Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > ТАПИ или ИПИ: какой маршрут выберет Россия для газовых поставок в Индию?

ТАПИ или ИПИ: какой маршрут выберет Россия для газовых поставок в Индию?

Россия заинтересована в организации поставок своего природного газа в Индию и рассматривает два альтернативных проекта. Один из них касается строительства газопровода по маршруту Иран – Пакистан – Индия (ИПИ), который мог бы транспортировать на восток помимо российского газа еще и среднеазиатский. Второй предполагает участие в создании газопроводной артерии Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ), считавшейся когда-то конкурентом российских экспортных систем. Экспорт газа выгоден России в свете прекращения трубопроводных газовых поставок в Европу. Каков будет выбор Москвы? Подробнее читайте в аналитическом обзоре «ФедералПресс».

Два маршрута до Индии

Оба варианта газовых поставок в Индию обсуждаются на протяжении долгих лет – с 1990-х, однако никаких серьезных практических мер для реализации проектов не предпринималось.

Рассматривавшийся тогда проект строительства газопровода ИПИ общей протяженностью 2,7 тыс. километров предполагал ежегодную транспортировку по нему 55 млрд кубометров газа, из этого объема 21,5 млрд кубометров предназначалось для Пакистана, а 33,5 млрд кубометров – для Индии.

Однако Индия, нуждающаяся в энергоресурсах в связи с экономическим ростом, с одной стороны, всегда высоко оценивала возможные риски, связанные с вопросами безопасности и санкций при транспортировке газа через транзитные страны, с другой. Неуверенность Нью-Дели 20 лет назад даже подтолкнула Исламабад и Тегеран к обсуждениям проекта без индийского участия. В 2003-м Иран и Пакистан заявили о намерении приступить к самостоятельной подготовке его технико-экономического обоснования.

Появившийся немногим позже второй маршрут поставок газа в Индию – через газопровод ТАПИ – имел меньшую протяженность (1814 километров) и пропускную способность (33 млрд кубометров в год) и выступил конкурентом ИПИ. Артерия должна была пройти по территориям Герата и Кандагара в Афганистане, Кветта и Мултана в Пакистане до Фазилки в Индии. Строительство газопровода оценили приблизительно в $8–10 млрд, которые собирались предоставить международные финансовые организации, такие как ЕБРР, ИБР, Саудовский фонд развития и другие. В конце 2015 года Ашхабад провозгласил начало строительства туркменского участка газопровода, а через два года был заложен афганский участок.

В качестве источника сырья для этого газопровода называлось крупнейшее месторождение Галкыныш в Туркменистане, которое эксплуатирует китайская компания CNPC, экспортирующая добываемый здесь газ в КНР через Трансазиатский газопровод. Поэтому во избежание недоразумений, связанных с будущими поставками, в 2018 году Ашхабад предложил Баку, обещавшему насытить рынки собственным газом, присоединиться к проекту. Однако заинтересованный в развитии трубопровода TANAP мощностью 16 млрд кубометров в год, предназначенного для транспортировки азербайджанского газа с каспийского месторождения Шах-Дениз в Европу, Баку не спешил с согласием.

Кабул, Исламабад и Нью-Дели крайне заинтересованы в поставках природного газа для развития собственных экономик. Индия вообще называется ключевым потребителем энергии в мире до 2040 года. Согласно базовому прогнозу Международного энергетического агентства, на долю этой страны придется 25% прироста потребления энергии, при этом именно газ будет пользоваться наибольшим спросом – он возрастет с 64 млрд кубометров в 2019 году до более чем 200 млрд в 2040-м. Однако напряженные отношения между Пакистаном и Индией, а также вопросы безопасности в Афганистане становятся серьезным препятствием на пути организации поставок.

Одним из решающих может стать выбор России в этом вопросе. Москва и Нью-Дели еще в октябре 2013 года договорились создать совместную группу для изучения варианта транспортировки российского газа в Индию, рассматривая, в частности, возможность продления системы магистральных газопроводов «Сила Сибири» до этой страны. В последнее время с учетом непростой внешнеполитической ситуации Москва заметно активизировалась и в переговорном процессе по маршрутам ТАПИ и ИПИ.

Давление Запада развернуло Россию на восток

Россия присматривается к проекту ИПИ давно – уже больше 10 лет.

С 2009 года между Россией и Ираном действует подписанный на уровне профильных министров меморандум о своповых поставках «Газпромом» купленного туркменского газа на север Ирана в обмен на сопоставимые поставки с иранского юга в государства Персидского залива. А в 2017-м сначала «Газпром» договорился о возможном участия в разработке четырех иранских месторождений – Farzad-A, Farzad-B, North Pars и Kish, а затем министерства заключили еще один меморандум, предполагающий сотрудничество в сфере не только добычи, но еще и поставок газа через исключительную экономическую зону Пакистана в Индию. В 2018-м документ в поддержку проекта ИПИ, предусматривающий партнерство сторон в части прокладки морского трубопровода по дну Персидского залива, был подписан и между министерствами энергетики России и Пакистана. Дело оставалось за принятием решения со стороны Индии.

Начавшиеся было в 2019 году переговоры между Москвой и Нью-Дели о подписании меморандума по реализации проекта ИПИ так и не перешли в практическую плоскость. В начале 2020-го индийский министр нефти и газа Дхармендра Прадхан заявил о неготовности его страны обременять себя какими-либо договоренностями из-за участия Пакистана в проекте. «Мы не хотим ничего делать с участием Пакистана», – сказал он тогда, одновременно объявив об интересе Индии к российскому СПГ.

Усиливающееся давление на Россию со стороны западных стран сегодня подталкивает ее к поиску новых партнеров в Азии. И даже прежде такие конкурентные маршруты, как ТАПИ, теперь видятся ей достаточно перспективными. Во всяком случае, заявление министра энергетики РФ Николая Шульгинова, прозвучавшее в январе 2023 года в интервью пакистанскому телеканалу PTV World, о том, что Россия не исключает возможности присоединения к проекту газопровода ТАПИ, демонстрирует желание Москвы укреплять газовое взаимодействие со всеми дружественными ей странами.

«Пока нас в этом проекте нет, но мы не отрицаем возможности нашего присоединения к проекту», – сказал он.

Чтобы Россия могла подойти к рассмотрению этого проекта более конкретно, требуется сначала решить вопросы, связанные с обеспечением безопасности будущего газопровода на территории Афганистана.

Пришедшее к власти в Афганистане движение «Талибан» (запрещенная в РФ террористическая организация), крайне заинтересованное не только в поставках природного газа в страну, но и в получении статуса транзитера, год назад договорилось с Туркменистаном достроить газопровод ТАПИ. А в январе этого года оно гарантировало безопасность работы этой артерии в будущем.

О готовности сторон к налаживанию экономического сотрудничества свидетельствует факт подписания представителями российского, иранского и пакистанского бизнеса с Минпромторгом Афганистана меморандума на $1 млрд по инфраструктурным проектам, включающим строительство угольной ТЭС, добычу полезных ископаемых и модернизацию газопровода в Герате.

ТАПИ vs ИПИ

Взвешивая аргументы в пользу выбора Россией того или иного маршрута для поставок газа в Индию, эксперты сходятся во мнении, что ключевым критерием должна стать именно безопасность. Это значит, что для Москвы проект ИПИ выглядит наиболее привлекательным.

«ТАПИ изначально воспринимался как антироссийский проект в том плане, что он должен был привести газ альтернативный российскому на индо-пакистанский рынок. Но сейчас, в нынешних условиях, ТАПИ может быть изменен. Теоретически Россия может принять в нем участие, если сможет договориться с Туркменией, Узбекистаном либо с Казахстаном о том, чтобы расширить ТАПИ», – прокомментировал «ФедералПресс» ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

В случае присоединения к этому проекту, по словам эксперта, Россия может столкнуться с рядом серьезных проблем. В Афганистане это правительство талибов, которое он назвал «специфической структурой», и угрозы безопасности самой трубе. В Пакистане – влияние проамериканской элиты, сумевшей сместить премьер-министра, считавшегося в прошлом году сторонником политической ориентации на Китай и Россию. «Поэтому там тоже все не так просто», – отметил он.

По мнению другого эксперта – главного редактора «Нефти и Капитала» Владимира Бобылева, сложностей в регионе действительно хватает.

«Помимо напряженных отношений между Индией и Пакистаном на границе в Кашмире, переходящих в периодические боестолкновения, есть трудности во взаимоотношениях между Ираном и Пакистаном – Иран грозит Пакистану судом за невыполнение обязательств по строительству газопровода на своей территории (газопровод «Мир» от иранского месторождения Южный Парс до потребителей на территории Пакистана) и невыполнению контракта на закупки газа. А в январе этого года осложнились и отношения между Афганистаном и Пакистаном – последний провел антитеррористическую операцию в районе границы с Афганистаном для ликвидации расплодившихся там и нападающих на пакистанскую территорию радикальных исламистов», – сказал он «ФедералПресс».

Поэтому, по словам Владимира Бобылева, прежде всего, необходимо определиться с критериями привлекательности рассматриваемых проектов для каждой из сторон.

«Если говорить об Иране, то для него своповая схема поставок выглядит наиболее привлекательной, поскольку она уже фактически работает, для ее реализации не нужно создавать новую или активно расширять существующую газотранспортную инфраструктуру – а ее создание и расширение потребует инвестиций, которые Иран вряд ли сможет обеспечить. Кроме того, своповая схема позволяет избежать необходимости строительства газопровода через Афганистан, где ситуация отличается нестабильностью, несмотря на обещания представителей запрещенного в России «Талибана» обеспечить безопасность как стройки, так и впоследствии самого газопровода», – отметил он.

Для России с точки зрения безопасности, по его словам, более выгоден проект Иран – Пакистан – Индия, так как позволяет обойти проблему безопасности на территории Афганистана, а за счет своповых поставок в Иран обеспечить себе расширение присутствия на рынках, которые стали более привлекательными и актуальными после введения санкций и сокращения поставок газа в западном направлении.

«Иран заинтересован в поставках газа (в том числе и российского), так как его наличие позволит организовать поставки на энергодефицитный север страны. Кроме того, страна готова стать распределительным газовым хабом (это сейчас модно!) и транзитером газа в Индию, Пакистан, страны Средней Азии, Персидского залива… А может, и в Европу! Пакистан, испытывающий проблемы с закупками СПГ, заинтересован. Равно как и Индия», – заявил Владимир Бобылев.

Станислав Митрахович тоже считает, что вариант с участием Ирана выглядит интересным – он не только дает возможность обойти Афганистан, но и может привлечь иранские инвестиции. Новые договоренности по поставкам газа в Индию укрепят взаимоотношения России и Ирана с одной стороны и России, Ирана и Туркменистана с другой, полагает он. Подтверждением этому является недавний рабочий визит главы «Газпрома» Алексея Миллера в Ашхабад. «Я думаю, там есть какие-то варианты для кооперации», – сказал он.

Владимир Бобылев заметил, что трубопроводная транспортировка газа в соответствии с традиционным газпромовским подходом позволит обеспечить долгосрочную стабильность поставок, а также реализовать крупный строительный проект с привлечением инвесторов.

«Правда, все предыдущие газпромовские международные стройки осуществлялись с привлечением западных денег – теперь с этим возникнут сложности, а из потенциальных инвесторов наиболее состоятельной выглядит Индия, но и она может убояться потенциальных западных санкций). Кроме того, Россия таким образом «достанет» трубой до Пакистана и, главное, Индии, куда сейчас возможны поставки российского газа только в виде СПГ. Россия готова участвовать и в ИПИ, и в ТАПИ (если будут разрешены проблемы с безопасностью)», – говорит он.

О том, что Россия все же отдаст предпочтение иранскому маршруту при организации транспортировки газа в Индию, говорят активизировавшиеся в последнее время встречи «Газпрома» с иранской стороной. В июле 2022 года между ПАО «Газпром» и National Iranian Oil Company был подписан меморандум о взаимопонимании по стратегическому сотрудничеству, предполагающий, помимо прочих, сотрудничество в строительстве магистральных газопроводов. В феврале 2023 года состоялась рабочая встреча Алексея Миллера с чрезвычайным и полномочным послом Исламской Республики Иран в РФ Каземой Джалали.

Сравнивая по просьбе «ФедералПресс» рынки Индии и Китая в плане объемов и цен, главред «Нефти и Капитала» Владимир Бобылев сообщил, что потребление газа в Китае превышает 300 млрд кубометров в год, причем Россия соединена с Китаем газопроводами, что облегчает логистику. Потребление газа в Индии составляет около 65 млрд кубометров, и темпы роста потребления достаточно высоки, однако поставки в Индию сейчас можно осуществлять только в виде СПГ.

«Раньше «Газпром» поставлял в Индию СПГ через свою «дочку» Gazprom Germania, но после того, как Германия взяла эту компанию под свое управление, поставки прекратились. Переговоры и с Индией, и с Китаем для России непросты: обе страны осознают, что Россия ищет рынки сбыта для своих ресурсов с западного направления. Китайцы вообще сложные переговорщики, а позиция Индии осложняется еще и тем, что велик риск попасть под вторичные европейские или американские санкции», – прокомментировал он.

Очевидно, что транспортировка газа на азиатские рынки выгодна России. Вопрос будет заключаться в цене, которую Россия сможет получить за свой газ. Для любого покупателя важна скидка, и чем больше, тем лучше.

Комментируя вопрос, связанный с ситуацией на газовом рынке Европы после разворота России на восток, оба эксперта отметили, что экономику ЕС, преодолевшую кризис в этом году, ожидают определенные трудности в следующем.

«Сейчас хранилища газа заполнены, а темпы их опустошения говорят о том, что Европа эту зиму переживет вполне комфортно. Однако заполнение хранилищ к следующей зиме может столкнуться с трудностями – все же выпадение российских объемов газа с европейского рынка будет трудно компенсировать даже за счет СПГ, что негативно повлияет на цену газа перед следующим отопительным сезоном. Немаловажен и фактор Китая, который раньше занимался реэкспортом российского газа в Европу, но после запрета госорганов реэкспортировать газ во время отопительного сезона, делать это перестал», – сказал Владимир Бобылев.

«Я думаю, что Европа продолжит курс на замораживание части своей промышленности, какую-то часть потом невозможно будет разморозить, и она, возможно, будет утрачена, особенно энергоемкая промышленность, какие-то сегменты химии, металлургия, возможно, отчасти машиностроение. Но каких-то более масштабных последствий для промышленности Европы, конечно, не будет», – заключил Станислав Митрахович.

Автор: Елена Бутырина

Источник: ФедералПресс, 07.03.2023

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Последние санкционные решения Запада и их влияние на российский нефтегаз
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2023 году и перспективы 2024 года
«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики