Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Российским трубопроводам в Азии предстоит преодолеть ряд препятствий

Российским трубопроводам в Азии предстоит преодолеть ряд препятствий

Пока Евросоюз строит планы по отказу от российской нефти и газа, Москва ищет возможности перенаправить поставки углеводородов. Традиционный для России способ доставки нефти и газа – это трубопроводы. Куда и какие трубы Россия сможет проложить для замены европейского рынка сбыта?

На саммите ШОС в Самарканде Владимир Путин определил, куда Россия намерена перенаправить свои энергетические потоки с европейского направления. Речь в первую очередь про Китай, Пакистан и Индию. Какие проекты планируются?

Россия стремится найти новые рынки сбыта для своих нефти и газа на международных рынках. От российской нефти ЕС откажется уже в конце этого года, а от российского газа обещает отказаться через два-три года. Перенаправить нефть на другие рынки можно без строительства нефтепроводов, потому что нефть легко можно перевозить по морю. Хотя здесь возникают проблемы со стоимостью фрахта, доступностью танкеров для перевозки, страховками судов, перевозящих российскую нефть и нефтепродукты.

С газом ситуация иная. Чтобы везти газ по морю в газовозах, необходимо сначала его сжижать, а в точке прибытия разжижать. Для этого необходимо построить СПГ-заводы для отправки и СПГ-терминалы для приема сжиженного газа. Санкции лишили Россию доступа к технологиям строительства крупнотоннажных СПГ-заводов, но развиваются технологии строительства среднетоннажного завода.

Другой путь для перенаправления газовых объемов с европейского рынка – это строительство новых газопроводов в сторону Азии. Именно планами в этом направлении поделился Путин на саммите ШОС.

Одна такая труба уже действует – по «Силе Сибири» в Китай в этом году придет уже 20 млрд кубометров газа, хотя изначально планировалось поставить в этом году лишь 15 млрд кубов. Но спрос со стороны Китая растет, поэтому мощности растут быстрее. Это создает предпосылки для того, чтобы Россия и Китай подписали новый контракт и начали строить вторую «Силу Сибири» через Монголию (здесь труба называется «Союз Восток»). Этот проект уже давно обсуждается, однако российско-китайские переговоры затянулись.

«Это наиболее проработанный проект в техническом плане. Исследован маршрут, готово технико-экономическое обоснование. Единственная проблема – это отсутствие коммерческого контракта с Китаем. Без него начинать строить трубу нельзя, иначе Китай нас окончательно дожмет и будет покупать наш газ по три копейки», – отмечает эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

 

Однако вице-премьер Александр Новак на днях заявил, что Россия ожидает достижения окончательных договоренностей с Китаем по «Силе Сибири – 2» в ближайшее время. Он намекает на то, что стороны приблизились к компромиссному варианту, устраивающему обе стороны.

По словам Новака, новый газопровод будет иметь мощность 50 млрд кубометров газа в год, что позволит ему стать фактической заменой газопровода «Северный поток – 2», мощность которого составляет 55 млрд кубометров в год.

«Я бы не стал говорить, что мы вот-вот подпишем контракт. Главный вопрос – в цене. И мы можем долго бодаться по нему. Китай крайне несговорчивый переговорщик. Он считает, что время на его стороне. Чем хуже будут дела у Газпрома в Европе, тем более разговорчивым он будет в диалоге с Пекином. Поэтому Китай может еще год-два вести переговоры. Задача России – показать Китаю риски. Во-первых, что именно Китай будет следующим, кого США обложат санкциями. Ведь стратегическим конкурентом, претендующим на глобальное лидерство, США считают не Россию, а Китай. Второе – Европа забирает СПГ из Азии, и его цена выросла. Готов Китай покупать СПГ за тысячу долларов или лучше договориться с Россией о покупке газа по приемлемой цене?» – рассуждает Юшков.

По его мнению, заявление Новака лишь говорит, что переговорный процесс активизировался, но гарантий скорого подписания коммерческого контракта это не дает. «Плюс России надо продемонстрировать Европе, что потеря европейского рынка – это не фатальная история для нас, что у нас есть альтернатива. И Новак это демонстрирует», – отмечает собеседник.

Любопытно, что Монголия заявила, что хочет не только газопровод, но и нефтепровод по своей территории для поставок нефти в Китай. Монголия предложила изучить этот вопрос с технически и экономически обоснованной точки зрения.

«Это прозвучало довольно неожиданно. Не совсем ясно, зачем строить эту трубу, и какая нефть туда пойдет. Это выглядит как перетягивание одеяла Роснефти на себя, чтобы показать, как она далеко продвинулась в переговорах с Китаем. Почему не расширить ВСТО и по нему не поставлять нефть? Ведь дешевле расширять старый нефтепровод, а не строить новый», – считает Юшков.

На саммите ШОС Россия проявила интерес также к поставкам энергоресурсов в Индию и Пакистан. В частности, прозвучала идея поставлять российский газ по газопроводу через Казахстан в Пакистан.

Однако эксперт ФНЭБ называет эту историю фантастической. «Я бы не стал рассматривать это всерьез. Казахстан и Пакистан не граничат друг с другом. Это значит, что нам придется гнать западно-сибирский газ сначала в Казахстан, потом в Туркменистан или Узбекистан, далее в Афганистан и потом только в Пакистан. Здесь мы сталкиваемся ровно с такими же проблемами, с которыми сталкивается сам Туркменистан, который много лет не может реализовать проект ТАПИ», – говорит Игорь Юшков.

ТАПИ – это проект газопровода «Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия». Россия тоже проявляет интерес к этому проекту как с точки зрения подрядчика и поставщика оборудования, так и в плане поставок газа в Индию.

«Главная проблема в том, что никто не может гарантировать целостность труб, идущих через территорию Афганистана. Сначала местные лидеры будут просить денег за то, чтобы ты сам смог разминировать маршрут. Потом надо будет платить во время стройки, чтобы рабочие были живы, не было набегов и воровства. Когда ты построишь трубу, она станет золотой жилой для местных, вымогать деньги будут все кому не лень.

 

Если не заплатишь, они реально будут взрывать трубы. И даже если заплатишь, это все равно не будет гарантировать сохранность газопровода. Поэтому проект ТАПИ так и не будет реализован, как и идея газопровода из России в Пакистан», – считает эксперт. Тем более что для России возникают еще две экономические проблемы. Во-первых, высокая себестоимость доставки, и не факт, что цены на газ в будущем позволят окупить ее, не говоря уже о расходах на стройку. Во-вторых, Афганистану не нужен конкурент в виде России на пакистанском и индийском рынках.

Куда более реальным является проект Пакистанского газопровода. Александр Новак заявил, что в ближайшее время начнется его строительство. Но это газопровод для внутреннего пользования пакистанцами. Он пройдет из Карачи (портовый город на юге Пакистана) на север Пакистана. Его мощность будет 12,3 млрд кубометров. На юге Пакистана в портах Карачи находятся СПГ-терминалы, которые смогут регазифицировать СПГ и далее отправлять газ по новому газопроводу на север страны, где находятся промышленные потребители газа.

Россия в этом проекте выступает в первую очередь как подрядчик и поставщик труб и оборудования. В 2021 году представлять Россию в проекте стал консорциум российских инвесторов, в состав которого вошли Евразийский трубопроводный консорциум и Трубная металлургическая компания. Однако прорабатывается вопрос в том числе поставок российского СПГ в Пакистан.

Сейчас Пакистан экспортирует в основном СПГ из Катара, но выросшие цены стали для небогатой республики неподъемными. Поэтому еще весной стало известно о том, что Пакистан ведет переговоры с Россией о многомиллиардной сделке по импорту СПГ с проекта «Новатэка» «Ямал СПГ» на полуострове Ямал.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 20.09.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российская энергетика и Запад через год после начала украинского конфликта: остались ли связи?
Большая политика является рамкой энергетических отношений. Но непосредственно энергетические проекты и сделки осуществляются на корпоративном уровне. Именно компании формируют те нити, которые связывают страны в энергетическом бизнесе. Поэтому важно провести анализ отношений межу РФ и Западом в разрезе корпораций. И пока концерны из «коллективного Запада» остаются в России, еще есть варианты с продолжением сотрудничества. Которое все еще приносит России бюджетные доходы и рынки сбыта.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2022 году и перспективы 2023 года
2022 год оказался тяжелейшим для нефтегазовой индустрии России. После 24 февраля на нее обрушились жесточайшие санкции. При этом их влияние оказалось довольно разным. В 2023 год отрасль входит с тревогой. Готовится эмбарго на нефтепродукты. ЕС намерен продолжать сокращение закупок российского газа, что неизбежно скажется на выручке. Запуск новых СПГ-заводов оказывается под вопросом из-за технологических санкций. Отдельная тема – что происходит с зеленой повесткой. Имеет ли смысл сейчас продолжать настаивать на ускоренном энергопереходе в России – большой вопрос.
«Газпром» на передовой экономических и политических битв с Европой
Европейские чиновники уверяют, что уже научились жить без российского газа, и в 2023 году сведут его покупки вообще к условным величинам. Их главная надежда – сжиженный природный газ. Сегодня ЕС должен принять принципиальное решение: прошел ли он точку невозврата в газовых отношениях с Россией и уверен ли, что его экономика выдержит без трубопроводных поставок газа из РФ. Или, наоборот, Европа все же осознает, что газовый баланс не сойдется, да и плата за такой резкий бросок в строну СПГ будет чрезмерной. Важнейшим фактором для принятия решения будет оценка потенциального объема СПГ, который появится на рынке до конца текущего десятилетия.
Нефтяной сектор России под санкционным давлением: уроки выживания
Санкционное давление на российскую нефтянку нарастает. 5 декабря вступило в силу эмбарго на морские поставки нефти из России в ЕС. Одновременно заработал и механизм price сap, придуманный США и поддержанный странами G7, ЕС, Австралией, Норвегией и Швейцарией. А ведь это далеко не первые санкции, введенные против отрасли после начала СВО. Доклад ФНЭБ позволит подвести первые итоги реакции нефтяной промышленности на жесткие санкции и понять, насколько успешным является противостояние этому давлению.
Арктические проекты в контексте энергетического разворота на восток
События 24 февраля 2022 года, с одной стороны, радикально переписали экономическую повестку, с другой, позволили понять, в каком реальном состоянии находятся проекты, на словах вроде бы активно развивавшиеся уже много лет. Если до жестких санкций можно было закрывать глаза на темпы реализации планов, о которых постоянно говорили с высоких трибун, то теперь от их состояния без всякого преувеличения зависит судьба российской экономики. Одним из них является Арктика.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики