Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Игорь Юшков: Ключевая задача России – получить собственные технологии сжижения природного газа

Игорь Юшков: Ключевая задача России – получить собственные технологии сжижения природного газа

Азиатские рынки станут основными потребителями российского СПГ после того, как Россия создаст систему круглогодичной проходки по Северному морскому пути, считает эксперт финансового университета при правительстве РФ Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков
 
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.
 
Вице-премьер РФ Александр Новак заявил о необходимости нарастить экспорт СПГ на 34 млн тонн в год. Минэнерго при поддержке Минпромторга предстоит разработать "дорожную карту" проекта с долей отечественных технологий в 80% от потребности отрасли.
 
- Игорь, как будет решаться проблема разработки собственных технологий производства оборудования для СПГ? 
- Это действительно большая проблема. У нас есть технологии и предприятия, которые производят оборудование для малотоннажных и среднетоннажных СПГ-заводов. "Новатэк" реализовал свой проект среднетоннажного СПГ, это четвертая очередь проекта "Ямал СПГ" на 0,9 млн тонн. 
Среднетоннажные мы более-менее научились делать, но возникает вопрос, если массово начать их производить, смогут ли предприятия дать достаточный объем оборудования?
Но крупнотоннажные заводы мы пока не можем делать сами. У нас всего два таких завода: один на Сахалине, который построила Shell, и проект "Ямал СПГ", который был реализован на базе американской технологии.
До санкций успели оставить оборудование для сжижения, а турбины американская компания Baker Hughes отказалась отгрузить. Видимо, оборудования не хватило даже для первой очереди. Ее планировали запустить в декабре 2023 года, но сейчас непонятно, будет ли она запущена.
Поэтому технологические проблемы у нас есть. Что считает Новак по поводу объемов запуска, сказать сложно. Но ближайшие проекты примерно так и выходят: это три очереди "Арктик СПГ-2" суммарно на 20 млн тонн СПГ ежегодно, "Обский СПГ" примерно на 5-6 млн тонн и, возможно, проект в Усть-Луге на 10-12 млн тонн. 
Но пока все эти проекты находятся в подвешенном состоянии, потому что они изначально проектировались под западное оборудование. Но Евросоюз ввел санкции и запретил поставки.
Как теперь они будут реализованы, сказать сложно. Скорее всего, сроки запуска сдвинутся. Хотя "Новатэк" говорит, что "Арктик СПГ-2" он запустит по первоначальным срокам: в 2023-м – первая очередь, вторая — в 2024-м, третья — в 2026 году.
Посмотрим, насколько им удастся импортозаместиться. Ключевая задача – получить собственные технологии сжижения природного газа.
 
- Можно ли говорить, что уход европейских партнеров из российских СПГ-проектов стал катастрофичным для отрасли? 
 
- Я бы не сказал, что это катастрофично, мы и раньше не делали сами оборудование для крупнотоннажных СПГ-заводов. Но и самих проектов было немного. 
То, что находится в стадии строительства, — это вторая и третья очереди "Арктик СПГ-2" и "Обский СПГ". Проект "Газпрома" в Усть-Луге, это газоперерабатывающий комплекс и смежный СПГ-завод, находится в начальной стадии, там идут только земляные работы.
Насколько это катастрофа — сказать сложно, но мы действительно не можем сами построить крупнотоннажный завод.
 
- Кто станет основным потребителем российского СПГ? 
 
- Предполагалось, что для кластера, который создает "Новатэк" на Ямале и Гыдане, основными рынками станут азиатские после того, как Россия создаст систему круглогодичной проходки по Северному морскому пути.
Это растущие рынки, они всегда были премиальными, кроме 2022 года. Если мы говорим про завод в Усть-Луге, то, наверное, он ориентируется на западную и южную Европу и Южную Америку.
Здесь идет речь идет о конкуренции, прежде всего с США, которые вышли на первое место по объемам производства СПГ в мире, Катаром и Австралией. Причем в будущем это скорее всего США и Катар, они заложили много заводов по сжижению природного газа. Они точно будут увеличивать объемы производства с 2026 по 2030 годы, а в Австралии новых проектов нет.
Австралия, скорее, — конкурент на рынках Юго-Восточной Азии, потому что там короткое транспортное плечо.
 
- Какими конкурентными преимуществами обладает российский СПГ? 
 
- Это низкая себестоимость добычи и производства СПГ. Чтобы получить СПГ, нужно охладить газ до минус 162 градусов. Одно дело, когда охлаждаешь его в Катаре, когда на улице плюс 40, а другое – на Ямале и Гыдане, при минус 50.
Энергии тратится меньше, поэтому заводы работают с превышением проектной мощности. Например, у "Ямал СПГ" — проектная мощность 17,4 млн тонн, а в прошлом году он произвел 21 млн тонн.
Слабой стороной российских проектов является большое транспортное плечо. Приходится пробиваться через суровую Арктику и танкеры нужны ледового класса.На Сахалине — проще, там субарктическая зона, нет льдов и короткое транспортное плечо, весь свой СПГ он продает в Японию и Южную Корею. Но изначально рассчитывали, что СПГ будет развиваться в Арктике на Ямале и Гыдане.
 
Автор: Денис Рудометов
 
Источник: Украина.ру, 07.03.2023 

Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.
Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики