Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Казахстан воспользовался антироссийскими санкциями для увеличения экспорта нефти по трубам Москвы

Казахстан воспользовался антироссийскими санкциями для увеличения экспорта нефти по трубам Москвы

Астана работает, прежде всего, над собственной экономической выгодой

Западные санкции, ограничивающие стоимость российских углеводородов до минимума, подталкивают другие страны-поставщики воспользоваться неожиданным шансом по завоеванию новых сегментов энергетического рынка. Это в полной мере относится к нашему соседу – «дружественному» Казахстану, который охотно отказывается от нефтяного сотрудничества с Москвой и с удовольствием увеличивает поставки своего сырья европейским потребителям – вместо российских.

Казахстан в прошлом году увеличил экспорт нефти в обход России, подсчитало агентство Reuters. Большая часть казахстанской нефти, идущей не по российской территории, импортировалась в Китай. 

Поставки сырья посредством каналов «Каспийского трубопроводного консорциума» (КТК), основного экспортного нефтяного маршрута Казахстана, составили в прошлом году, по оценкам Reuters, не менее 80% от общего объема зарубежных продаж «черного золота» республики. Много это или мало – зависит от точки зрения: через КТК поставляется около 1% мирового предложения нефти.

Поскольку Казахстан не располагает доступом к морской территории, то экспорт энергоресурсов из этой добывающей страны традиционно ведется через российские провинции посредством транспортных мощностей каспийского консорциума. Его основными акционерами выступают российская «Транснефть», которой принадлежит 24% акций компании, и казахстанский «КазМунайГаз», владеющий 19% ценных бумаг КТК. По трубопроводу «Тенгиз - Новороссийск», протяженность которого превышает 1,5 тыс километров, ежегодно поставляется более двух третей всей экспортной нефти Казахстана, а также сырье с российских месторождений, в том числе расположенных на Каспии.

В прошлом году поставки через КТК пусть незначительно, но сократились – не превысив 52 млн тонн. При этом по маршрутам в обход России 1,26 млн т было доставлено в Китай, 214 тыс. т — отправлено через грузинский порт Батуми, 141 тыс. т — на нефтеперерабатывающий завод в Баку, 109 тыс. т — в трубопровод Баку — Тбилиси — Джейхан и 80 тыс. т — в Узбекистан. Всего, по подсчетам Reuters, в обход России было экспортировано 1,8 млн т нефти (36 тыс. барр. в сутки). Этот показатель вырос практически в три раза по сравнению с 2021 годом. 

«Объем увеличенных поставок в обход России пока ничем не может навредить нашей стране. Дополнительные отгрузки едва превышают 35 тыс баррелей в сутки — то есть один не самый большой танкер», — отмечает инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов. По его словам, КТК должен был приносить доходы его владельцам и никогда не рассматривался в качестве «энергетического рычага» Кремля, с помощью которого можно было бы при удобном случае создать топливный дефицит на западном рынке.

«Инвесторы собирались получать дивиденды за свои вложения, не подразумевая никакой политической подоплеки. В нынешних условиях акционеры КТК, представляющие в том числе недружественные для Москвы страны, способны проигнорировать исключительно инвестиционные задачи или даже продать свои пакеты азиатским корпорациям, которые спокойно относятся к России. Они заинтересованы только в стабильных объемах нефти — пусть и по повышенной цене», — полагает Суверов.

«Поскольку совладельцами КТК являются компании из стран, предъявляющих России экономические санкции, в частности, из США, Британии и Италии, то отношение Москвы к этому проекту становится более пристальным», — полагает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Ранее отечественные чиновники могли закрывать глаза на некоторые «перегибы» казахских поставщиков и не особенно строго следить за экспортным маршрутом Казахстана, полагает эксперт. Но в нынешних обстоятельствах, связанных с желанием Запада регулировать российские экспортные цены, наши ведомства будут предельно придирчиво оценивать работу КТК: при наличии любых несоответствий, в том числе связанных с объемами экспортных поставок, регуляторы станут поступать по всей строгости закона. Не исключены и ограничения по поставкам, предупреждает Юшков.

Если Казахстан намерен полностью обходить российские транспортные узлы, то, теоретически, Астана сможет продолжать увеличивать перегрузку сырья в среднеазиатские страны, которые готовы платить по «двойному тарифу» — биржевые котировки на углеводороды на Востоке чуть ли не вдвое превышают европейские рыночные отметки. Только в и таком случае будет несложно натолкнуться на подводные камни. «Нефть обычно оплачивается уже закаченная в танкеры, — отмечает Суверов. — За риск срыва поставок приходится набавлять стоимость контракта. Логистика вырастет в разы. Даже существующие высокие цены на углеводороды не смогут обеспечить доходность такого экспорта. Кому-то придется терять выручку. Учитывая, что акционерами КТК являются западные компании, то атакуя новыми санкциями экспорт российский энергоресурсов, Европа бьет и по своему же карману. Да, поставки казахского сырья на китайский рынок вырастут и российские экспортеры потеряют прибыль. Однако европейские экспортеры углеводородов от этого ничего не выиграют: наоборот, их доходы в связи в антироссийскими санкциями пойдут на убыль».

Автор: Николай Макеев

Источник: МК, 04.02.2023 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.
Перспективы российской СПГ-индустрии
Европейские санкции и политика Брюсселя по отказу от российских энергоносителей, взрывы балтийских газопроводов заперли в России солидный объем трубопроводного газа, который нельзя оперативно направить на альтернативные рынки. Это вроде бы является сильным аргументом в пользу развития производства СПГ в России. Новый доклад ФНЭБ дает ответ на вопрос о том, какую часть планов по резкому росту производства СПГ в России можно считать реалистичной.
Российская энергетика и Запад через год после начала украинского конфликта: остались ли связи?
Большая политика является рамкой энергетических отношений. Но непосредственно энергетические проекты и сделки осуществляются на корпоративном уровне. Именно компании формируют те нити, которые связывают страны в энергетическом бизнесе. Поэтому важно провести анализ отношений межу РФ и Западом в разрезе корпораций. И пока концерны из «коллективного Запада» остаются в России, еще есть варианты с продолжением сотрудничества. Которое все еще приносит России бюджетные доходы и рынки сбыта.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2022 году и перспективы 2023 года
2022 год оказался тяжелейшим для нефтегазовой индустрии России. После 24 февраля на нее обрушились жесточайшие санкции. При этом их влияние оказалось довольно разным. В 2023 год отрасль входит с тревогой. Готовится эмбарго на нефтепродукты. ЕС намерен продолжать сокращение закупок российского газа, что неизбежно скажется на выручке. Запуск новых СПГ-заводов оказывается под вопросом из-за технологических санкций. Отдельная тема – что происходит с зеленой повесткой. Имеет ли смысл сейчас продолжать настаивать на ускоренном энергопереходе в России – большой вопрос.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики