Главная > Актуальные комментарии > Рейтинг событий месяца > Топ-лист событий за август 2011 г.

Топ-лист событий за август 2011 г.

Фонд национальной энергетической безопасности предлагает Вашему вниманию топ-лист 10 наиболее значимых событий в отрасли за август 2011 г. и готов прокомментировать свой выбор подробнее.

  1. Подписано соглашение о стратегическом партнерстве «Роснефти» и Exxon Mobil в Арктике

    Эта сделка показала, что мировые мейджоры уже близки к началу полноценной добычи в Арктике и сколько там ни говори про новые виды топлива, но углеводороды остаются основой экономики и легкодоступных углеводородов уже практически нет. Отсюда и тяжелые проекты, такие как глубоководный шельф в Бразилии или битумные песчаники Альберты в Канаде. В Арктике тоже начинается добыча. Россия здесь выступает одним из пионеров: например, сейчас должна начаться добыча на месторождении Приразломное при помощи специальной платформы, которую конструировали много лет. Партнерство Exxon и «Роснефти» показывает, что Арктика – это уже не завтрашний день, это день сегодняшний. И пристроить российские активы в Арктике, найти соинвестора не так и сложно, потому что основные запасы этого региона находятся в российской зоне, об этом говорят и все западные эксперты. Именно поэтому, наверное, многие западные мейджоры готовы были бы войти в проект. Конечно, бросается в глаза, что вся арктическая часть сделки с ВР перекочевала в сделку с Exxon, а что касается черноморских активов, то по ним соглашения были подписаны еще в январе. Но нет обмена активами. В этом плане сделка не до конца повторяет сделку с ВР, что означает, что российским властям пришлось пойти на серьезные уступки перед иностранным контрагентом. Это был принципиальный момент – получение 5% в ВР. При новом соглашении можно было бы претендовать примерно на 2% акций в Exxon, но этого не случилось. Это означает, что активная фаза распродажи миноритарных пакетов в российских проектах иностранцам продолжается, российские власти спешат с этим, но если ВР удалось подловить на аварии в Мексиканском заливе и убедить к более выгодным соглашениям, то с Exxon пока не удалось. Что касается допуска «Роснефти» в добычные проекты США, в Канаде, то пока четкие контуры этих проектов не обговорены, а вероятность того, что «Роснефть» пустят в хорошие проекты, крайне мала. Скорее, это будет все тот же глубоководный шельф Мексиканского залива или битумные пески Альберты – тяжелые, непростые проекты. Теперь самое главное – понять мотивацию Exxon: является ли это для западной компании простой постановкой запасов на баланс или же все-таки мы вправе рассчитывать на запуск первой скважины в 2015 г., как обещает Exxon.

  2. Обострение российско-украинских газовых отношений

    К сожалению, в августе фактически мы встали на порог новой – третьей уже по счету – газовой войны. Все помнят вторую войну, которая, к огромному сожалению, привела к перекрытию транзита впервые за всю историю наших поставок в ЕС. Сейчас Киев фактически отказывается признавать газовый контракт от 19 января 2009 г. Сначала это все делалось через суд над Юлией Тимошенко (идея простая – признать ее действия нелегитимными). Потом вообще возникла гениальная идея ликвидации «Нафтогаза», чтобы можно было сделать вид, что контракта не существует. Т.е., несмотря на попытку сохранить видимость приличий, Киев, как в известной басне Ивана Крылова про волка, ищет мотивы и отговорки, чтобы получить очень дешевый российский газ, тем более что Виктора Януковича тычут в спину спонсоры его президентской компании и задают логичный вопрос: «Дорогой товарищ, мы зачем тебя избирали? Ты что, даже дешевый газ нам не можешь обеспечить?» Конечно, Киев пользуется статусом страны-транзитера, который пока никак не обойти, и фактически шантажирует России, угрожая аннулировать контракт. Дальнейший алгоритм понятен: воровство газа из трубы и перекрытие транзита. Сценарий чудовищный для России, потому что только-только при помощи внешних факторов она возвращается к прежнему объему поставок на европейский рынок. Но важно, что Европу все равно нужно убеждать в том, что Россия - надежный поставщик, и Украина играет на этом. Но игра ее очень рисковая, потому что сама она фактически превращает себя не столько даже в пиратское государство, сколько в государство-наперсточник, не гнушающееся мелких и неприятных уловок вместо того, чтобы следовать юридическим процедурам.

  3. Обыски в офисе ВР

    Любопытный контраст: с одной стороны, крупнейший нефтегазовый мейджор мира заходит в Россию, а крупную компанию ВР снова мучают обысками. Об этом тут же сообщила иностранная пресса, напомнив Exxon, в какую страшную страну он идет. С другой стороны, история с ВР все же более сложная, чем прошлые сюжеты, которые всегда подавались как удар по нерезидентам в России. Тут спор не с государством, а с частными партнерами в этом альянсе. Более того, причины этого спора – ошибки самой ВР. Ведь как можно было не получить юридического письменного согласия ААR на сделку с «Роснефтью»? Как можно было доверять этим людям, прекрасно зная их стиль ведения бизнеса? Одна ошибка порождает другую, и, с точки зрения процедуры, обыски ясны, потому что был подан иск миноритария к ТНК-ВР. Представители ВР в совете директоров холдинга ТНК-ВР как раз числятся в том юрлице, где проводились обыски. Да, понятно, что просто так глава службы судебных приставов Москвы в офис ВР не приедет. Понятно, что власть тоже здесь участвует. Но интересно, что власть участвует на стороне компании, которая сорвала важнейшую сделку. Значит, действительно сюжеты с Exxon и с ВР связаны, и теперь, поскольку ВР заменили на Exxon, то альянсу ААR не грозит месть со стороны власти, как многие предполагают. Но, возможно, власть будет вымещать свою злость на ВР, и постепенно эту компанию будут из российского бизнеса выдавливать. Свято место пусто не бывает: даже если ВР уйдет из ТНК-ВР, туда может прийти какой-то другой иностранный мейджор. Впрочем, это пока еще рано прогнозировать.

  4. Согласование новой налоговой системы «60-66-90»

    Удивительно, но многие считают, что эта система стимулирует переработку нефти. Да, в ней содержатся разумные идеи, но если мы посмотрим конкретно на действия этой системы, то она стимулирует только одно – поставки сырой нефти, а вовсе не инвестиции в нефтепродукты. Судите сами: что такое цифра «90»? Это экспортная пошлина на бензин. Фактически запретительная пошлина. По такой ставке экспорт бензина совершенно бессмысленен. Получается, что государство решает задачу заполнения внутреннего топливного рынка, но никак не задачу стимулирования производства. Идея повысить ставку на экспорт темных нефтепродуктов понятна, но происходит это не столь радикально, а самое главное – не снижается серьезно экспортная ставка, как мы уже сказали, на светлые нефтепродукты. Обращает на себя внимание и третья часть – цифра «60». Это снижение с 65% до 60% экспортной пошлины на сырую нефть - вот главный бонус всей этой системы. Вообще нефтяные компании должны получить четкий сигнал: «Ребята, не надо из нефти делать мазут, гоните сырую нефть и будем сокращать вам экспортные пошлины». Доходы нефтяных компаний будут расти. Нефтяные компании вместо вложений в нефтепереработку будут скупать нефтяные заводы за рубежом, а правительство будет открывать перед ними экспортные двери на поставку сырой нефти. Так что этот режим может убить нефтепереработку. И кстати, мы видим первые телодвижения Минэнерго, который очень озабочен ликвидацией неприбыльных НПЗ и обещал чуть ли не в ручном режиме настройку акцизной системы. Странная же это система, если через несколько дней после согласования профильное министерство заявляет, что нужно в ручном режиме регулировать акцизы, а то будут закрываться в массовом порядке НПЗ! Так не стимулируют переработку.

  5. Рост цен на горючее и предпосылки нового топливного кризиса

    Цены растут, несмотря на заверения, что это не повторится. Обычно осень еще и увеличивает спрос на топливо, и ситуация крайне непростая. У правительства нет желания системно решать эту проблему, нет желания создавать независимую переработку нефти. Правительство пытается настроить эту систему в ручном режиме, но она не будет настроена. Нефтяным компаниям можно в какой-то промежуток времени приказать не увеличивать цены, но это будет временно. Более того, все лето ФАС демонстрировал удивительную лояльность по отношению к нефтяным компаниям, еще раз доказав, что это ведомство – бумажный тигр, рык которого уже никого не пугает.

  6. Транскорейский газопровод

    Неожиданно возникшая тема. Да, есть красивая идея решить одну из сложнейших глобальных проблем урегулирования на северокорейском полуострове, используя российский газ. Вопрос только в том, а нужно ли это делать? И вообще стоит ли политика затраченных на нее денег? Нам кажется, это уже возвращение к советскому стилю, когда пытались решить политические проблемы экономической помощью - ведь этот газопровод предполагает газификацию Северной Кореи, страны, у которой нет денег и не предвидится. Этот газопровод предполагает передачу серьезнейшего политического рычага давления в руки Северной Кореи. Интересно, что уже после этих договоренностей у России было очередное обострение отношений с Украиной. Мы так натерпелись и еще натерпимся от Киева, что зачем-то решили создавать на Дальнем Востоке еще одну «Украину» - гораздо более нищую, гораздо более жестокую и гораздо менее предсказуемую. Завершив строительство газопровода Сахалин-Владивосток, понятно, что теперь надо думать, что делать с этим газом во Владивостоке. Но уж раз Россия построила эту трубу, то более логично было бы построить СПГ-терминал в конечной точке, нежели продолжать эту трубу до Северной Кореи, увеличивая тем самым риски.

  7. «Ливийский фактор» на мировом рынке нефти

    Фактическое завершение революции имеет не такие печальные последствия, как это могло бы показаться. В ливийскую нефть мы еще не успели влезть, и еще не успели инвестировать большие деньги. И может быть, это послужит уроком нашим нефтяным компаниям, которые в каком-то безумии бегают по миру в поисках активов в добычном сегменте при том, что у нас фактически завалено развитие Восточной Сибири, а в шельфовые проекты мы заманиваем иностранцев на сверхльготных условиях. Зато с точки зрения глобального рынка, Ливия, очевидно, в результате этой революции будет на несколько лет устранена с мирового рынка. Возможно, минимум два-три года уйдет на то, чтобы восстановить управляемость страной и возобновить полноценную работу нефтяной промышленности, тем более что Ливия – не маленький производитель (77 млн тонн по итогам 2010 г.). Так что тут открываются нам хорошие перспективы, но, к сожалению, наши компании вместо того, чтоб добывать в своей стране, бегают по миру.

  8. Иран лишил «Газпром нефть» права на разработку месторождения Азар

    Ливия, Иран, масса других историй в разных регионах мира – интересно, сколько раз наши компании будут наступать на грабли, чтобы отказаться от этой бесперспективной стратегии игры в глобальность и попыток залезть во все регионы мира? На самом деле, основные интересные месторождения давно уже поделены между глобальными мейджорами. Остаются высокорисковые страны типа Ирана и Ливии или Венесуэлы, где ситуация может кардинально измениться после ухода Уго Чавеса из политики. Поэтому эта стратегия обречена. Потеря проекта в Иране - не первая шишка, которая набита нашими нефтяниками, но, мы так понимаем, и не последняя - никакого отрезвления пока не происходит.

  9. Договоренности Москвы и Минска по газовым ценам

    Москва показала, что есть модель нормальных отношений с транзитными государствами, которая формулируется очень просто: вы нам - контроль над трубой, мы вам - снижение цены на газ. Белоруссия вынуждена была согласиться, отдала 50% в «Белтрансгазе». Таким образом, магистральная трубопроводная система переходит в собственность Газпрома, за это Россия обещает снизить цену, правда, неизвестно, в каком размере, но Владимир Путин заявил уже об интеграционной скидке. Собственно, такая модель могла бы быть реализована и в отношениях с Украиной, но Киев твердо держится за свою трубу, считая, что в ней – залог выживания страны.

  10. Назначение бывшего замминистра экологии и природных ресурсов РФ Сергея Донского главой холдинга «Росгеология»

    Государство создало специальное ведомство, но не ясно, изменится ли в связи с этим отношение к геологии. Напомним, что в этом году на геологразведочные работы в бюджете страны выделены настолько смешные деньги, что о них даже несерьезно говорить. Пока ни о каком восстановлении геологоразведки речь не идет. Очень важный момент: имеет ли место быть просто смена табличек, просто ли это пересаживание чиновника из одного кабинета в другой или же это некий символ того, что меняется отношение к отрасли. Пока настроение пессимистичное, но надеемся, что первые шаги «Росгеологии» будут успешными.


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики