Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Эксперт объяснил выгоды от тройственного энергетического союза России, Казахстана и Узбекистана

Эксперт объяснил выгоды от тройственного энергетического союза России, Казахстана и Узбекистана

По итогам московских переговоров президентов Казахстана и России появилась информация о возможном «тройственном союзе» с участием Узбекистана. Как потом пояснили в Кремле, речь идет о создании механизма координации вопросов по газовым поставкам и инфраструктуре. Вице-премьер России Александр Новак отметил, что инициатива несет в себе большой потенциал, в том числе по экспорту газа. В рамках Евразийского экономического союза с 2025 г. должен быть запущен общий газовый рынок, и хотя Узбекистан не является членом объединения, он сотрудничает с ЕАЭС в качестве наблюдателя. Какие выгоды тройственный союз принесет его участникам и как это повлияет на интеграционные процессы в регионе, проанализировал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета Станислав Митрахович.

– Станислав Павлович, в ходе переговоров в Москве лидеры России и Казахстана обсудили создание «тройственного газового союза» в составе России, Казахстана, Узбекистана с целью координации действий при транспортировке российского газа. Что стоит за данной инициативой?

– Россия, Казахстан и Узбекистан – конкуренты на китайском рынке, но могут, например вместе поработать над проектом строительства газопровода в Индию, который до недавнего времени выглядел авантюризмом из-за обстановки в Афганистане. Сейчас против России введены западные санкции, а в Афганистане – новая власть, которая пытается устояться, поэтому могут появиться варианты строительства перспективного газопровода из России через Казахстан, Узбекистан, Афганистан в Пакистан и Индию.

Это, кстати, будет наследием проекта «ТАПИ» (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия). Тот раньше считался условно «антироссийским» в том плане, что мог поставлять альтернативный газ Индии. Но в условиях новой политической реальности расклады меняются, хотя пока это предварительное заключение. Сейчас первоочередная задача России – построить трубы в Китай и заключить контракт по «Сибири-2». Но ближе к концу 2020-х гг., может быть, дело дойдет и до строительства трубы в Индию.

– Какие ключевые проблемы может решить такой союз, чем он выгоден Казахстану и Узбекистану?

– Для Казахстана и Узбекистана этот союз дает возможности взаимодействия с Россией, ведь нельзя ориентироваться только на Китай. Хочется альтернативы, чтобы не зависеть только от китайцев и американцев. Европа все-таки далеко, поэтому логично налаживать взаимодействие с Россией, которая остается крупным игроком на мировой арене.

Казахстану Россия может помочь в электроэнергетике, учитывая, что в этом регионе Центральной Азии год назад уже были случаи блэкаутов. Еще урановое партнерство, там много чего есть. Россия также – посредник между Узбекистаном и Таджикистаном в решении водного вопроса.

Если в Таджикистане будет поставлена гидроэлектростанция, то в Узбекистане будет не хватать воды, а у них на этом завязано сельское хозяйство. Словом, нюансов много. У России тут множество аспектов взаимодействия и не только в сфере энергетики, а еще параллельный импорт и прочее, о чем нам публично сообщать не будут. Это все выводит разговор на широкие перспективы российской экономической деятельности на этой территории.

– Узбекистан, в отличие от Казахстана, не входит в Евразийский союз, в котором планируется создание общего газового рынка. Включение Узбекистана в такой «тройственный союз» поможет решить проблему? Или мы можем увидеть сближение Узбекистана с Евразийским союзом?

– Энергетика – всегда важная часть экономики и политики, поэтому, если газовый аспект будет сближать Россию, Узбекистан и Казахстан, то в конечном счете это будет влиять на интеграцию всех этих стран. Это не значит, что Узбекистан завтра вступит Евразийский экономический союз, но сближение будет, это очевидно. Если Узбекистану не очень нравится Евразийский экономический союз как структура, то пожалуйста, есть Шанхайская организация сотрудничества и можно работать через нее. Если так политически будет удобнее для Узбекистана, почему бы и нет?

– Президент России в ходе встречи с казахстанским лидером также акцентировал внимание на совместных инициативах по развитию энергетической инфраструктуры, разведки и добычи углеводородов, сотрудничеству в нефтяной сфере. Какие проекты здесь можно выделить, и какие выгоды они приносят сторонам?

– В Казахстане есть урановая руда и предприятия по ее первичной переработке, производство уранового концентрата (его еще называют желтый кек). У нас с ними налажена производственная цепочка по урановому топливу, еще с советских времен существует такая кооперация.

У Казахстана очень старая энергетическая структура, которая уже отметилась серьезным блэкаутом. И в этом плане Россия могла бы быть частью энергетических сетей в Казахстане, поскольку страна очень сильно зависит от угля, а значит, он стремится газифицироваться. А в Узбекистане ведется строительство атомной станции, что актуализирует сотрудничество.

Источник: Евразия.Эксперт, 01.12.2022

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.
Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики