Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Почему Катар наращивает СПГ-флот, а Россия — нет, объяснил эксперт Юшков

Почему Катар наращивает СПГ-флот, а Россия — нет, объяснил эксперт Юшков

Ведущие поставщики сжиженного газа далеко не всегда владеют судами для его доставки — Катар исключение. Однако там где другие могут зафрахтовать судно, у Москвы не получается.

QatarEnergy зафрахтовала 19 танкеров, способных перевозить СПГ, в рамках соглашений с операторами из Азии. Теперь у ближневосточного государства в распоряжении окажется 104 таких судна.

Как заявил глава Минэнерго Катара Саад Шерид аль-Кааби, компании из Китая CMES и Shandong MarineGroup предоставят по шесть судов каждая. Малайзийская MISC сделает еще три судна, а СП южнокорейской Hyundai Glovis и японской Kawasaki Kisen Kaisha — еще четыре газовоза. Вместимость каждого такого СПГ-танкера составит 174 тыс. кубометров газа.

Примечательно, что часть судов (от Hyundai Glovis и Kawasaki Kisen Kaisha) для Катара строится на верфи Hanwha Ocean в Южной Корее. Это именно та судостроительная компания, которая совсем недавно столкнулась со сложностями в продаже судов для «Арктик СПГ 2» компании НОВАТЭК.

Зачем Катару такой рывок?

Заказ новых судов от QatarEnergy был вполне ожидаем. Катар спешно наращивает свой СПГ-флот, поскольку у него вскоре будет значительно увеличится добыча газа и производство СПГ. Ближневосточная страна планирует нарастить годовую производственную мощность «Северного месторождения» с нынешних 77 млн тонн СПГ до 142 млн тонн СПГ к 2030 году.

В связи с этим Доха последовательно наращивает собственный флот. Еще в 2022-м QatarEnergy подписала ряд соглашений о передаче в долгосрочный тайм-чартер и управление 60 СПГ-танкеров. Фрахт еще 19 единиц — это просто продолжение долгоиграющей стратегии. В которую, кстати, включены даже американские проекты, где есть капитал катарской компании, по производству и экспорту сжиженного газа, например Golden Pass LNG.

Катар можно понять. Он не хочет уступать свое место конкурирующим экспортерам СПГ — США и Австралии, чьи поставки уже почти сравнялись с катарскими. Доха не хочет терять долю на рынке и упускать клиентов, когда у нее есть ресурсная база и средства на увеличение флота.

СПГ-проблемы России

В этой гонке по увеличению флота РФ сильно сдает позиции. Если для QatarEnergy южнокорейская верфь готова строить СПГ-танкеры, то в случае с российскими компаниями есть большие оговорки. В конце марта этого года Hanwha Ocean заявила, что из-за санкций не может найти новых покупателей СПГ-танкеров, построенных для «Арктик СПГ 2» компании НОВАТЭК.

Проблема в том, что суда построены Hanwha Ocean специально для работы в уникальных погодных условиях — на проекте «Арктик СПГ 2». В Индийском океане или для маршрутов в Атлантическом бассейне такие сложные танкеры ледового класса просто не нужны. Выходит, тот кто их купит, в любом случае будет связан с российским проектом по сжижению и экспорту газа, которому США выдали «черную метку» в виде санкций.

Последовательность примерно такая:

  • в октябре 2020-го Mitsui O.S.K. Lines(MOL) и «Совкомфлот» заключили соглашения на строительство 6 танкеров-газовозов Arc7 с Daewoo Shipbuilding&Marine Engineering (сейчас это Hanwha Ocean);
  • позже глава НОВАТЭКа заявил, что контракт «Совкомфлота» с Hanwha Ocean переводится на другого владельца, но строительство танкеров продолжится;
  • этими «другими» судовладельцами стали кипрские Elixon Shipping, Azoria Shipping и Glorina Shipping;
  • 23 февраля 2024 года США ввели против них блокирующие санкции, назвав их дочками «Совкомфлота»;
  • в конце марта Hanwha Ocean сообщила о том, что ледоколы для «Арктик СПГ 2» некому продать.

У кого больше?

В комментарии для «НиК» аналитик ФНЭБ, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков напомнил, что, как правило, танкерный флот принадлежит либо судоходным компаниям, либо глобальным трейдерам, среди которых — Shell, BP и т. д. Производители СПГ далеко не всегда владеют такими танкерами полностью. Катар, кстати, и добычу свою отдает на аутсорсинг. Извлечением голубого топлива в Катаре занимаются в том числе и международные консорциумы, которые часть прибыли передают ближневосточному государству.

«Эти же компании организовывают и вопросом вывоза. Сейчас госкомпания Катара просто пытается укрепить некий ресурсный суверенитет. В эту стратегию как раз вписывается скупка флота и аренда, чтобы самим получать маржу от доставки газа. Этот процесс еще и подпитывают события в Йемене.

К примеру, Египет недавно отчитался, что за последний месяц у него через Суэцкий канал не прошел ни один груз с СПГ. Весь он уходит на азиатские рынки, либо вокруг Африки. Опять же это происходит из-за того что вывозом газа занимаются западные трейдеры. Для Катара при такой конфигурации — риск срыва своего экспорта.

А вот если это будут танкеры Катара, они, проходя через Красное море, вряд ли станут мишенями хуситов. Но это сиюминутная мотивация. В целом транспортировка СПГ — прибыльный бизнес, поэтому Доха хочет, чтобы он принадлежал ей», — рассказал аналитик ФНЭБ.

Конкретно о монополизации рынка перевозок СПГ, по мнению Игоря Юшкова, пока говорить рано, но укрепление позиции крупного игрока — верное суждение.

Что касается России, то на ее территории ни один танкер полностью с нуля построен еще не был. 15 газовозов для НОВАТЭКа были заказаны на «Звезде» (для «Арктик СПГ 2»). До этого еще 15 были построены в Южной Корее. Но после санкций против российского судостроения южнокорейские компании, которые на «Звезде» активно помогали строить газовозы, ушли. До сих пор не нашлось им замены. Танкеры никто так и не достроил.

Большой вопрос, сможет ли РФ обеспечить себя нужным числом судов. Стране нужна хотя бы пара таких судов, чтобы начать отгрузку с «Арктик СПГ 2». Проект ведь газ сжижает, а выгружать его некуда.

В итоге у РФ ни одного нового СПГ-танкера нет, а построить уже начатые из-за отсутствия опыта и технологий нет возможности.

Зато эти возможности есть у других. Еще в середине 2022-го в мире значительно увеличились темпы производства СПГ-танкеров. Летом того года в британской Clarksons Research заявили, что с января по июнь 2022 года на верфях мира были размещены заказы на сооружение 108 СПГ-танкеров. Это на 22 единицы больше аналогичного показателя 2021-го и стало историческим максимумом за всю историю наблюдений.

Итоги 2023-го тоже показали большие цифры. Только за IV квартал 2023-го, по данным Riviera Maritime Media, верфи получили заказы на 27 новых СПГ-танкеров. По состоянию на декабрь 2023 года в мире использовалось 709 СПГ-танкеров и еще 373 находилось в портфеле заказов.

И весь этот «праздник жизни» проходит мимо России, точнее российских компаний, поскольку больше всего СПГ-танкеров на данный момент имеют следующие компании:

  • Nakilat(Катар);
  • Mitsui Osk Lines(Япония);
  • NYK (Япония);
  • Maran Gas(Греция);
  • Seaspeak(штаб-квартиры в Канаде, Европе, Филиппинах, Бахрейне)
  • MISC Berhad(Малайзия);
  • BW Group(Сингапур, Норвегия);
  • GasLog(штаб-квартиры в Великобритании, Греции, Сингапуре);
  • Shell(Великобритания)
  • Dynagas (Греция).

Важно отметить, что почти все они лишь иногда сменяют друг друга, а не стали крупнейшими игроками только в 2023 или 2024 году. К примеру, если у Mitsui Osk Lines в 2020-го было в распоряжении 45 СПГ-танкеров (занимала первое место в мире), то в ноябре 2023-го — 99. Да, когда дочка QatarEnergy — Nakilat — получит 19 танкеров, которые сейчас заказала, она обойдет Mitsui Osk Lines, но обе компании все равно будут в ТОП-10 по размеру СПГ-флота в мире.

Автор: Илья Круглей

Источник: OilCapital.ru, 02.04.2024


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Литий – новое эльдорадо энергетики?
Энергетический переход, с одной стороны, справедливо воспринимается российскими нефтегазовыми компаниями как угроза их бизнесу. С другой стороны, нужно искать в новой энергетике и новые возможности. Одной из них является производство лития – важнейшего сырьевого компонента для аккумуляторов электромобилей. Отрасль стремительно растет, что открывает другие горизонты. В том числе и для традиционных ТЭК-компаний. Литий уже вызывает повышенный интерес в России, что требует внимательного изучения темы.
Последние санкционные решения Запада и их влияние на российский нефтегаз
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2023 году и перспективы 2024 года
«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики