Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ничего личного: США готовы продать Европе газ "в русском стиле"

Ничего личного: США готовы продать Европе газ "в русском стиле"

Европа на протяжении многих лет показательно проводила политику постепенного отказа от газа в своем энергобалансе. А на фоне острого внешнеполитического конфликта с Россией ускорила процесс отказа от российского топлива. Однако на горизонте возникла другая зависимость — уже от американского сжиженного газа. Готовы ли к ней европейцы?

ВЫГОДНО ВСЕМ

В ходе прошедшего в Абу-Даби в середине января энергетического форума представитель одной из крупных компаний, добывающих природный газ в США, озвучил решение газовой проблемы Европы. Согласно его идее, европейские заказчики смогут гарантировать себе американский сжиженный природный газ (СПГ) при условии согласования долгосрочных контрактов. Спикер — исполнительный директор EQT Corporation Тоби Райс — даже озвучил цену для Европы, 12 долларов за миллион британских тепловых единиц (БТЕ), при которой, в соответствии с некими расчетами, для экспортеров из США будет рентабельно поставлять европейцам необходимые объемы.

На первый взгляд, выглядит заманчиво: на момент выступления упомянутого спикера биржевая цена на газ в Европе соответствовала 20 долларам за миллион БТЕ, то есть превышала озвученную почти в два раза. При этом очевидно, что цена не может быть зафиксирована на годы, поскольку в любом контракте она определяется формулой, учитывающей изменение рыночной конъюнктуры. Опять же, долгосрочное соглашение по умолчанию не отличается от контракта краткосрочного, если в нем согласована аналогичная формула.

Более того, очевидно, что объем поставок в течение 20 лет, например, будет, скорее всего, существенно превышать объем за пять лет, что, в свою очередь, может улучшить переговорные позиции покупателя при согласовании формулы цены.

Выгодны многолетние соглашения и поставщикам: их наличие увеличивает прогнозируемость состояния бизнеса, делает возможным долгосрочное инвестиционное планирование.

Несложно заметить, что озвученное Европе предложение работать по долгосрочным контрактам по сути повторяет концепцию, от которой многие годы старался отойти Евросоюз, и за которую он критиковал "Газпром". Более того, в прошлом году руководство ЕС не смогло договориться о заметном увеличении поставок в Европу из Катара для надежной замены российских объемов именно из-за позиции катарской стороны, также предлагавшей долгосрочные контракты.

Но почему же Евросоюз старательно отказывается от долгосрочных обязательств на рынке газа, которые, на первый взгляд, выгодны самим европейским заказчикам? И могут ли в условиях ужесточившегося энергетического кризиса потребители в Европе, которая взяла курс на скорейший отказ от энергоносителей из России, решиться на "американскую кабалу" — массовое согласование долгосрочных контрактов с поставщиками из США?

ИГРА ВСЕРЬЕЗ И НАДОЛГО

Заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов замечает, что долгосрочные обязательства на рынке СПГ действительно достаточно актуальны. Основная доля этого топлива, поступившего в Азию в 2022 году, была реализована именно в рамках соглашений (в первую очередь — с поставщиками из США) продолжительностью 15-20 лет, многие из которых, к слову, были заключены в 2021 году, когда разразился глобальный энергетический кризис.

Однако долгосрочные контракты противоречат положениям "зеленой сделки", то есть плану постепенного замещения газа в Евросоюзе с перспективой полного отказа от него к 2030 году, объясняет специалист.

СПГ в Европу также поступает преимущественно по контрактам, причем в первую очередь — из США, хотя это не многолетние соглашения. А цены в них имеют четкую привязку к биржевым котировкам газа. "Могут ли европейские компании заключить долгосрочные контракты с заводами по сжижению, чтобы гарантировать себе необходимые объемы?— задается вопросом Фролов. — Безусловно. Но у них нет гарантий, что в определенный момент от них не потребуют в одночасье отказаться от этих поставок".

Покупатели газа в Европе опасаются заключать долгосрочные контракты с поставщиками газа, соглашается ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков. "Они видят, что европейские власти долгие годы заставляли их отказываться от ископаемых источников энергии, — указывает эксперт. — Еврочиновники постоянно дискредитировали углеводороды. Они создали ущербные условия работы для топливных компаний. Например, была придумана система новых принципов работы банковской системы — "таксономика". Банки теперь должны оценивать, спровоцирует ли проект, на который у них просят денег, дополнительные выбросы парниковых газов или нет".

В результате банки либо отказывают в кредитах, либо выдают их топливным проектам под повышенный процент. "Сейчас энергетические компании видят, что европейские власти немного ослабили свое негативное отношение к топливной энергетике. Но все может поменяться в случае снижения цен, — рассуждает специалист. — Может получиться, что энергокомпания из Европы заключит долгосрочный контракт на поставку газа лет на 15 с условием "бери или плати", когда покупатель должен заплатить поставщику даже если физически газ не отобрал из-за ненадобности".

Но ведь европейские чиновники, учитывая приоритеты энергетической политики ЕС, например, через 5-10 лет вообще запретят импорт газа, его использование или обяжут резко сократить закупки этого топлива, допускает Юшков. Поэтому компании опасаются подписывать такие контракты.

"С другой стороны, мы видим объективную потребность Европы в газе, — обращает внимание эксперт. — Отсюда рождается компромисс. Европейские компании выступают в качестве трейдеров — заключают договора на поставку газа, но предполагают, что СПГ можно будет перепродать на азиатские рынки".

При этом США постепенно "продавливают" Европу по "газовому" вопросу, замечает специалист. "Вашингтон неформально намекает Европе: "если вам нужен газ, то вы можете прийти к американским компаниям, подписать договора и года через четыре получите первые поставки". Такими договорами европейцы должны будут гарантировать рынок сбыта для новых американских проектов, — рассуждает Юшков. — Так, в декабре подразделение RWE AG заключило контракт с американской Sempra Infrastructure на поставку газа в течении 15 лет. Да, объемы небольшие, но США будут и дальше "давить" на Европу, делая ее рынком сбыта для своего газа".

А ЕСТЬ ЛИ ПОЗИЦИЯ?

При этом конкретно главу EQT Corporation нельзя считать выразителем некой общеамериканской позиции, замечает Юшков. "Его заявление скорее стоит интерпретировать так, что при цене в 12 долларов за миллион БТЕ в Европе и при четырех долларах за миллион БТЕ в США поставки будут иметь рентабельность и хоть какой-то смысл, — рассуждает эксперт. — Если в США цены вырастут, то и в Европу придется продавать дороже, иначе нет никакого смысла экспортировать газ туда".

Юшков утверждает: речь не о том, что EQT Corporation подпишет с какой-то европейской компанией договор на поставку газа с фиксированной на несколько лет ценой. "В каждом контракте есть формула ценообразования, которая меняет отпускную цену в каждый момент времени, — объясняет специалист. — Но глава EQT Corporation пытается привлечь внимание европейских компаний, чтобы хотя бы начать диалог с ними, ведь 12 долларов за миллион БТЕ для Европы сейчас — привлекательная цена".

Но чтобы европейские компании не боялись заключать долгосрочные "газовые" контракты, потребуется изменить всю энергетическую политику ЕС, настаивает Юшков. "Нужно пересмотреть программы по декарбонизации и прочие документы, — отмечает он. — Ведь сейчас из них выходит, что в период с 2030 до 2040 годы Европа должна стремительно сокращать потребление газа и в конечном итоге от него отказаться".

Но отказаться от природного газа вообще уже сейчас Европа не может: это значит предельно усугубить и без того крайне сложную ситуацию в экономике, спровоцированную энергетическим кризисом и антироссийскими санкциями.

Однако дать Европе "здесь и сейчас" дополнительные объемы газа не сможет никто, кроме России, утверждает Юшков. "В США и Катаре строятся новые СПГ заводы, которые дадут мировому рынку новые объемы предложения, но это произойдет в период с 2026 по 2030 годы", — уточняет он.

Таким образом, реальность для Европы такова, что достаточные объемы доступного газа в ближайшие годы она могла бы гарантировать себе путем согласования долгосрочных контрактов. Именно так предпочитают работать и "Газпром", и власти Катара, и частные компании, экспортирующие СПГ из США. Такие соглашения выгодны и поставщикам, и заказчикам. Но европейские покупатели не рискуют связывать себя обязательствами на 15-20 лет из-за "зелёной повестки" Евросоюза, которая по-прежнему подразумевает полный отказ от природного газа в 2030-2040 году. При этом в ближайшие годы на мировом рынке в любом случае не будет хватать СПГ. Избыток газа есть в России, настаивают эксперты, и часть этих объемов может быть поставлена в Европу.

Автор: Олег Кривошапов

Источник: ПРАЙМ, 24.01.2023


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.
Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики