Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ничего не поможет: сколько Европе осталось без российского газа

Ничего не поможет: сколько Европе осталось без российского газа

Европе все сложнее обеспечивать свои потребности в природном газе, а обвинения в адрес России слабо помогают в этом. "Прайм" решил разобраться, где европейским покупателям сейчас искать альтернативу российским поставкам.

ВЫЗОВ БРОШЕН

"Я брошу вызов Путину — никакого отопления до ноября" — гласит гордая реплика журналистки авторитетного британского издания The Times. Однако хочется посоветовать ставшей в одночасье знаменитой Дженис Тернер: "Лучше бросьте вызов Си Цзиньпину, найдите лишний газ до Лунного нового года".

Проблемы с обеспечением газом домохозяйств и промышленных предприятий возникли в Европе далеко не сегодня, и вовсе не политические проблемы стали их причиной. Еще в 2021 году, когда на мировом рынке уже бушевал энергетический кризис, Европа сделала ошибочную ставку на рост поставок сжиженного природного газа (СПГ), который, по логике чиновников из Брюсселя, должен был поступать на терминалы региона в объемах, достаточных, чтобы цены на ключевой спотовой площадке Title Transfer Facility (TTF) не только не росли, но и заметно снизились. Однако вышло наоборот: стоимость объемов в межсезонье выросла в разы из-за общего острого дефицита и жесткой конкуренции за них с Азией, а с наступлением холодов противостоять мощному потенциалу азиатских рынков стало еще тяжелее.

Резкое сокращение в текущем году поставок газа из России в силу целого ряда обстоятельств, так или иначе связанных с жестким санкционным давлением "коллективного Запада", лишь ухудшило ситуацию и усугубило дефицит.

ПОТРЕБНОСТИ И РЕАЛЬНОСТЬ

Чтобы понять это, посмотрим, сколько газа нужно Европе и сколько она получает. Ежегодный объем потребления в регионе — порядка 600 миллиардов кубометров. По словам президента Национальной ассоциации сжиженного природного газа, (СПГ) Павла Сарафанникова, собственное производство способно покрыть лишь треть потребностей — около 200 миллиардов кубометров. Таким образом, на внешних рынках нужно приобрести в общей сложности около 400 миллиардов кубометров. Поэтому "выпадение" "Северного потока" с его более чем 100 миллиардами — это очень существенный объем, одна пятая часть всего потребления газа в Европе, обращает внимание эксперт.

"Если мы говорим про объемы СПГ, то Европа может принять около 200 миллиардов кубов", — продолжает он. Эти поставки для региона сегодня критичны, как никогда. Но далеко не факт, что он получит весь необходимый объем.

"Именно за счет увеличения импорта сжиженного газа европейский рынок компенсирует значительную часть выпадающих объемом российского газа, но за них нужно бороться, в том числе, с азиатскими импортерами, предлагая более высокую цену ", — согласен заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач.

Крупнейшим поставщиком газа в ЕС и Великобританию сейчас является Норвегия. Объем поставок — около 120 млрд кубометров в год, уточняет Гривач. Норвегия, помимо прочего, один из основных выгодоприобретателей от экстремально высоких цен на природный газ на спотовом рынке Европы, уверен эксперт.

В любом случае, остается в дефиците еще порядка 170 миллиардов кубов газа, подсчитал Сарафанников. Никаких гарантий поставок таких объемов сейчас нет, да и свободного газа на рынке явно недостаточно.

Конечно, нельзя забывать и о продолжающихся поставках из России. Пока сохраняется прокачка через ГТС Украины, но назвать этот маршрут надежным по понятным причинам нельзя. Есть "Турецкий поток", снабжающий российским газом Турцию и часть юга Европы. "У второй нитки "Турецкого потока" сейчас есть немного свободной мощности, в пределах 10-15 млн кубометров в сутки, — рассказывает замглавы ФНЭБ. — Но во время отопительного сезона, если не возникнут какие-либо форс-мажорные обстоятельства, ее быстро выберут, как это было в некоторые месяцы этого года".

То же самое касается Трансадриатического газопровода (Trans Adriatic Pipeline, TAP), представляющего собой европейское продолжение Южного газового коридора (ЮГК). "На европейский рынок он работает даже с небольшим превышением проектной мощности, но из-за отставания в разработке ресурсной базы это происходит за счет сокращения поставок из Азербайджана на турецкий рынок", — поясняет Гривач. Проще говоря, чтобы газ появился в определенном месте, нужно изъять его из другого маршрута.

ПОМОГУТ ЛИ ЗАПАСЫ

При этом европейцы в 2022 году справились с поставленной задачей заполнения своих подземных хранилищ газа (ПХГ), отмечает директор Центра энергетических исследований Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ Вячеслав Кулагин. Но с началом холодов стал укрепляться спрос и возможности "докачки" сократились. "Нужно очень четко понимать специфику подземных хранилищ, — рассказывает специалист. — Есть общая емкость и есть рабочая, активная, которую можно использовать".

В прошлом году в хранилища Европы было закачано 47 млрд кубометров, указывает Кулагин. "И по-хорошему там пятьдесят с небольшим можно "поднимать" из хранилища", — говорит он.

Это 10% от общего потребления, отмечает эксперт. "Что такое ПХГ? Чтобы было понятно, это некоторая емкость, куда газ загнали под давлением. И он потом оттуда выходит. Но десять процентов по году — это немного. Понятно, что он отбирается зимой, когда наблюдается пик потребления", — отмечает Кулагин.

Таким образом, любое "выпадение" объемов на стороне предложения будет усиливать энергетический кризис в мире в условиях стартовавшего осенне-зимнего сезона. Проще говоря, Европа пребывает в крайне сложном положении, и взять дополнительные объемы газа ей сейчас просто неоткуда. А усугубление дефицита в силу неких форс-мажоров способно вынудить далеко не только журналистку The Times мерзнуть до Рождества или даже дольше.

Автор: Олег Кривошапов

Источник: ПРАЙМ, 10.10.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.
Перспективы российской СПГ-индустрии
Европейские санкции и политика Брюсселя по отказу от российских энергоносителей, взрывы балтийских газопроводов заперли в России солидный объем трубопроводного газа, который нельзя оперативно направить на альтернативные рынки. Это вроде бы является сильным аргументом в пользу развития производства СПГ в России. Новый доклад ФНЭБ дает ответ на вопрос о том, какую часть планов по резкому росту производства СПГ в России можно считать реалистичной.
Российская энергетика и Запад через год после начала украинского конфликта: остались ли связи?
Большая политика является рамкой энергетических отношений. Но непосредственно энергетические проекты и сделки осуществляются на корпоративном уровне. Именно компании формируют те нити, которые связывают страны в энергетическом бизнесе. Поэтому важно провести анализ отношений межу РФ и Западом в разрезе корпораций. И пока концерны из «коллективного Запада» остаются в России, еще есть варианты с продолжением сотрудничества. Которое все еще приносит России бюджетные доходы и рынки сбыта.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2022 году и перспективы 2023 года
2022 год оказался тяжелейшим для нефтегазовой индустрии России. После 24 февраля на нее обрушились жесточайшие санкции. При этом их влияние оказалось довольно разным. В 2023 год отрасль входит с тревогой. Готовится эмбарго на нефтепродукты. ЕС намерен продолжать сокращение закупок российского газа, что неизбежно скажется на выручке. Запуск новых СПГ-заводов оказывается под вопросом из-за технологических санкций. Отдельная тема – что происходит с зеленой повесткой. Имеет ли смысл сейчас продолжать настаивать на ускоренном энергопереходе в России – большой вопрос.
«Газпром» на передовой экономических и политических битв с Европой
Европейские чиновники уверяют, что уже научились жить без российского газа, и в 2023 году сведут его покупки вообще к условным величинам. Их главная надежда – сжиженный природный газ. Сегодня ЕС должен принять принципиальное решение: прошел ли он точку невозврата в газовых отношениях с Россией и уверен ли, что его экономика выдержит без трубопроводных поставок газа из РФ. Или, наоборот, Европа все же осознает, что газовый баланс не сойдется, да и плата за такой резкий бросок в строну СПГ будет чрезмерной. Важнейшим фактором для принятия решения будет оценка потенциального объема СПГ, который появится на рынке до конца текущего десятилетия.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики