжигает газ, вместо того чтобы поставлять его в Европу. Однако такое факельное сжигание может быть частью процесса по производству СПГ, отмечает «Блумберг».

Теперь старт производства на новом СПГ-заводе почти сразу после отключения «Северного потока – 1» могут расценить как желание Газпрома заменить трубопроводные поставки на сжиженный газ.

Европа не скрывает, что не собирается отказываться от декарбонизации и по-прежнему намерена отказаться от газа через десять лет. Поэтому вне зависимости от текущих проблем у «Северного потока – 1» России в долгосрочном плане придется искать возможности для замены европейского рынка сбыта.

«Нам ничего не остается, кроме как договариваться с Китаем о строительстве второго газопровода «Сила Сибири – 2» и развивать СПГ-направление. Если мы хотим экспортировать газ еще куда-то, кроме Китая, чтобы он не вил из нас веревки, то это можно сделать только за счет СПГ», – говорит эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

 

Однако пока развитие СПГ проходит со скрипом. Запад с помощью санкций закрыл России доступ к технологиям крупнотоннажных СПГ-заводов. Однако у России имеются собственные технологии по созданию среднетоннажных СПГ. «Пока мы не видим, что делала ставка на тиражирование среднетоннажных технологий, которые есть у «Новатэка» и Газпрома. Мы не видим массовых заказов на производство таких линий», – говорит Игорь Юшков.

Запущенный СПГ-завод «Портовый» рядом с остановленным морским газопроводом «Северный поток – 1» не в состоянии заменить трубопроводные поставки в Германию. Мощность среднетоннажного завода «Портовая СПГ» составляет всего 1,5 млн тонн (порядка 2–2,5 млрд кубометров).

«Это не замена «Северному потоку – 1» и поставка газа в Европу по газопроводу. Потому что масштабы несопоставимы. Пропускная способность трубы составляет 55 млрд кубометров в год. Любой газопровод, идущий из России в Европу, имеет куда большую мощность, чем среднетоннажный СПГ-завод», – объясняет Юшков.

Строительство «Портовая СПГ» на побережье Финского залива Газпром начал еще в 2016 году. Запуск завода планировался еще в 2018 году, однако он постоянно откладывался. Для нового проекта, для которого Газпром разработал собственные технологии, в целом это нормально. И его реализация сейчас – это важное достижение. «Этот проект позволяет поставлять газ ближайшим странам Балтии, Скандинавии, Финляндии, а также в Калининградскую область. Кроме того, это возможность совершить бункеровку судов – эта тема активно развивается в последние годы», – отмечает собеседник.

Для бункеровки СПГ, произведенного на «Портовая СПГ», был построен танкер-бункеровщик «Дмитрий Менделеев». Вероятно, именно ему предстоит первая бункеровка СПГ. Этот танкер предназначен специально для транспортировки СПГ и для заправки СПГ судов в российских портах на Финском заливе и в Балтийском море, в том числе для заправки нового двухтопливного парома «Маршал Рокоссовский», который в начале марта встал на линию «Усть-Луга – Балтийск» между Ленинградской и Калининградской областями.

Однако в современных условиях, когда объем экспорта газа по трубопроводам в Европу резко упал, не исключено, что СПГ с этого завода может быть продан на спотовом рынке и раствориться среди европейских покупателей, в том числе прийти в Германию, которая надеется к новому году подключить один-два плавучих СПГ-терминала, отмечает эксперт.

«Если предположить, что «Северный поток – 1» не работает, но стоит задача сохранить прокачку 55 млрд кубометров по российской газотранспортной системе к станции «Портовая», то можно использовать СПГ-заводы для экспорта топлива. Для этого необходимо растиражировать очереди мощностью 1,5 млн тонн. Это технология самого Газпрома, заводы строятся на базе отечественного оборудования. Санкции Евросоюза, запрещающие поставлять оборудование для СПГ-заводов, на этот проект не повлияют», – говорит Юшков.

Чтобы перевести 55 млрд кубометров газа в форму СПГ, потребуется построить более 20 очередей таких среднетоннажных СПГ-заводов мощностью 1,5 млн тонн (приблизительно 2,5 млрд кубометров). В теории выглядит неплохо, однако на практике, как всегда, возникает много проблем.

 

«Во-первых, сейчас российские заводы не рассчитаны на массовое производство подобного оборудования. Все, что у нас производится для малотоннажного и среднетоннажного СПГ, – это штучные заказы. Заводы не рассчитаны на то, чтобы вводить по пять очередей таких заводов в год. Этот завод «Портовая СПГ» строился больше пяти лет. Четвертая очередь «Ямал СПГ» на основе собственных технологий «Новатэка» строилась около четырех лет. А чтобы все 55 млрд кубометров «Северного потока – 1» были перенаправлены на завод по сжижению, нужно таких очередей построить больше 20. За пару лет сделать это не получится, нужно время, деньги и стратегическое решение», – считает эксперт ФНЭБ.

По его словам, опыт такого массового строительства среднетоннажных СПГ-заводов есть только у американцев, которые строят десять очередей, а вот больше 20 очередей в мире никто не строил. Потому что когда речь идет о сжижении десятков миллионов тонн, то выгоднее строить крупнотоннажный СПГ-завод.

У России нет таких собственных технологий и доступа к зарубежным – тоже. Однако при стратегическом решении и поддержке государства можно было приступить к освоению таких технологий. Однако, по словам Юшкова, на это потребуется еще времени. В плане Минпромторга стоял срок создания технологий крупнотоннажного СПГ-завода к 2030 году, плюс еще три-четыре года уйдет на создание этого завода в чистом поле. В этом плане быстрее развивать производственные мощности и тиражировать в больших количествах среднетоннажные СПГ-заводы, хотя в мире так никто не делает. Однако никто в мире никогда не находился в той ситуации, в которой оказалась Россия в плане санкций на технологии, резонно добавляет Юшков.

Однако, чтобы решиться на сжижение 55 млрд кубометров, отобранных у «Северного потока – 1», необходимо принять стратегическое решение о закрытии трубы. Пока такого решения нет. Газпром все-таки надеется на то, что политические отношения наладятся, и тогда вернется в строй и экспортная труба, не в этом, но, возможно, в 2023 году, считает Юшков. Если газопровод заработает, то смысла вкладываться в СПГ-заводы на Финском заливе, конечно, нет.

Впрочем, учитывая, что Европа через десять лет вообще хочет отказаться от газа, то даже если «Северный поток – 1» не заработает, лучше массово начинать строить СПГ-завод ближе к добыче газа – на том же Ямале, считает Юшков. Тогда не надо будет качать газ через полстраны по суше, а потом делать еще один крюк по морю, чтобы доставить СПГ покупателю в Азии (если Европа уходит с рынка, как обещает).

«В перспективе в любом случае остаются только азиатские рынки для сбыта. С этой точки зрения строить массово СПГ-заводы на побережье Финского залива тоже бессмысленно. И, опять же, на Ямале более низкие температуры, поэтому потребуется тратить меньше энергии на сжижение газа», – говорит эксперт.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 07.09.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Зеленая повестка в России в новую политическую эпоху
Начало СВО (специальной военной операции после 24 февраля 2022г.) на территории Украины привело к беспрецедентному обострению отношений с Западом, в том числе и с ЕС. Естественно, возник вопрос и о зеленой повестке. Энергетические консерваторы стали уговаривать кабмин поддержать традиционную энергетику в период жестких санкций и отказаться на время от опасных экспериментов, нацеленных на изменения энергобаланса. Однако лагерь зеленых догматиков вовсе не выглядит парализованным. Он продолжает креативить новые аргументы в пользу сохранения тренда на ESG. Поэтому в реальности борьба двух лагерей продолжается. И за каждым из них стоят свои группы влияния и серьезные бенефициары.
Путеводитель по европейским санкциям против российского нефтегазового бизнеса
События февраля 2022 года стали не только политическим землетрясением. Они привели и к серьезнейшей трансформации нефтегазовых рынков. Санкции против России в реальности повлияют на всех крупных экспортеров и импортеров нефти и газа. Западные страны стремятся нанести удар по российской экономике, основу которой составляют доходы от экспорта углеводородов. Соответственно, санкции нацелены на их добычу и продажу. Доклад построен по хронологическому принципу и показывает усиление санкционного режима. Доклад является полноценным путеводителем по санкциям, введенным на начало июля 2022 года ЕС и Великобританией и имеющим прямое и косвенное влияние на нефтегаз.
Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики