Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Российские углеводороды нашли новый рынок сбыта

Российские углеводороды нашли новый рынок сбыта

Несмотря на санкции, Россия нашла нового покупателя для своей нефти и нефтепродуктов. Достигнуты концептуальные договоренности с Пакистаном. У России уже есть три крупных покупателя – Китай, Индия и Турция. Однако усиление конкуренции между покупателями поможет снизить скидку на российские углеводороды. Пакистан может оказаться интересным для России еще и с точки зрения трубопроводных поставок российского газа. Как именно?

В то время как немецкая «дочка» Nord Stream 2 AG была ликвидирована, Россия договаривается с новым покупателем ее энергоресурсов. Россия и Пакистан концептуально договорились о поставках нефти и начали новый раунд переконфигурации газопровода «Пакистанский поток». Это произошло по итогам трехдневного заседания Российско-Пакистанской межправительственной комиссии, председателями которой были глава Минэнерго РФ Николай Шульгинов и федеральный министр экономики Пакистана Аяз Садик.

Соглашение о поставках нефти и нефтепродуктов отложено до марта 2023 года, в том числе чтобы дождаться 5 февраля, когда вступит в силу эмбарго на нефтепродукты. После этого к договоренностям по нефти добавятся и договоренности по нефтепродуктам. Россия может обеспечить до 35% всего импорта нефти в страну, что соответствует порядка 3,4 млн тонн в год, сказал министр энергетики Пакистана Малик. По его словам, оплата будет производиться в пакистанских рупиях. Между тем Россия и Пакистан рассматривают бартер как одну из возможностей ведения бизнеса, отметил Шульгинов.

«Для России сейчас любые новые рынки сбыта важны. Сейчас у нас есть три огромных покупателя: Китай, Индия и Турция. Естественно, они будут хотеть большую скидку. Чем больше у нас рынков сбыта для нефти, тем больше конкуренция – и тем меньше мы будем давать скидку. К тому же мы сможем разместить больше нефти, которую раньше экспортировали в ЕС», – говорит эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

«Другой вопрос, на каких условиях Россия будет торговать с Пакистаном, потому что на правительственном уровне говорилось о возможности бартерных сделок. Впрочем, на данном этапе, особенно по нефтепродуктам, нас устроил бы и приемлемый по соотношению бартер», – добавляет эксперт.

Главная проблема – в дефиците танкеров для перевозки, особенно для перевозки нефтепродуктов, где лояльный флот еще тяжелее собрать. Поэтому эксперт не исключает, что в этой схеме будет задействован Иран.

«Чтобы доставить нефть в Пакистан морем, потребуются свободные танкеры из портов Ленинградской области Усть-Луга и Приморск, либо из Новороссийска. Но если мы нашли свободное судно для перевозки, то почему не отгрузить эту нефть в Индию? А для поставок в Пакистан Россия может рассматривать транзит по суше, по железной дороге через Иран», – рассуждает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности.

Конфигурация таких поставок может быть разной.

«Например, Россия может через Каспий поставлять дизельное топливо на север Ирана, который сам будет его потреблять, а аналогичные объемы иранского дизеля отправлять в Пакистан. Возможны подобные обменные или своповые операции. Это могут быть бартерные сделки как с Ираном, так и с Пакистаном в обмен на какую-то продукцию, которая у нас сейчас востребована, например, оборонного характера», – рассуждает Юшков.

 

Танкеров для перевозки наших углеводородов не хватает. Поэтому если есть возможность сэкономить танкеры и поставить нефть и нефтепродукты в Пакистан как-то по-другому, то лучше эту возможность использовать.

Еще одни потенциально интересные поставки можно организовать в Пакистан – сжиженного углеводородного газа (СУГ), который используется в качестве моторного топлива. СУГ относится к нефтепродуктам, как и дизель с мазутом, и попадает под санкции ЕС. «А Пакистан известен тем, что у него очень большой автопарк газомоторного транспорта. Иран и Пакистан – одни из мировых лидеров по газомоторному оборудованию. Возможно, речь пойдет о том, что Россия будет поставлять в Пакистан сжиженный углеводородный газ», – считает Юшков.

Что касается сотрудничества в газовой сфере, то стороны еще в прошлом году твердо решились на строительство «Пакистанского потока», которое откладывается с 2016 года. Речь идет не о поставках российского газа, а об участии России как подрядчика в строительстве газопровода на территории Пакистана для доставки газа с юга страны, где находятся СПГ-терминалы, на север страны к крупным промышленным потребителям.

«Поставки СПГ в Пакистан нам неактуальны. У нас нет потребности искать новые рынки сбыта для СПГ, как в ситуации с нефтью и нефтепродуктами. Мы можем по-прежнему поставлять в Европу российский СПГ, это не запрещено. В 2022 году почти все объемы ямальского СПГ были отправлены в Европу. Плюс мы можем отправлять его в Азию», – говорит эксперт Фонда национальной энергетической безопасности.

А вот заработать на строительстве газопровода и загрузке своей промышленности можем. К тому же Пакистан сможет отвлечь на себя катарский СПГ с европейского рынка.

Однако нельзя исключать того, что газовый разворот России с Запада на Восток в итоге превратится в разворот в сторону Центральной Азии. Россия может присоединиться к газопроводу ТАПИ – Туркменистан, Афганистан, Пакистан, Индия.

 

«Это менее проработанный проект, но это красивая идея. Россия может предложить Туркменистану пустить российский газ в трубу. В обмен Россия обеспечит безопасность афганского участка газопровода и возьмет часть инвестиций на строительство на себя. Безопасность – это та проблема, из-за которой газопровод ТАПИ до сих пор не построен», – полагает Игорь Юшков.

Минус этого проекта в длинном транспортном плече, с другой стороны, России не надо вкладываться в разработку месторождений, а также в газопроводы, которые фактически имеются от Ямало-Ненецкого автономного округа, где основная добыча идет, до границы с Туркменистаном и далее до границы с Афганистаном. То есть остается, по сути, построить афганский участок, далее – пакистанский участок, чтобы оказаться в Индии.

«Проблема в том, что нет коммерческого контракта ни с Индией, ни с Пакистаном. Обычно сначала продают газ, а потом начинают добывать и строить газопроводы. Поэтому мы не строим «Силу Сибири – 2», пока не продали газ Китаю. Впрочем, даже если мы этот проект не реализуем, обсуждать его и демонстрировать готовность его реализовать важно с точки зрения торга с Китаем. Потому что Китай явно сидит и ждет пока Газпром к нему придет сдаваться. Пекин считает, что чем хуже у Газпрома дела в Европе, тем он будет более сговорчивым по цене, а здесь вырисовывается альтернатива с Пакистаном и Индией», – заключает собеседник.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 23.01.2023

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.
Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики