Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «ЛУКОЙЛ» получил новый проект на казахстанском шельфе Каспия: чего ждать от партнерства?

«ЛУКОЙЛ» получил новый проект на казахстанском шельфе Каспия: чего ждать от партнерства?

ПАО «ЛУКОЙЛ» и АО НК «КазМунайГаз» (КМГ) объявлены официальными стратегическими партнерами по проекту освоения участка недр «Каламкас-море, Хазар, Ауэзов» на казахстанском шельфе Каспийского моря. Сегодня в Астане стороны заключили ряд соглашений о совместной деятельности. Как сообщила пресс-служба КМГ, в частности, между компаниями подписаны соглашение участников, договор купли-продажи 50%-й доли участия в уставном капитале ТОО Kalamkas-Khazar Operating и соглашение об условиях финансирования участниками деятельности оператора. Документы вступят в силу после завершения сделки купли-продажи. Что собой представляют эти проекты, почему называются «сложными» и какие выгоды это партнерство принесет сторонам – разбирался «ФедералПресс».

Перспективные «отказники»

Официальное партнерство сторон предусмотрено в заключенном на этой неделе между министерством энергетики Казахстана и КМГ первом «типовом контракте на добычу углеводородного сырья по сложным проектам». Как сообщала в понедельник пресс-служба министерства энергетики РК, реализация проекта разработки Каламкас-море, Хазар и Ауэзов, объединенных в один большой участок, предполагает уплату подписного бонуса в размере 32 млн долларов США, привлечение прямых инвестиций в сумме более 6 млрд долларов США и создание на первоначальном этапе обустройства проекта порядка 2 тыс. новых рабочих мест.

До сих пор «ЛУКОЙЛ» и КМГ связывали с участками Каламкас-море и Хазар ни к чему не обязывающие документы: 16 ноября 2021 году между ними было подписано Соглашение о принципах по проекту, предполагавшее дальнейшие переговоры об определении концепции, деталей и условий совместного освоения этих месторождений; а 16 июня 2022 года в ходе Петербургского международного экономического форума было заключено дополнительное соглашение, предусматривающее проведение работ по выбору концепции их обустройства, а также коммерческие условия совместной реализации проекта. Участок Ауэзов включили в него по ходу обсуждения условий разработки месторождений Каламкас-море и Хазар.

Ранее минэнерго Казахстана информировало о том, что извлекаемые запасы Каламкас-моря, Хазара и Ауэзова оцениваются в 87 млн тонн нефти и 86 млрд кубометров газа.

Все три участка когда-то принадлежали разным иностранным недропользователям, отказавшимся от их разработки по причине низкой рентабельности. Так, месторождение Каламкас-море входило в контрактную территорию Северо-Каспийского проекта и наравне с месторождениями Актоты и Кайран являлось сателлитом знаменитого Кашагана, с самого начала представляя значительный интерес для разработки и эксплуатации. Первую скважину, показавшую наличие углеводородов, международный консорциум North Caspian Operating Company (NCOC) пробурил здесь в 2002 году, а о коммерческом обнаружении было объявлено лишь спустя 10 лет после этого события – в конце 2012-го. Хазар и Ауэзов (наряду со структурами Тулпар и Нарын) входили в проект «Жемчужины», оператором которого выступал консорциум Caspi Meruerty Operating Company B.V. в составе нацхолдинга «КазМунайГаза», Oman Oil и Shell, работавшими на условиях Соглашения о разделе продукции (СРП).

В период с 2007 по 2013 год в пределах контрактной территории проводились сейсморазведка и инженерно-геологические изыскания, было пробурено и построено несколько разведочных и оценочных скважин. Только в работы по проекту «Хазар» было инвестировано порядка 900 млн долларов США. По результатам неудачного бурения Тулпар и Нарын в 2015 году были возвращены государству. А в 2014-м «КазМунайГаз» и Shell заявили о целесообразности разработки месторождений Каламкас-море и Хазар в рамках единой концепции и с учетом кооперации с инфраструктурой Кашагана. Это должно было снизить общие расходы в активную фазу их обустройства, запланированную ранее на период с 2021 по 2027 год.

По оценке нефтяников, совокупная добыча нефти на Каламкас-море и Хазаре могла бы составить до 100 тыс. баррелей нефти в сутки. Предварительный бюджет освоения одного только Каламкас-моря, без учета Хазара, оценивался в сумму порядка 70 млрд долларов США – это с учетом наличия уже действующей морской и наземной инфраструктуры Кашагана, предлагаемой к использованию в данном проекте. Стороны выбрали концепцию, предусматривающую установку морской ледостойкой стационарной платформы и насыпного искусственного острова, а также выполнили предпроектные изыскания для подготовки совместного плана разработки. Однако к строительно-монтажным работам так и не приблизились. В 2019 году NCOC отказался от планов по разработке месторождения Каламкас-море, а Shell вышла из проекта «Хазар» из-за сложности разработки, низкой рентабельности и неспособности окупить требуемые на их разработку высокие капитальные затраты. Вслед за этим Shell стало неинтересным и месторождение Ауэзов, рассматриваемое в качестве некоего приложения к Хазару. «Фундаментальный вызов, стоящий перед проектом – это высокий уровень затрат, который осложняет конкуренцию за капитал. (…) С учетом того, что совместная разработка стала нереализуемой, освоение каждого месторождения по отдельности также не будет возможным», – комментировали тогда в Shell.

Возвращенные государству лицензии в 2020 году были предложены BP, которую, впрочем, они также не заинтересовали. В 2021 году интерес к «отказникам» проявил «ЛУКОЙЛ», который накануне значительно активизировался на казахстанском шельфе Каспия. Совместная разработка сразу нескольких морских проектов с использованием уже имеющейся развитой каспийской инфраструктуры показалась компании перспективной.

Каспийская провинция

Данные проекты – не первые в портфеле «ЛУКОЙЛа» на казахстанском шельфе Каспия. В начале 2000-х компания вошла в проекты «Тюб-Караган» и «Аташский». Однако разведочное бурение показало отсутствие углеводородов в обеих структурах, и к 2011 году они были окончательно закрыты.

В 2019 году «ЛУКОЙЛ» заключил с минэнерго Казахстана и «КазМунайГазом» контракт с минимальными обязательствами по бурению одной разведочной скважины и проведению сейсморазведочных работ на блоке Женис, от которого ранее отказалась Total. В течение 7–9 лет «ЛУКОЙЛ» пообещал инвестировать в геологоразведочные работы около 350 млн долларов. В декабре 2022 года «КазМунайГаз» начал здесь бурение с использованием полупогружной буровой установки (ППБУ) Дада Горгуд (Dada Gorgud). Параллельно «ЛУКОЙЛ» и «КазМунайГаз» проводили переговоры по другому участку недр – Аль-Фараби (ранее назывался I-P-2), завершившиеся подписанием в июне 2021 года соглашения о приобретении «ЛУКОЙЛом» 49,99% в ТОО «Аль-Фараби Оперейтинг». Также «ЛУКОЙЛ» заявил о возможной реанимации совместных с Казахстаном проектов по разведке и освоению месторождений Хвалынское и Центральная, расположенных на российском шельфе.

По данным «ЛУКОЙЛа», в российском секторе Каспийского моря компанией открыта целая нефтегазоносная провинция, на баланс поставлено 11 месторождений с суммарными начальными извлекаемыми запасами порядка 1,8 млрд тонн условного топлива. Инвестиции в работы на Каспии превысили 480 млрд рублей. А накопленная добыча здесь уже достигла 50 млн тонн жидких углеводородов. Наиболее крупные открытия на российском шельфе Каспия – месторождение имени Юрия Корчагина, месторождение имени Владимира Филановского, месторождение имени Валерия Грайфера. По результатам бурения и испытания поисково-оценочных скважин в 2022 году было открыто крупное газоконденсатное месторождение Хазри. В 2023-м на госбаланс РФ будет поставлено крупное нефтегазоконденсатное месторождение имени Равиля Маганова. Также перспективным названо месторождение имени Юрия Кувыкина.

Выгоды от партнерства

Новое партнерство взаимовыгодно и откроет для России и Казахстана новые возможности для совместной работы на Каспии. В данном случае российская сторона расширяет возможности в регионе, опираясь на свой обширный инфраструктурный и производственный опыт, так важный для морского бурения и добычи в Каспийском море. А казахстанская получает перспективного партнера и возможность заключить новый контракт, основанный на текущем налоговом законодательстве, а не на условиях невыгодного СРП – с экономической точки зрения это большой плюс для страны.

По словам ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при правительстве РФ Игоря Юшкова, «ЛУКОЙЛу», создающему на Каспии целый нефтегазовый кластер, интересно поработать на казахстанском шельфе Каспия с учетом синергии новых месторождений с уже реализуемыми перспективными проектами в российском секторе.

Отвечая на вопрос о том, зачем компании понадобились именно «отказники», Игорь Юшков отметил, что браться за относительно рисковые проекты ее заставляют в первую очередь корпоративные интересы. «Он («ЛУКОЙЛ». – Прим. ред.) будет изучать их с точки зрения того, что насколько они рентабельны для него, потому что у него есть дополнительная инфраструктура», – пояснил Юшков. Кроме того, по мнению эксперта, «ЛУКОЙЛ» заинтересован в том, чтобы обозначить свое присутствие в казахстанском секторе Каспия и в дальнейшем, может быть, рассчитывает на то, что ему будет проще получить более привлекательные участки». «То есть, пока, может быть, «ЛУКОЙЛ» воспринимает это как некий входной билет», – сказал Игорь Юшков.

Для Казахстана, который собирался за счет освоения каспийских месторождений войти в число крупных производителей нефти в мире, но не сумел реализовать эти планы, привлечение такого опытного игрока, как «ЛУКОЙЛ», обладающего не только необходимой инфраструктурой на Каспии, но и технологиями бурения, инвестициями и возможностями по экспорту добываемых углеводородов, весьма выгодно. Комментируя «ФедералПресс» партнерство сторон в рамках проекта разработки Каламкас-моря, Хазара и Ауэзова, ведущий авторской программы «Байдильдинов. Нефть» Олжас Байдильдинов заметил, что госпрограмма разработки казахстанского сектора Каспийского моря, утвержденная еще в 2003 году, за 20 лет так и осталась нереализованной, из страны ушло несколько крупных иностранных недропользователей, а сам «КазМунайГаз не обладает технологиями, опытом и свободными финансовыми средствами для работы на шельфе, тем более в сложных морских условиях.

«Сам Каспий является большой проблемой для разработки месторождения. Он мелеет. Глубина моря в районе вышеуказанных месторождений, если не ошибаюсь, составляет около 6 метров. К примеру, сейчас консорциум NCOC, разрабатывающийся Кашаган, столкнулся с обмелением моря и риском посадки на мель грузовых судов, следующих на искусственные острова», – сказал он, добавив, что возведение дополнительной инфраструктуры представляется чрезмерно дорогостоящим проектом.

«Для «ЛУКОЙЛа», возможно есть смысл, если у компании высвободилось какое-то оборудование на своих морских проектах в российской акватории Каспия, ведь, по сути, сейчас это единственный реальный вариант с учетом геополитики и логистики. (…) Улучшенный модельный контракт, в рамках которого месторождения будут разрабатывать «КазМунайГаз» и «ЛУКОЙЛ», предусматривает налоговые льготы и гибкость в плане поставок нефть на внешние рынки. Сейчас в Казахстане недропользователи обязаны поставлять нефть на внутренний рынок в убыток – в среднем по 20 долларов за баррель. Но в любом случае шельфовые месторождения – дороги и рискованны. (…) Озвученный ранее объем инвестиций составляет 6 млрд долларов, и это довольно серьезная сумма, особенно в текущих внешних условиях. (…) Не думаю, что мы увидим там промышленную добычу УВС», – считает эксперт.

Удастся ли «ЛУКОЙЛу» и его казахстанскому партнеру запустить в эксплуатацию новые каспийские месторождения, покажет время. По планам казахстанской стороны, это может произойти через 5 лет. Как сказал в кулуарах Петербургского международного экономического форума в июне 2022 года председатель правления АО НК «КазМунайГаз» Магзум Мирзагалиев: «Месторождения Каламкас-море и Хазар – мы ожидаем, что они выйдут на этап добычи уже в 2028 году. По планам мы видим объем добычи 3–4 млн баррелей в год».

Автор: Елена Бутырина

Источник: ФедералПресс, 09.02.2023 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.
Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики