Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Гость программы «События. 25-й час» (ТВЦ) — Константин Симонов

Гость программы «События. 25-й час» (ТВЦ) — Константин Симонов

Что именно после запуска «Северного потока» получат не работающие в газовой отрасли россияне? Чем ответят на ввод газопровода страны-транзитеры? И как именно изменилось положение России в Европе с сегодняшнего дня?

Вера Кузьмина: Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов сегодня гость нашей студии. Константин Васильевич, добрый вечер!

Константин Симонов: Здравствуйте!

Вера Кузьмина: Ну и так, «Северный поток» - уже свершившийся факт. Как теперь изменилась ситуация в Европе и экономическая, и, наверное, даже политическая?

Константин Симонов: Очень многое сейчас будет зависеть от того, как в ближайшие 10 лет будет развиваться европейский рынок газа. Очень много скептиков, которые уверяют, что не все так будет благополучно для поставщиков. Но я, на самом деле, думаю, что наша стратегия оправдана, потому что есть масса аргументов в пользу того, что спрос на газ в Европе действительно будет расти. И это подтверждают все основные западные исследовательские структуры и международные энергетические агентства, и прогнозы компаний западных. Таким образом, если спрос на газ будет расти, возникает вопрос: кто его будет обеспечивать? И вот у кого есть запасы, у кого есть добыча, у кого есть инфраструктура, тот способен этот спрос удовлетворить. Если спрос будет расти, у нас будет возможность использовать и Украину, как транзитную сторону. А если он не будет расти, ну, что ж, будем усушать Украину – до свидания.

Вера Кузьмина: Ну, а как Вам кажется, вот Украина, Польша, да и та же Белоруссия вот они что вот сейчас вот так вот просто, спокойно на все это будут смотреть? Или у них есть еще какие-то возможности, ну, грубо говоря, подгадить нам и не только нам, но и Европе тоже?

Константин Симонов: Ну, что касается Польши, напомню, что Польша была одним из наиболее яростных противников «Северного потока», она все время придумывала разные аргументы: то рассказывала про химическое оружие на дне Балтики, то уверяла, что этот газопровод не позволит построить СПГ-терминал в Свиноустье, потому что танкер должен задеть трубу.

Вера Кузьмина: Ну что, теперь успокоились или теперь какие-то другие будут методы?

Константин Симонов: Нет, Польша, конечно, не успокоится. Вы видите, Польша недавно обратилась в суд, компания «ПГНиК», на «Газпром» и надеется пересмотреть цену. Я думаю, это все тоже неслучайно привязано к вводу в действие «Северного потока». Польша будет уверять, что у нее будет скоро собственный газ, сланцевый газ. Но одно дело делать какие-то заявления, а другое дело - горькие для Польши реалии. А вот что касается Украины, то реакция этой страны она довольно странная. Ведь, на самом деле, про то, что «Северный поток» завершен, известно давно, и Украина ничего не сделала для того, чтобы договориться с нами относительно судьбы своей ГТС. Поэтому вот это удивительное государство: вроде как по логике вещей надо ужаснуться, когда действительно скоро мы останемся без транзита, ведь и Украина на транзите зарабатывает более трех миллиардов долларов в год, но, к сожалению, Украина никаких действий не предпринимает.

Вера Кузьмина: Ну, Украина - это такая широкая волнующая тема, на которую можно говорить довольно долго, и мы просто выйдем за рамки эфирного времени.

Константин Симонов: Понял, понял.

Вера Кузьмина: А вот что касается новых форм топлива, вот тот самый сланцевый газ, который Вы упомянули, многие считают, что это - то самое альтернативное топливо, за которым будущее, потому что его можно добывать, то есть, если я правильно понимаю ситуацию, чуть ли ни в любой точке земного шара. Другие говорят, что нет, перспектива не настолько радужная, потому что все не так просто и не так хорошо.

Константин Симонов: У сланцевого газа есть очень много проблем. Проблема первая, для его добычи, нужно постоянно осуществлять горизонтальное бурение. То есть, в России мы вертикально бурим и оттуда уже достаем газ, грубо выражаясь. А для добычи сланцевого газа нужно бурить постоянно. Вот если мы возьмем Польшу, о которой мы уже заговорили, так вот там уже лицензии выданы на достаточно большое количество проектов. Если все их сегодня реализовать, то 20 % территории Польши будет разбурена. То есть, понимаете, просто пятую часть Польши взять и разбурить. Затем вам нужны специальные буровые установки, которыми обладают только Соединенные Штаты сегодня, где, вообще, сосредоточены основные буровые мощности мира. Затем вам нужны новые газопроводы, чтобы соединять эти месторождения, вам нужны деньги, чтобы все это реализовать. Таким образом, очень много «но» и «если». И если мы все эти факторы сложим, мы придем к простому выводу, что сланцевый газ – это перспектива для Европы не этого 10-летия.

Вера Кузьмина: И еще один вопрос все-таки не могу не задать, - об экономических конкурентах «Северного потока»?

Константин Симонов: В 2009, 2010 годах у европейцев возникла иллюзия того, что этот рынок будет конкурентным в течение ближайших чуть ли не 10-ти лет. Почему? Потому что на рынке появился катарский сжиженный природный газ, Норвегия увеличила поставки, чуть-чуть сократился спрос из-за кризиса. Но сейчас ситуация меняется: Норвегия уже больше не способна увеличивать добычу, потому что у нее нет запасов; очень сильно упала в последние годы добыча в Британии; то же самое будет скоро с Нидерландами. Катар завершил инвестиционный цикл и до 2014 года не будет принимать новых инвестрешений. Более того, он закрывает некоторые уже существующие заводы на ремонт. Что касается Набука, он должен был дать Европе газ Азербайджана, но это только 16 миллиардов кубов со второй очереди Шахдениза и то в 2017 году. Туркмения отделена по-прежнему Каспийским морем, и мы не согласны на строительство Транскаспийского газопровода. Иран отделен политически. Ирак увеличил добычу газа, он использует для собственных нужд. Таким образом, если мы все это просуммируем, да еще добавим фактор закрытия атомных станций, в той же Германии, куда пришел «Северный поток», да еще добавим тот фактор, что Европа будет увеличивать спрос на газ, потому что это более экологическое топливо, по сравнению с тем же углем, мы поймем, что ситуация сегодня для потребителей не такая комфортная. И поэтому у нас есть все основания думать, что действительно, если мы возьмем не завтра, не на следующий год, а перспективу ближайших хотя бы 10 лет, то шансы на увеличение поставок не европейский рынок у России, безусловно, есть.

Вера Кузьмина: Ну что ж, спасибо, что нашли время к нам сегодня прийти!

Константин Симонов: Спасибо Вам!

Источник: ТВЦ, 08.11.2011

 
 

Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики