Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > США не уследили: Иран взял под контроль главную нефтяную артерию мира

США не уследили: Иран взял под контроль главную нефтяную артерию мира

Иран важный, но далеко не определяющий игрок на нефтяном рынке. Однако в последнее время он ведет себя на грани фола, задерживая танкеры и демонстрируя, кто в Ормузском проливе хозяин. Почему так происходит и к чему приведет — в материале "Прайма".

Доставка нефти из стран Ближнего Востока на другие рынки в последние недели несколько осложнилась. Иран, контролирующий Ормузский пролив, через который танкеры попадают из Персидского залива в Аравийское море, перехватил подряд два танкера. Их судьба пока не ясна, однако обычно в таких случаях судно возвращают на определенных условиях.

Обычно к таким действиям прибегают в качестве ответной меры — по данным СМИ, за несколько дней до первого инцидента американские военные задержали судно с иранской нефтью для Китая. Однако наблюдатели говорят — Иран уже перестал сдерживаться и позволяет себе резкие выпады. Так, в конце апреля экипаж иранской подводной лодки Fateh вынудил всплыть американскую атомную субмарину Florida в Ормузском проливе. Подлодка США вынуждена была изменить курс и продолжить путь в надводном положении.

ПОСЛЕДНИЙ КОЗЫРЬ ИРАНА

Чтобы понять, почему так происходит, нужно знать, чем важен Персидский залив для нефтяного рынка. Себестоимость добычи там невелика, а сам процесс не требует технически продвинутых и сложных решений. До сих пор нефть Залива лидирует в объеме мирового экспорта, невзирая на все сокращения ОПЕК+. Неудивительно, что там сконцентрированы интересы разных государств, которые периодически не совпадают.

"Сложившиеся союзы и давние раздоры обусловлены геополитическими и религиозными противоречиями, в которых у каждого участника есть сильные и слабые стороны. Козырь Саудовской Аравии и ОАЭ — базирующийся в Заливе Пятый флот ВМС США, Ирана — географическая возможность взять под контроль Ормузский пролив", — рассказал аналитик Центра экспертного сопровождения политических процессов Данила Гуреев.

Ормузский пролив — самая узкая и забитая нефтяная артерия мира. Через это "бутылочное горлышко" (чуть более 30 километров в самом узком месте) проходит почти треть мировой добычи нефти и четверть объемов СПГ. Среди поставщиков — Саудовская Аравия, ОАЭ, Ирак, Кувейт, Катар. Все они заинтересованы в безопасности судоходства и приняли бы меры для ликвидации любой опасности.

Однако маршрут проходит через иранские территориальные воды, поэтому ситуацию полностью контролируют военно-морские силы Исламской республики. И американский флот не в силах этому противостоять — ни один танкер и газовоз не пойдет с опасным грузом через зону потенциального вооруженного конфликта, а ни один страховщик такой риск не застрахует. Более того, при необходимости иранские военные могут заблокировать фарватер, взорвав там несколько судов.

МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ

Конечно, арест одного, двух или нескольких танкеров — не та мера, которая может повлиять на нефтяные цены. Они зависят от других факторов, например, решения ОПЕК+ о сокращении добычи. Но если конфликт будет обостряться, возникнут угрозы, которые могут значительно изменить ситуацию.

Иран достаточно активен на нефтяном рынке — по мере появления санкционных послаблений он увеличивает поставки, прежде всего, в Китай, который сейчас восстанавливается после пандемии. Китайцы активно покупают иранскую нефть со скидкой (как и российскую).

"Однако ограничения, наложенные на нефтяной экспорт Ирана, куда жестче, чем антироссийские санкции. Иранскую нефть запрещено перевозить по морю. Конечно, это обходят, однако время от времени отдельные танкеры попадают под раздачу", — констатировал ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков.

В этой ситуации Ирану совсем ни к чему забирать себе чужие объемы. "У страны и так достаточно проблем с экспортом из-за санкций", — рассуждает главный аналитик "Открытие Инвестиции" по нефтегазовому сектору Алексей Кокин.

Гораздо действеннее намекнуть на перекрытие Ормузского пролива, которым Тегеран давно угрожает. Но это произойдет не по причинам, связанным с нефтяным экспортом, а по политическим основаниям. Одно из них — давнее противостояние с Израилем. Последний беспокоит развитие иранской ядерной программы. Дело уже не в самом факте появления оружия, а в сроках и объемах.

Иран всегда говорил, что, если на него нападут, перекрытие Ормузского пролива станет последней мерой обороны. Это является сдерживающим фактором для западных стран, ведь тогда прекратится весь экспорт ближневосточной нефти, считает Юшков. А вот это уже больно ударит по ценам.

США УПУСТИЛИ ШАНС

И помощи из Вашингтона не последует: он стремительно теряет роль мирового гегемона, и казавшиеся незыблемыми сферы влияния буквально уплывают у него из рук. Но это связано не с непокорным Ираном, а с Саудовской Аравией, до последнего времени являвшейся основным экспортером нефти в США.

В последние десять-пятнадцать лет американцы активно развивали сланцевые месторождения и становились более самодостаточными. Они по-прежнему импортируют определенный объем нефти, но в основном из Канады и Мексики. Ближневосточные же поставки существенно сократились. Из бывшего лидера Саудовская Аравия превратилась в одного из рядовых игроков — их объемы на рынке США не превышают 500 тысяч баррелей в сутки, что очень мало, сказал Юшков.

В этой ситуации ближневосточные страны осознают, что США больше не заинтересованы поддерживать стабильность в регионе, поэтому пытаются сами разрешить противоречия и разыгрывают новую политическую карту, предполагающую улучшение отношений с Ираном, Сирией и Россией. Одновременно саудиты и их соседи ищут новых покупателей, прежде всего, на азиатских рынках.

В этой ситуации Тегерану тоже невыгодно ссориться с соседями. Он может, конечно, создать проблемы для нефтяной торговли, но другие страны региона — более крупные поставщики — будут крайне недовольны. Их сближение с Ираном в этом случае быстро закончится, предположил Кокин.

Но и США не могут, как в период распада СССР, воспользоваться нестабильностью на нефтяном рынке. Конечно, они продолжают принимать участие в игре, но прежние союзники уже играют по своим правилам. "Не удивлюсь, если через десять лет американцы вынуждены будут покинуть Персидский залив, предоставив его самому себе", — заключил Гуреев.

Автор: Роман Серов

Источник: ПРАЙМ, 29.05.2023

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.
Перспективы российской СПГ-индустрии
Европейские санкции и политика Брюсселя по отказу от российских энергоносителей, взрывы балтийских газопроводов заперли в России солидный объем трубопроводного газа, который нельзя оперативно направить на альтернативные рынки. Это вроде бы является сильным аргументом в пользу развития производства СПГ в России. Новый доклад ФНЭБ дает ответ на вопрос о том, какую часть планов по резкому росту производства СПГ в России можно считать реалистичной.
Российская энергетика и Запад через год после начала украинского конфликта: остались ли связи?
Большая политика является рамкой энергетических отношений. Но непосредственно энергетические проекты и сделки осуществляются на корпоративном уровне. Именно компании формируют те нити, которые связывают страны в энергетическом бизнесе. Поэтому важно провести анализ отношений межу РФ и Западом в разрезе корпораций. И пока концерны из «коллективного Запада» остаются в России, еще есть варианты с продолжением сотрудничества. Которое все еще приносит России бюджетные доходы и рынки сбыта.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2022 году и перспективы 2023 года
2022 год оказался тяжелейшим для нефтегазовой индустрии России. После 24 февраля на нее обрушились жесточайшие санкции. При этом их влияние оказалось довольно разным. В 2023 год отрасль входит с тревогой. Готовится эмбарго на нефтепродукты. ЕС намерен продолжать сокращение закупок российского газа, что неизбежно скажется на выручке. Запуск новых СПГ-заводов оказывается под вопросом из-за технологических санкций. Отдельная тема – что происходит с зеленой повесткой. Имеет ли смысл сейчас продолжать настаивать на ускоренном энергопереходе в России – большой вопрос.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики