Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Украину ждут тяжелые времена

Украину ждут тяжелые времена

Газотранспортная система Украины давно не достояние страны, а угроза ее национальной экономике. На принятие спасительного решения остались считанные месяцы. 

Мы становимся свидетелями очередного обострения российско-украинских газовых отношений. Снова в Москву прилетел министр энергетики Украины Юрий Бойко. Но вряд ли стоит ожидать каких-то прорывов, ведь понятно, что, если прорывы и будут, то озвучат их более мощные фигуры, чем министр энергетики. Тем более что в январе стороны обменялись очередными ударами. И в этом плане последние заявления украинской стороны демонстрируют, что пока еще Киев цепляется за ГТС и уступать этот актив дешево не намерен, воспроизводя традиционный набор страшилок о том, что российский газ не нужен, можно перейти на уголь, на азербайджанский газ и т.д.

Этот набор страшилок мы уже неоднократно разбирали. Можно только напомнить, что на самом деле все те альтернативы российскому газу, которые называет г-н Бойко, все они во многом являются фантазийными. Например, азербайджанский газ. Скоро начнется саммит в Давосе, и во время этого саммита Украина намерена подписать договор с Азербайджаном о поставках СПГ. Но есть два нюанса: у Азербайджана сегодня нет свободного газа. И он не появится даже в 2017 году, когда будет запущена вторая очередь месторождения Шах-Дениз. Если, конечно, она вообще будет запущена, потому что, по мнению многих экспертов, 2017 год – это слишком оптимистичная дата. Но этот газ уже законтрактован Турцией, европейскими потребителями, более того, Россия готова выкупать этот объем. Т.е. Украины вообще нет в этих раскладах. Я уже не говорю про второй нюанс: у Украины нет никакого терминала по приему СПГ.

Дальше: Юрий Бойко обещал уже в 2012 году добыть миллиард кубометров сланцевого газа. Откуда берутся эти цифры? Непонятно. Такой динамики добычи сланцевого газа - с нуля сразу выйти на миллиард - не демонстрируют даже Соединенные Штаты, которые являются абсолютными пионерами и новаторами в этом вопросе.

Последние заявления Николая Азарова, что Украина, дескать, перейдет на уголь, тоже достаточно смешны. А что мешало Украине раньше переходить на уголь, если, как уверяет г-н Азаров, это так супер-рентабельно? По большому счету, никаких экономических расчетов рентабельности угольной генерации Украина не представила. И не стоит забывать, что уголь – самое грязное топливо, и в этом плане Украина, предлагая идею угольной генерации, идет в разрез с европейскими инициативами по использованию угля. Если уж вы используете уголь для генерации электроэнергии, то должны заниматься улавливанием всех углекислых газов, улавливанием серы, а это резко удорожает генерацию электроэнергии. Судя по всему, Киев этим заниматься не собирается. Получается, что Украина декларирует курс на превращение в черную экологическую дыру европейского пространства.

Не стоит забывать, что газ является для Украины не только энергоносителем. Украина очень хорошо газифицирована. Газ является сырьем для достаточно большого количества украинских отраслей, включая химию и металлургию. Если мы посмотрим статистику последнего времени, Украина очень гордится тем, что ей удалось сократить потребление газа. Да, действительно, в 2008 году уровень потребления газа на Украине составлял 66 млрд кубометров. А в прошлом году, если верить заявлениям г-на Бойко, уровень потребления составил 54 млрд кубов. Таким образом, минус 12 кубов за три года. Это была бы хорошая динамика, если бы это было следствием применения энергосберегающих технологий, развития альтернативной энергетики или даже перехода на уголь, о котором все время говорит премьер-министр Азаров. Но мы не видим на Украине роста угольной генерации, эффективной реализации энергосберегающих программ. Мы видим только одно – потребление газа сокращается одновременно с сжатием украинской экономики. Вот и все. Я часто в последнее время слышу от украинских коллег: «У нас архаичная экономика, химия у нас очень отсталая. Зачем она нам вообще нужна? Давайте мы ее просто сократим, и всё. Не нужна нам химия, которая потребляет газ». Ну что ж, это подход. Если Украине действительно не нужны архаичные отрасли экономики, как ей кажется, тогда, безусловно, и в дальнейшем нужно сокращать потребление газа, уничтожая часть промышленности. У нас в России тоже есть огромное количество умников, которые говорят: «А зачем нам нефтегазовый комплекс? Это же архаичная отрасль. Давайте мы постепенно все это пустим под нож, а вместо этого у нас будет новая постиндустриальная экономика, будем делать роботов в Якутии или на полуострове Ямал. Зачем нам архаичные отрасли?» Такие же разговоры мы слышим и на Украине. Но уничтожить химическую или машиностроительную отрасль легко, вопрос в том – а какие отрасли появятся на их месте? У меня лично огромное количество вопросов возникает: а что именно появится на месте той самой архаичной химии, и с чего вдруг украинские коллеги решили, что действительно можно заменить старые советские индустриальные гиганты (действительно, архаичные во многом) какими-то новыми постиндустриальными ростками в экономике Украины?

Таким образом, если Украина в дальнейшем собирается выдерживать эту же динамику по сокращению потребления газа, это означает, что Украина открыто декларирует курс на свою деиндустриализацию. Вот и всё. И это надо очень чётко понимать.

Еще раз повторю: очень много говорилось про необходимость экономить газ. Помню, еще когда Ющенко стал президентом, все говорили, что теперь Россия будет держать курс на удорожание газа, надо готовиться, внедрять энергоэффективные программы. Ничего не было сделано. И сегодня Украина ничего не делает для этого. Я уже говорил, почему. Потому что донецкие олигархи заплатили денег за избрание Виктора Януковича президентом, и сегодня они не собираются платить еще и за энергоэффективность. Они говорят ему: «Друг, поезжай в Москву и привези нам дешевый газ. С чего это еще мы должны тратиться на обновление своей промышленности?» Кто, кстати, будет платить за развитие той же угольной генерации? Кто будет инвестировать в эти странные проекты? ЕС, я уже сказал, не будет это делать, потому что это полностью противоречит его энергетической политике и той «зеленой логике», которую он предлагает. Так что все эти заявления Николая Азарова достаточно лукавые. Если Украина собирается сокращать потребление газа, это означает, что она держит курс на деиндустриализацию экономики.

Важный момент, который в последнее время звучит, это уровень выборки газа на Украине. Действительно, можно предположить, что Украина назло бабушке будет «отмораживать уши» и путем уничтожения своей экономики сократит потребление газа. Но это не избавляет ее от выполнения обязательств по контракту от 19 января 2009 г.

Об этом мы много говорили, но давайте еще раз вернемся к вопросу, раз уж Украина сама об этом говорит. Без всякой иронии хочу сказать, что зачастую гораздо больше информации появляется в открытом доступе с украинской стороны, чем с российской, будем откровенны. И серьезный прорыв с точки зрения наших газовых отношений заключался в том, что уже через несколько дней после подписания контракта этот документ был обнародован украинскими СМИ, и все имели возможность с ним ознакомиться. Статья Вторая четко фиксирует объем потребляемого газа, начиная с 2010 года, на уровне 52 млрд кубометров. Украина имеет возможность по этому договору на 20% сократить потребление газа в случае, если за полгода, т.е. до 1 июля, она уведомит компанию «Газпром». Предположим, Киев это сделал. Это автоматически означает, что уровень обязательной выборки составляет 41,6 млрд кубометров газа. Если мы посмотрим дальше, в этом контракте зафиксировано, что уровень «take or pay», т.е. обязательной выборки, тоже оставляет 80%. Таким образом, Украина может на 20% сократить, если она предупредила до 1 июля, и еще на 20% сократить по договору. Мы легко получим цифру в 33,28 млрд кубов. Вот тот минимальный уровень, ниже которого Украина не может опуститься при любом толковании контракта.

Напомню, г-н Бойко назвал цифру в 27 млрд кубов на 2012 год. Если верить украинской статистике, то примерный объем потребления газа в 2011 году составил 54 млрд кубов, примерно 20 млрд Украина добыла самостоятельно. Кстати, надо сразу отметить, что когда Киев говорит про сланцевый газ, про шахтный метан, то, по итогам прошлого года, увеличение добычи газа на Украине составило примерно 40 млн кубометров - вообще смешной показатель. Ни про какие миллиарды сланцевого и шахтного метана речь не идет, пока никаких предпосылок для этого роста нет. И получается, что Украина потребила 34 млрд кубометров российского газа. Это как раз примерно составляет тот минимальный объем выборки, который зафиксирован в контракте. Откуда берется цифра в 27 млрд кубов, понять совершенно невозможно. Я бы на самом деле ориентировался даже не на цифру в 37,28, а на цифру в 41,6.

Тут тоже определенная интрига. Украина заявляет, что она предупредила «Газпром» еще в мае о намерении сократить на 20% потребление в 2012 году. Но почему-то первые упоминания об этом появляются только в конце лета. Что мешало «Нафтогазу» в мае публично заявить, что эти письма в «Газпром» были написаны? «Нафтогаз» о майских письмах тоже только в январе 2012 года заявил. Допустим, письма были. Но ведь по контракту минимальный объем выборки – 33,28 млрд кубов, при всех исключениях. Этот объем надо если не потребить, то оплатить, а напомню, что по контракту лучше все же потребить, чем оплачивать штрафы. Потому что в случае невыборки газа с октября по март штраф составит 150%, а если невыборка происходит с апреля по сентябрь, то платится 300% за невыбор газа. Легко посчитать, какие штрафные санкции к Украине будут применены. Тем не менее, Киев провокационно заявляет, что 6 млрд кубов составит невыполнение контракта, т.е. уже сейчас Украина объявляет, что выполнять контракт не собирается. И тут же идут циничные заявления, к примеру, предлагают обратиться в Стокгольмский арбитраж. Киев понимает, что, во-первых, надо будет дождаться окончания 2012 года, чтобы зафиксировать факт невыборки газа, только после этого можно будет предъявить штрафные санкции. Стокгольмский арбитраж тоже штука не быстрая. У «Газпрома» с точки зрения контракта есть полное основание идти в арбитраж, но деньги он получит через 1,5 – 2 года. 

Таким образом, сегодня мы видим, что Украина достаточно откровенно провоцирует Россию. Но с другой стороны, если мы рационально посмотрим на ситуацию в украинской экономике, как мы уже сказали выше, вряд ли на самом деле Украина в 2012 году способна сократить потребление российского газа еще на 7 млрд кубометров по отношению к 2011 году. Это означает, что Украина просто сегодня опять выкладывает на стол весь набор шантажистских инструментов, практически все из которых не сработают.

При этом надо понимать, что времени у нас для переговоров осталось достаточно немного, потому что при принятии финального инвестрешения по «Южному потоку» украинская газотранспортная система становится никому ненужной. В прошлом году через Украину мы прокачали 101 млрд кубометров газа, в лучшем для транзита и поставок в Европу 2008 году мы прокачали 117 млрд кубометров. «Северный поток» и «Южный поток» суммарно дают 118 млрд кубометров газа, что позволяет обойтись без Украины как транзитной страны. Конечно, строительство «Южного потока» потребует 7-8 лет – это 2019 год, год окончания нашего договора с Украиной. Таким образом, если принимается финальное инвестрешение по «Южному потоку», позиция России становится абсолютно простой – переговоры о покупке ГТС Украины бессмысленны. Начинается строительство «Южного потока», дорогое, безусловно, удовольствие, но другой альтернативы мы не видим.

Кстати, любопытно, что та цифра, которую Алексей Миллер озвучил – 20 млрд долларов, которые просит Украина, фактически совпадает с суммой, в которую обойдется строительство «Южного потока». По сегодняшним оценкам, это 18-19 млрд долларов. Да, еще нужно построить трубу по российской территории до Черного моря, но ведь украинскую трубу тоже еще нужно обновлять. Получается примерный паритет по покупке ГТС и по строительству «Южного потока».

Если мы говорим украинской стороне, что переговоры о покупке ГТС прекращаются, это значит, что автоматически прекращаются и переговоры о снижении цены. Значит, Украина до конца 2019 года платит по действующему контракту, платит высокие цены, переговоры о скидках невозможны, а отношения, действительно, могут выясняться в Стокгольмском арбитраже. У «Газпрома» гораздо больше оснований заставить Украину заплатить, чем у Украины изменить контракт. И не случайно в августе Украина заявила, что пойдет в Стокгольмский арбитраж. Сейчас уже середина января, но никто туда почему-то так и не дошел. Естественно, и у России есть интерес к украинской трубе, все-таки это готовая труба и гораздо лучше снизить, убрать все риски транзита, безусловно. Но и для Украины тоже есть все основания решить эту тему в ближайшие полгода. Потому что если этот вопрос не будет решен в ближайшие месяцы, тогда, повторяю, все сводится к простой формуле: не хочется строить «Южный поток», но придется, автоматически переговоры о будущем ГТС прекращаются, потому что она теряет смысл для «Газпрома». И третий момент, до конца 2019 года Украина платит по той цене, которая заложена в контракте, и, конечно, она пересматриваться не будет. Это прямой путь к окончательному добиванию украинской экономики без всяких перспектив выплыть из этой ситуации.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ

Опубликовано: Эксперт online, 18.01.2012


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики