Главная > Актуальные комментарии > Иран попал под эмбарго

Иран попал под эмбарго

Совет Европейского Союза запретил импорт в Евросоюз сырой нефти и продуктов нефтехимии из Ирана.

«Этот запрет касается импорта, покупки и транспортировки таких продуктов, как и деятельности банковского сектора и страхового бизнеса, к ним относящихся», - говорится в постановлении, принятом министрами иностранных дел ЕС.

Кроме того, Совет запретил импорт в страны ЕС нефтехимических продуктов из Ирана, а также экспорт в Иран оборудования и технологий для отрасли из ЕС.

Отныне запрещено осуществлять новые инвестиции в иранские нефтехимические предприятия или сотрудничать с ними в рамках совместных предприятий.

Также приняты ограничительные меры и в банковской сфере. Они касаются источников финансирования ядерной программы Тегерана «в связи с возрастающей обеспокоенностью ЕС» относительно целей этой программы.

Комментируя возможные последствия эмбарго для нефтяного рынка и для стран-импортеров иранской нефти, верховный представитель ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон отметила, что «санкции не являются самоцелью». Они, по ее словам, предназначены для оказания давления на Иран, чтобы он вернулся за стол переговоров.

«Санкции постоянно пересматриваются, чтобы удостовериться, что они не имеют обратного негативного эффекта. Нужно также проверять их эффективность… В апреле мы пересмотрим санкции, чтобы удостовериться в их последствиях для политической и экономической ситуации», - объяснила верховный представитель ЕС.

Одним из первых на введение нефтяного эмбарго отреагировал
Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху посчитал это «шагом в правильном направлении, хотя и невозможно заранее предсказать его результат».

В свою очередь, президент
США Барак Обама отметил, что введенные Евросоюзом санкции в отношении Ирана свидетельствуют о решимости международного сообщества «ответить на серьезную ядерную угрозу, которую представляет иранская ядерная программа», и заявил, что Вашингтон намерен ужесточить давление на Иран.

Решение европейцев готова поддержать и
Япония, сократив объем импортируемой иранской нефти.

Между тем,
Россия призвала к взвешенному подходу в решении иранской ядерной проблемы.

Постоянный представитель РФ при Евросоюзе
Владимир Чижов в интервью «Интерфаксу» отметил, что решение Совета ЕС было ожидаемо, оно «не удивило, но и не обрадовало» российскую сторону.

«Мы будем всех сдерживать от резких движений, будем добиваться того, чтобы переговоры возобновились», - заявил глава МИД РФ
Сергей Лавров, как только стало известно о введении европейских санкций.

В комментарии ДИП МИД РФ относительно санкций, размещенном впоследствии на сайте ведомства, отмечается, что
«речь идет о попытке удушения целых отраслей иранской экономики».

В МИД России считают: «Очевидно, что в данном случае имеют место откровенный нажим и диктат, стремление "наказать" Иран за несговорчивое поведение. Это глубоко ошибочная линия, о чем мы не раз говорили европейским партнерам». «Под давлением такого рода Иран не пойдет ни на какие уступки, ни на какие корректировки своей политики», - говорится в комментарии.

«Создается впечатление, что для некоторых наших партнеров наращивание санкционного давления на Иран становится едва ли не самоцелью, не имеющей ничего общего с решением вопросов иранской ядерной программы», - отмечают в российском внешнеполитическом ведомстве.

«Вместо того, чтобы проявлять максимальную сдержанность и осмотрительность, - а с призывом об этом мы также неоднократно обращались ко всем вовлеченным сторонам, - страны Евросоюза действуют так, что общий конфронтационный тон только усиливается», - отметили на Смоленской площади.

«Мы всегда исходили и продолжаем исходить из безальтернативности политико-дипломатического урегулирования вопросов, связанных с иранской ядерной программой, путем равноправного и взаимоуважительного диалога на основе принципов поэтапности и взаимности», - подчеркнули в МИД России.

Кстати, сам
Иран считает, что решение ЕС о введении нефтяного эмбарго не принесет никаких результатов.

«Угрозы, давление и несправедливые санкции обречены на провал. Все это не воспрепятствует работе Ирана над атомной программой, являющейся его фундаментальным правом», - цитирует представителя иранского министерства иностранных дел
Рамина Мехманпараста иранское государственное телевидение.

Комментирует Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности:

- Надо понимать, что нынешнее решение Европейского союза по эмбарго на иранскую нефть  пока ни к каким последствиям не приведет. То есть, надо иметь в виду, что введен мораторий на заключение новых контрактов с Ираном. Это принципиальный момент. То есть, никто пока отказываться от иранской нефти  в Европейском союзе не собирается. Если учесть, что спрос на нефть в Европе практически не растет, то, естественно, никаких новых контрактов с Ираном заключаться не будет. Надо вспомнить, что ливийская нефть уже перераспределена. Там все контракты заключены. И в этом плане нет ничего страшного. 

К тому же, на самом деле, европейские компании давно уже научились обходить эти запреты. Если говорить откровенно, нужно большое внимание, чтобы следить, откуда нефть и какого происхождения. Потому что Иран может продавать эту нефть по сложным схемам:  формально, эта нефть будет уже закупаться не у Ирана, а у других государств. Поэтому мы видим, что Европейский союз поддался, с одной стороны, давлению Штатов, а с другой  стороны,  он понимает, что убрать полностью Иран с рынка будет довольно сложно. И поэтому вопрос о старых контрактах отложен до мая. Так что практически до 1-го июля никаких действий по отношению старых контрактов  предприниматься не будет. 

Таким образом, до мая мы видим некую передышку. И предсказывать до этого времени цены на нефть  очень сложно, так как непонятно, как поведет себя рынок, реагируя на эти истории.  

На самом деле, с одной стороны, есть эмоциональное ощущение, что ситуация может за месяц несколько ухудшится. С другой стороны, как я уже сказал, до июля, с точки зрения реальных поставок, ничего в мире не измениться. 

Что касается дальнейшей истории после июля, то ситуация совсем непростая.  Представим, например, что старые контракты прекратили действия по решению Европейского союза. В этой ситуации, на самом деле, есть разные варианты развития событий. Есть теория, что мировой рынок нефти настолько сбалансирован, что, в принципе, эта нефть найдет себе выход в другом месте. Я с этой точкой зрения не согласен, потому что все равно мы имеем по продаже очень четкую географию поставок. Европейский союз  - третий  покупатель иранской нефти в мире. Первый покупатель – Китай. Понятно, что Иран попытается увеличить поставки в Китай. Пекин, с одной стороны, готов эту нефть закачивать в стратегические запасы, но полностью эту нефть он выбрать вряд ли сможет.

Особенно если учесть, что под давлением США Япония  (второй потребитель иранской нефти) и Индия тоже могут определенные ограничения ввести. Поэтому здесь, на самом деле, полностью заменить иранскую нефть у Европы не получится. В связи с этим определенные сложности, безусловно, возникнут.

Но самое главное не это, а то, что, если Европейский союз аннулирует действующий контракт с Ираном, это фактически сделает возможным самую жесткую  реакцию Ирана на эти события. Естественно мы имеем виду перекрытие Ормузского пролива. Это, извините, 30-40 процентов мировой танкерной перевозки нефти. То есть, фактически, будет заблокирована вся Саудовская Аравия.

А Саудовскую Аравию заменить на рынке просто не кем, даже в теории. То есть, это будет означать полноценный коллапс мирового рынка. Если мы посмотрим на карту, то  перекрыть Ормузский пролив очень легко. И  никакие  авианесущие группы там не помогут. У Ирана есть ракетное оружие, там надо потопить три –четыре танкера, начнется пожар такой, который сделает невозможным полный проход через Ормузский пролив. И ликвидировать эту ситуацию можно будет только начав полноценную войну с Ираном. 

Готовы ли сегодня Соединенные Штаты к такой войне -  это уже вопрос отдельный. Но, по крайней мере, Европейский союз своим решением такое развитие событий провоцирует. 

Поэтому пока, я думаю, до июля у нас определенная передышка есть (до 1-го июля контракты будут действовать, в любом случае). Но в мае Европейский союз, возможно, определится, а, возможно, не определится, будет тянуть до последнего.

Но еще раз повторю, если решение аннулировать старые контракты будет принято, то бессмысленно  анализировать ситуацию на рынке нефти в терминах спроса-предложения. Потому что  ракетные удары по саудовским танкерам в  Ормузском проливе изменят ситуацию на 100 процентов. Дальше события будут развиваться по вполне понятному сценарию: это война в Иране, это война Ирана в Саудовской Аравии, безусловно. И тогда возможный сценарий нового глобального конфликта  не покажется уже таким фантастическими. 

Источник: Актуальные комментарии, 24.01.2012


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики