Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Отнять и обнулить

Отнять и обнулить

Нефтегазовый сектор экономики России, конечно, может оплатить нам праздник жизни, но, судя по всему, жизнь эта будет короткой. 

В контексте предвыборных боев мы опять возвращаемся к налоговой тематике: вышла статья Владимира Путина, где описана экономическая политика кандидата в президенты, его взгляды и, в частности, планируемые налоговые меры. В статье сказано, что нам необходим налоговый маневр, мы не будем повышать налоги на несырьевой бизнес, зато будем повышать сырьевую ренту там, где такие возможности еще существуют.

Это важный момент. По сути, Владимир Путин пишет то, что было написано еще перед его первым президентским сроком, когда в 1999 году Центр стратегических разработок Германа Грефа, ныне главы «Сбербанка», готовил экономическую программу – «Среднесрочную программу экономического развития России». Про нее написаны кучи текстов, ее соавторы отчитались, что сделано, что не сделано, но одним из ключевых моментов этой программы была как раз идея налогового маневра. Мысль простая: повышаем налоги на нефтегазовый комплекс и за счет этого снижаем налоги на обрабатывающую промышленность. Т.е. деньги перетекают в обрабатывающую промышленность, и мы живем счастливой диверсификационной жизнью. Идея эта крайне спорная.

Инвестиционные решения зачастую принимаются не под влиянием налогового режима, а под влиянием других факторов, которые исправлять пока правительство не спешит. Не буду напоминать про судебную систему, про другие институты – пока здесь ничего не делается. Зато в нефтегазовой промышленности складывается ситуация, когда нам критически не хватает инвестиций в новые проекты, а налоговый режим не позволяет сегодня реализовывать масштабные проекты на востоке страны, на шельфе. Идти в новые регионы добычи, где нет инфраструктуры, с таким налоговым режимом очень и очень накладно. Скажем, компания «ЛУКОЙЛ» прямо об этом говорит, считая невозможным инвестиции в новые территории, и открыто показывает, что она предпочитает инвестировать, к примеру, в Ирак, это для нее более интересно, чем инвестиции, скажем, в Восточную Сибирь. Возникает вопрос: так какой налоговый режим сегодня должен быть для нефтегазового бизнеса? Если мы по-прежнему настаиваем, что весь праздник жизни должен оплачивать нефтегазовый комплекс, тогда нужно продолжать, конечно, как и предлагает премьер-министр, его додавливать. Но, с другой стороны, никакого роста мы не получим. Приведет ли это автоматически к созданию эффективного обрабатывающего комплекса? На мой взгляд, никакой прямой зависимости здесь нет. Уничтожая нефтегазовую промышленность, мы не создаем обрабатывающую. Если мы создаем нетерпимые условия для инвестиций в нефтегаз, это не означает, что эти деньги автоматически придут в какую-нибудь российскую Силиконовую Долину. Если вы изъяли что-то из нефтегазового комплекса, это не означает, что эти деньги будут вложены в другие сегменты. Нет такой связи, это не сообщающиеся сосуды.

Поэтому я думаю, что налоговая политика должна быть гораздо более мудрой и нефтегазовый комплекс не способен оплачивать все социальные проекты государства, резкий рост расходов на оборону и т.д. Просто взять и все переложить на нефтегаз, да еще заставить его платить за диверсификацию – эта мысль неверная. Понятно, что налоговые отчисления должны расти по мере роста стоимости нефти, да они и так растут. Мы видим статистику последних лет – они растут, и в 2012 году вырастут и от налогов, например, ДПНИ на газ, особенно для «Газпрома». Т.е. это все происходит, но актуален вопрос пределов, вопрос разумности этой политики. Поэтому мне кажется, что простая идея «Нам надо диверсифицироваться, поэтому повысим-ка мы налоги на нефтегаз, и денежки потекут в производство компьютеров и в хайтек» далеко не так однозначна, как кажется. И налоговая реформа, на мой взгляд, могла бы пойти по иному сценарию.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики