Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Uniper vs «Газпром»: немецкая компания подала иск к ненадлежащему ответчику

Uniper vs «Газпром»: немецкая компания подала иск к ненадлежащему ответчику

Потерпевшая фиансовый крах из-за действий Канады и нерешительности властей собственной страны, немецкая энергетическая компания Uniper не нашла ничего лучше, как подать иск на 11,6 млрд евро против ООО «Газпром экспорт».

С альтернативной энергией

Генеральный директор Uniper Клаус-Дитер Маубах 30 ноября заявил в Дюссельдорфе, что его компания инициировала судебное разбирательство против «Газпром экспорта» в Международном арбитражном суде Стокгольма.

Крупнейший потребитель российского газа в Германии (до лета этого года) требует возместить убытки, которые образовались из-за того, что «Газпром экспорт» перестал поставлять газ, получаемый ранее Uniper по трубопроводу «Северный поток-1». Немецкой энергокомпании пришлось взамен покупать газ на спотовом рынке по более высоким ценам, чем это было зафиксировано в четырёх долгосрочных договорах с «Газпром экспортом», действующим до 2035 года. Формула цены в этих документах была сверстана в основном по нефтяной корзине и лишь частично по спотовым показателям.

В итоге немцы якобы уже потеряли 11,6 млрд евро к 1 ноября этого года и будут нести убытки вплоть до 2024 года. Маубах заявил: «Мы требуем возмещения нашего значительного финансового ущерба в ходе этого разбирательства. Речь идет об объемах газа, которые были согласованы по контракту с "Газпромом", но не были поставлены и которым мы должны были закупать замену по чрезвычайно высоким рыночным ценам и до сих пор вынуждены это делать. Мы понесли эти расходы, но они не являются нашей ответственностью. Мы ведем эти судебные разбирательства со всей должной энергией: мы в долгу перед нашими акционерами, нашими сотрудниками и налогоплательщиками».

При этом, по мнению главы компании, обстоятельства, приведшие к прекращению поставок в его адрес российского газа, юридически не являются для российской стороны форс-мажором.

Впрочем, финансовая ситуация у Uniper настолько безнадежна, что немецкому правительству пришлось оказать ей, начиная с июля этого года, экстраординарную по объему финансовую помощь. Но и те огромные средства не удержали Uniper на плаву. Федеральное правительство срочно готовит национализацию. 

У бед немецкой компании несколько причин. Первая — энергетический кризис в ЕС, еще до событий этого года вызванный непродуманным переходом от долгосрочного ценообразования, привязанного к нефтяной корзине, к спотовым ценам. Эта реформа европейского газового рынка была затеяна Еврокомиссией.

Следом идет охота Берлина и Варшавы за европейскими активами «Газпрома», которая еще весной этого года привела к фактической конфискации собственности российской газовой компании в Германии, Великобритании, Австрии и Польше. Чем уже это не форс-мажорные обстоятельства?

Раз турбина, два турбина

А события, которые позже развернулись вокруг газопровода «Северный поток-1» (по которому Uniper и получала российский газ), вообще носят исключительный исторический характер. Напомним основные вехи этого беспрецедентного блокбастера.

16 мая выясняется, что газовый агрегат особой мощности, производства немецкой фирмы Simens на компрессорную станцию СП-1 «Портовая» не поступит. Турбина проходила плановый ремонт на заводе Simens в Монреале и там застряла на месяц. 1 июня Канада ввела санкции на поставку энергетического оборудования в Россию. «Газпрому» пришлось сократить поставки сразу на 40% от суточной мощности (167 млн, в год — 55 млрд кубов). То есть, до 60%. 16 июня прокачка упала еще на 20% — до 40%.

Берлину, правда, удалось выторговать турбину у Оттавы и завезти её к себе. Канцлер Олаф Шольц стал требовать, чтобы российская сторона забрала механизм и возобновила поставки в прежнем объеме. Но «Газпром» отказался, сославшись на юридическую неопределенность, вызванную режимом канадских санкций. К тому же, возникли претензии и к технической документаци.

В июле ситуация повторилась со второй турбиной из пяти до этого работавших. Ей также пришел срок планового ремонта. Но кроме Монреаля, другой производственной площадки Simens предложить не смог. В результате прокачку по СП-1 «Газпром» сократил до 20% от установленной мощности.

Наконец, 31 августа СП-1 прекратил работу вообще, так как на третьей турбине потекло масло. Оставшиеся две также требуют профилактики.

Еще летом «Газпром» отнес все эти перипетии, начало которым было положено задержкой турбины в Канаде, к форс-мажорным обстоятельствам. Но немецкая компания этот вывод отвергла. Её глава Клаус-Дитер Маубах назвал прекращение поставок нарушением контрактных обязательств. Не согласен, как уже было упомянуто, с форс-мажором он и сейчас.

Признание того, что поставки прекратились отнюдь не по вине «Газпрома», а по не зависящим от него обстоятельствам непреодолимой силы, заставили бы ответить на вопрос о том, что это за обстоятельства. Тогда пришлось бы признать, что колоссальные убытки немецкой компании возникли в результате антироссийских санкций, а данном случае тех, что ввела Канада. А тогда логично было бы и иск подавать против ее властей, задержавших у себя отремонтированную турбину для российского газопровода. Но действительно нелегко себе представить, что глава немецкой газовой компании будет следовать логике, коли она такова. Очевидно, что ему куда проще пойти против нее.

А арбитры кто?

Таким образом, предстоят арбитражные разбирательства в Стокгольме. При этом геополитический фон, который не может не влиять на работу судей, также для российской стороны крайне неблагоприятный.

Впрочем, аргументом в пользу российской стороны могут стать диверсионные акты против “Северных потоков” в конце сентября. В результате их проведения качать газ по дну Балтийского моря уже практически невозможно. А в этом исходе Россия уж точно никак не виновата.

К тому же Стокгольмский арбитраж, который на протяжении последних десяти лет, как правило, выносил антироссийские вердикты, две недели назад неожиданно принял решение в пользу «Газпрома». Он обязал финскую энергетическую компанию Gasum выплатить «Газпром экспорту» задолженность в размере более 300 млн евро за поставки газа, которые были прекращены в Финляндию 21 мая из-за отказа оплачивать их в рублях. Однако в контракт включен принцип «бери или плати». Газ не получен, но за него надо заплатить.

Стокгольмский арбитраж пришел к выводу, что переход к рублевым расчетам — это форс-мажор, так как был осуществлен согласно указу президента России от 31 марта 2022 года 31 марта № 172 «О специальном порядке исполнения иностранными покупателями обязательств перед российскими поставщиками природного газа».

В любом случае, как считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета Станислав Митрахович, «Газпром» примет участие в арбитраже. А при неблагоприятном исходе платить 11,6 млрд евро не будет.

Арестовать же какие-либо его активы в Европе Uniper, при всей поддержке немецкого правительства и Еврокомиссии, не сможет. Их просто уже (кроме газопровода от СП-2 в Чехию) не осталось.

Впрочем, «Газпром» может и отказаться от участия в арбитраже. Так, компания поступила в сентябре этого года, когда Нафтогаз Украины подал прошение в Международный арбитражный суд при Международной торгово-промышленной палате в Париже, требуя $200 млн за неуплату тарифов по прокачке газа через ГИС «Сохрановка». Парижская ТПП назначила проведение процесса в Цюрихе. Но в «Газпроме» указали, что за воздух платить не будут, так как прокачку через «Сохрановку» Нафтогаз прекратил еще в мае. К тому же, и в Цюрихе и в Париже к арбитражным и вообще к судебным прцессам перестали допускаться российские юридические и физлица.

При этом украинской стороне прозрачно намекнули о возможности вообще прекратить транзит российского газа по сопредельной территории. И арбитраж забуксовал. Каких-либо новых сообщений о нем не поступало.

Автор: Константин Смирнов

Источник: Expert.ru, 30.11.2022

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Литий – новое эльдорадо энергетики?
Энергетический переход, с одной стороны, справедливо воспринимается российскими нефтегазовыми компаниями как угроза их бизнесу. С другой стороны, нужно искать в новой энергетике и новые возможности. Одной из них является производство лития – важнейшего сырьевого компонента для аккумуляторов электромобилей. Отрасль стремительно растет, что открывает другие горизонты. В том числе и для традиционных ТЭК-компаний. Литий уже вызывает повышенный интерес в России, что требует внимательного изучения темы.
Последние санкционные решения Запада и их влияние на российский нефтегаз
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2023 году и перспективы 2024 года
«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики