Главная > Актуальные комментарии > Рейтинг событий месяца > Топ-лист событий за март 2011 г.

Топ-лист событий за март 2011 г.

Фонд национальной энергетической безопасности предлагает Вашему вниманию топ-лист 10 наиболее значимых событий в отрасли за март 2011 г. и готов прокомментировать свой выбор подробнее.

  1. Авария на Фукусиме

    Это важнейшее событие с точки зрения развития мирового энергетического рынка. Оно может означать конец «атомного ренессанса», но, конечно, не конец самой атомной энергетики. Безусловно, планы строительства новых атомных станций будут пересматриваться, сокращаться. Однако России не стоит паниковать, потому что закрытие атомных станций в Германии означает рост спроса на газ в этой стране. По нашим оценкам, это будет где-то 35 млрд кубометров газа. Японии придется увеличивать закупки газа, потому что для этой страны вообще другой альтернативы нет. Так что у России есть возможность «играть» в газ, и Фукусима эту дверь для нас открывает.

  2. Военная операция в Ливии

    Несмотря на то, что, как все уже выучили, Ливия занимает только 2% на мировом рынке поставок нефти, война уже разогнала цены до $110-120 за баррель. И это не удивительно, потому что рынок реагирует и на то, что революция эта и война явно не последние. И война затягивается, и ничего с Каддафи пока сделать нельзя. А если Алжир? А если Саудовская Аравия? Ведь Саудовская Аравия уже находится в панике, уже тоже шантажирует мировое сообщество тем, что если у них что-то произойдет, то нефть будет стоить $300 за баррель. А произойти может, потому что в марте полыхал Бахрейн, Йемен. Ситуация не спокойная, но для тех, кто уверен, что сырьевого проклятия не существует, высокие цены на нефть – это только плюс.

  3. Решение Стокгольмского арбитража по сделке «Роснефти» и ВР

    Это решение показывает, что, оказывается, в России частный бизнес вполне может бороться со сделкой, где есть серьезный интерес самого Владимира Владимировича Путина. Мы сами создали картинку мира, где Путин правит всем и вся, чуть ли ни любого может отправить в тюрьму, но тот же Михаил Фридман жив-здоров, и никто с ним ничего сделать не может. Так что эта сделка, безусловно, прецедентна для России, но она так же показывает, что за рубежом далеко не все в восторге от того, что иностранцы активнее входят в российский проект.

  4. Победа «Газпрома» в борьбе за Ковыкту

    Долгоиграющая эпопея закончилась – «Газпром» получил лицензию на Ковыкту, но заплатил за нее высокую цену. На самом деле, глупо создавать искусственную конкуренцию за выход на азиатские рынки. Если бы лицензию получила какая-нибудь другая компания, то получалось бы, что следующим шагом была бы идея отмены экспортной монополии «Газпрому», но с точки зрения переговоров по цене на газ с Китаем эта идея об отмене монополии выглядит очень и очень спорной.

  5. Продление контракта Алексея Миллера на должности главы «Газпрома»

    Досрочное решение о продлении контракта, видимо, вызвано тем, что Путин принял решение, потому что видит, как конфликты в элитах разваливают всю систему. «Подвесив» Миллера до 31 мая, Путин добился бы только одного – вала компромата на главу «Газпрома» с целью предложить какие-то другие альтернативы. Поэтому премьер-министр эту возможность прикрыл. Путин понимает, что система сдержек и противовесов может дать сбой, поэтому контракт и был продлен, что, естественно, является большим успехом Алексея Борисовича.

  6. Требования китайской стороны снизить стоимость нефти, поставляемой по ВСТО

    Это очень показательная история. Китай доказал, что он сложный переговорщик, трактует в свою пользу даже уже подписанный контракт и очень странно подходит к ценообразованию. Нефть, в отличие от газа, – биржевой товар, за этот товар платят столько, сколько платят на бирже. Но Китай почему-то начинает привязывать стоимость нефти к стоимости транспортировки. А как это может быть связано с транспортировкой? Цена на нефть не зависит ни от себестоимости добычи, ни от себестоимости транспортировки, а зависит только от того, сколько она стоит на бирже, сколько за нее платит рынок. Теперь, когда «Газпром» будет вести переговоры по газу, надо думать семь раз и один раз отрезать.

  7. Вхождение Wintershall Holding GmbH в «Южный поток», визит Владимира Путина в Сербию и Словению и предложение построить завод СПГ на Черном море

    Эти события, естественно, связаны друг с другом. Идея построить СПГ на Черном море означала, что Россия постепенно выходит из проекта «Южный поток». Такая угроза вызвала очень нервную реакцию наших партнеров на Балканах, потому что они очень ждут этот проект. В особенности это касается Сербии и Словении. И России в этом плане, с одной стороны, нужно давить на Украину, чтобы она передала в управление свою ГТС, а для этого нужно делать «Южный поток» все более и более реальным (отсюда и вхождение немцев в проект). С другой стороны, если Украина даст согласие, что будет с «Южным потоком»? Нужны какие-то альтернативные моменты, отсюда и идея строительства СПГ-завода. Пока же мы видим, что Владимир Путин, после вызвавшей легкую панику на Балканах идеи построить завод по СПГ, поехал в Словению и в Сербию, где вновь пообещал реализовать «Южный поток». Эти новости о трубопроводном проекте будут не последними.

  8. Внесение ФАС антимонопольных поправок

    ФАС по-прежнему надувает щеки и говорит о том, что устроит нам «русское дело Рокфеллера» (напомним, что этот пример основан на расчленении StandartOil на 34 компании). Если мы посмотрим текст этих новых антимонопольных поправок, то все выглядит здраво и разумно. Но есть огромные сомнения, что эти поправки будут реализованы, потому что ФАС доказал свою способность надувать щеки и предлагать разумные идеи, но он не продемонстрировал нам свою способность эти идеи реализовывать. Красивый антимонопольный проект может закончиться пшиком.

  9. Инициативы Дмитрия Медведева по изменению состава советов директоров в нефтегазовых госкомпаниях

    Все это подается как мощная идея по демонтажу государственного капитализма, но будем откровенны: во многих государственных компаниях советы директоров давно уже не являются важнейшими органами управления. Поэтому до демонтажа государственного капитализма очень-очень далеко. Но зато приватизацию отрасли это вполне может подстегнуть.

  10. Переговоры «Башнефти» о вхождении в ее капитал индийской нефтегазовой корпорации ONGC

    Это любопытная тема с точки зрения расширения присутствия нерезидентов на российском рынке и тоже очень громкая история. Здесь пока есть очень серьезное сопротивление: в марте вдруг началось расследование в Индии по поводу покупки компанией ONGC компании Imperial Energy, которая владеет несколькими месторождениями в Томской области. Индия вдруг решила, что там была завышена стоимость, что актив не такой хороший, хотя прошло уже больше года после этой сделки. Так что тут мы видим, что интерес к России огромен, но видимо, далеко не все на мировом энергетическом рынке в восторге от того, что вдруг опять нерезиденты заинтересовались российскими проектами. Поэтому мешают ВР, мешают ONGC. Возможно, это все явления одного политического порядка.


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики