Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Как Туркмения мешает Газпрому завоевывать Китай

Как Туркмения мешает Газпрому завоевывать Китай

Газпром давит конкурентов на китайском рынке

Газпром впервые обошел многолетнего лидера по поставкам газа в Китай – Туркменистан. Речь идет именно о трубопроводных поставках. Туркмения начала поставлять свой газ в Китай на десять лет раньше Газпрома. И теперь России приходится прикладывать больше усилий, чтобы победить соперника.

Газпром впервые обошел по поставкам газа в Китай многолетнего лидера – Туркмению и стал крупнейшим поставщиком трубопроводного газа по итогам февраля 2024 года. Об этом свидетельствуют данные Главного таможенного управления КНР.

Так, Газпром экспортировал в Китай 2,5 млрд кубометров газа благодаря плановому увеличению поставок с начала года по газопроводу «Сила Сибири». Тогда как Туркмения направила около 2,4 млрд кубометров – в 2023 году было столько же.

Речь идет именно о трубопроводных поставках газа, потому что если брать еще и СПГ, то Россия уже не первый месяц лидирует на китайском рынке, обходя Туркменистан и Австралию (лидер по поставкам СПГ).

«Сила Сибири» заработала в декабре 2019 года. В 2023 году поставки выросли в полтора раза – до 22,7 млрд кубов, в деньгах – на 68%, до 6,4 млрд долларов. В 2025 году ожидается выход на проектную мощность 38 млрд кубов в год. Еще 10 млрд кубов поставок обеспечит Дальневосточный маршрут, а с учетом газопровода «Сила Сибири 2» через Монголию поставки вырастут почти до 100 млрд кубов в год.

Газопровод из Туркменистана в Китай заработал на десять лет раньше российского – в апреле 2010 года. Он включает в себя три параллельных нитки, которые идут транзитом через Узбекистан и Казахстан на запад Китая. Мощность трех ниток – 50 млрд кубов в год, где 35–40 млрд обеспечивает Туркменистан.

Почему Ашхабад оказался на китайском газовом рынке на десять лет раньше и создал серьезную конкуренцию газпромовскому продукту?

«Я бы не сказал, что Газпром вообще не смотрел в сторону Китая. Переговоры велись с 1990-х годов. Даже раньше, чем «Сила Сибири», обсуждали западный маршрут доставки газа в Китай по газопроводу «Алтай» и Дальневосточный маршрут. Однако тогда обе стороны не были готовы договариваться на взаимоприемлемых условиях», – говорит Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности.

В итоге первый коммерческий контракт был подписан только в 2014 году и по «Силе Сибири», потом случился контракт по Дальневосточному маршруту, а проект газопровода «Алтай» был заменен на «Силу Сибири 2», идущий транзитом через Монголию. По последнему проекту переговоры продолжаются.

Почему же Россия и Китай не могли договориться по газу раньше Туркмении? «Во-первых, для России европейский рынок до недавних пор считался основным. Во-вторых, Китай довольно долго обеспечивал себя собственной добычей, а нетто-импортером газа стал только в 2006 году. В-третьих, Туркмения оказалась в сложной ситуации и согласилась на жесткие условия Китая», – объясняет эксперт ФНЭБ.

После распада СССР Туркмения продавала свой газ России, которой он, по сути, был не очень нужен, так как была собственная добыча. «Поэтому Туркмения искала, во-первых, возможность диверсифицировать рынки сбыта, во-вторых, инвестиции в развитие месторождений и добычу газа», – говорит эксперт ФНЭБ.

В итоге, когда Китаю потребовался дополнительный газ, Туркмения как раз искала новый рынок сбыта вместо России, с которой начались проблемы.

Эксперт вспоминает историю взрыва на газопроводе, который идет из Туркмении в Россию. «Тогда звучали обвинения в адрес Газпрома, что это якобы он перекрыл вентиль и намеренно спровоцировал аварию (лишнее давление в трубе), чтобы отказ от закупки туркменского газа был форс-мажором. И потом Газпром долго не чинил газопровод, чтобы не возвращаться к закупкам туркменского газа», – говорит Юшков.

В таких условиях Ашхабад был вынужден согласиться на жесткие условия Китая.

«Китай дал кредит на разработку газовых месторождений Туркмении и на строительство газопровода. В итоге Ашхабад многие годы за счет поставок газа погашал китайский кредит и совсем мало получал живых денег. В контракте была прописана довольно выгодная для Китая цена на газ. 

И китайские компании получили эксклюзивное право на разработку месторождений и в целом довольно широкие права», – рассказывает собеседник.

Таким образом, Туркмения первой начала поставлять газ в Китай, потому что просто согласилась на жесткие условия Китая, на которые Россия не шла.

Однако теперь туркменский газ стал серьезным конкурентом газпромовскому топливу на китайском рынке. «Низкая цена на туркменский газ до сих пор мешает нам подписать контракт по «Силе Сибири 2». Во многом из-за наличия центральноазиатского газа на западе Китая нам пришлось изменить маршрут – вместо прямого газопровода «Алтай» появился маршрут транзитом через Монголию», – говорит Юшков.

Дело в том, что газ по «Алтаю» приходит в ту часть Китая, куда уже приходит дешевый туркменский газ. И это стало сильным аргументом Пекина, который хотел получить такую же низкую цену и за российский газ. Поэтому пришлось поменять маршрут. Собственно, договориться в первую очередь по «Силе Сибири» удалось в том числе потому, что газ по этому газопроводу приходит в ту часть Китая, где нет туркменского газа и близких СПГ-терминалов, зато газ нужен для отопления.

Китай продолжает использовать туркменский газ как инструмент давления на Газпром, считает Юшков. Заявление Ашхабада и Пекина в январе 2023 года о том, что они построят четвертую нитку газопровода в Китай, по его мнению, возможно, сделано именно с этой целью. По крайне мере, практических действий в этом направлении так и не последовало. 

«Странно строить четвертую нитку трубы, если первые три нитки газопровода никогда не загружались на полную мощность. Туркмения в целом закрытая страна, и есть сомнения, что у нее действительно такая большая ресурсная база, как заявляет руководство страны. 

Большой вопрос, насколько Туркмения сможет увеличить добычу, сколько времени на это потребуется, какие инвестиции нужны. Пока увеличения добычи не видно. Еще один минус Туркмении – это довольно рискованное соседство с Афганистаном, который по-прежнему проблемный регион, откуда могут проникать террористы», – говорит эксперт.

У «Силы Сибири 2» в этом смысле есть ряд важных преимуществ. «Во-первых, в качестве ресурсной базы будут использоваться уже разработанные месторождения. Во-вторых, транспортная инфраструктура на российской территории частично уже есть. В-третьих, это может быть одно из лучших предложений по цене и качеству», – заключает Юшков.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 23.04.2024


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Литий – новое эльдорадо энергетики?
Энергетический переход, с одной стороны, справедливо воспринимается российскими нефтегазовыми компаниями как угроза их бизнесу. С другой стороны, нужно искать в новой энергетике и новые возможности. Одной из них является производство лития – важнейшего сырьевого компонента для аккумуляторов электромобилей. Отрасль стремительно растет, что открывает другие горизонты. В том числе и для традиционных ТЭК-компаний. Литий уже вызывает повышенный интерес в России, что требует внимательного изучения темы.
Последние санкционные решения Запада и их влияние на российский нефтегаз
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2023 году и перспективы 2024 года
«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики