Главная > Актуальные комментарии > Рейтинг событий месяца > Топ-лист событий за март 2012 г.

Топ-лист событий за март 2012 г.

Фонд национальной энергетической безопасности предлагает Вашему вниманию топ-лист 10 наиболее значимых событий в отрасли за март 2012 г. и готов прокомментировать свой выбор подробнее.

  1. Выборы президента РФ

    Это имеет непосредственное отношение в нефтегазовому комплексу. Возвращение Владимира Путина в президентское кресло означает, что у нас в мае начнется великое переселение чиновников, будут колоссальные перемены, и в течение марта и апреля мы будем пытаться уловить направленность этих перемен. Начнется очень серьезная ротация, открывается окно возможностей, и в конце мая мы получим новую конфигурацию власти. Да, системно она будет такой же, но – новые фамилии, новые должности, новые полномочия, все это, конечно, формирует основную интригу на весну. В этом плане и нефтегазовый комплекс не останется в стороне. Ожидаются смена куратора отрасли, структурные изменения, возможны изменения в треугольнике «правительство – администрация президента – госкомпании».

  2. Совещание по проблемам развития газовой отрасли под руководством Владимира Путина в Киришах

    Владимир Путин как президент получает достаточно большой комплекс проблем. С одной стороны, Путин должен поддерживать наш газовый бизнес. С другой стороны, он должен как-то наполнять бюджет. С третьей стороны, он должен как-то поддерживать отечественное производство несырьевого профиля. Но чтобы поддержать бюджет, нужно увеличивать налоги. А с кого увеличивать? Конечно, с нефтегазовых компаний. Чтобы увеличивать налоги с газовых компаний в ситуации, когда им надо инвестировать деньги в развитие, нужно увеличивать их доходы. А как увеличивать их доходы? Внешняя конъюнктура нам не подвластна, остается внутренний рынок. Значит, надо увеличивать цены на газ на внутреннем рынке. Но с другой стороны, увеличивая цены на газ, мы бьем по потребителям этого газа, в том числе по электроэнергетике, по химической промышленности, да и в целом фактически по всей экономике. Как выпутаться из этой ситуации? И мы видим, что Путин ответа не нашел. Вот Газпром запросил повышения тарифов на 26%, и Путин отказал ему. С другой стороны, Путин обещал Газпрому найти где-то деньги на инвестиции, а где – непонятно. Во-вторых, не стоит забывать, что переход на принцип равнодоходности цен с 2015 года пока не отменен. Так что здесь ситуация далеко не так проста. Путину в роли президента будет очень непросто найти компромисс.

  3. Обсуждение перехода на нефтяную систему 55-60 и новой налоговой системы в газовой промышленности

    Вроде бы, идея системы 55-60 разумна, потому что она показывает, что снижать налоги на нефтяные компании нужно, потому что нефтяные и газовые компании сталкиваются с необходимостью активных инвестиций в новые проекты. Но вообще это все - и система 60-66, и 55-60 – выглядит как элемент подачки нефтяным компаниям. Здесь есть две проблемы: проблема первая – эта система не меняет принципов налогообложения нефтяной отрасли. И второе – льготы для нефтяных компаний никак не связаны с необходимостью инвестиций в новые проекты и в реанимацию старых. Ведь на самом деле задача не просто облегчить налоговый режим для нефтяных компаний. Задача сделать так, чтобы нефтяные компании увеличили инвестиции в новые проекты и в реанимацию старых. Вообще наша налоговая система плоха именно двумя моментами: она не стимулирует работу или реанимацию старых месторождений, и она не стимулирует инвестиции в гринфилды. И если вы снизите экспортную пошлину на сырую нефть, вы этим систему не измените. А сейчас такое ощущение, что государство озабочено, как бы дать какую-нибудь подачку нефтяникам и еще как бы изменить систему с точки зрения инвестиций в нефтепереработку. Ну, не нефтепереработка сейчас главная головная боль. Главная головная боль – это добыча, хоть она и кажется стабильной, исходя из цифр. И вот эту комплексную проблему эта ситуация не решает. В газовой отрасли налоговая нагрузка чуть проще. Но мы опять видим, тут фактически есть идея сделать так, чтобы при повышении цен на внутреннем рынке тут же бы все деньги собирались и шли в бюджет. Но эта налоговая политика для чего? Чтобы дополнительно собрать денег в бюджет, или она должна стимулировать добычу? Пока эту задачу наше правительство решить не может, и не факт, что сможет решить следующий кабинет министров.

  4. Законопроект украинской Рады о запрете на аренду и продажу ГТС

    Украина еще более загадочная страна, чем Россия. Вроде бы, для решения проблему собственности на газотранспортную систему Украины есть все экономические аргументы. К примеру, тут же будут снижены в 2,5 раза цены на газ, потому что Россия обещала внутрироссийские цены на газ. И Украина сохранит себя как страну-транзитера, что приносит ей 3-4 млрд долларов в год дохода. Тем не менее, Киев с упорством говорит «нет», и вот даже закон специальный принимается, который запрещает аренду и приватизацию ГТС. Таким образом, экономические аргументы вообще не воспринимаются. Как мантру повторяют: «Нет, отдадим трубу – потеряем Украину». Кончится это все тем, что придется все-таки построить дорогой «Южный поток», лишить Украину статуса транзитера. И естественно, тут у Украины уже не будет никаких аргументов в пользу снижения цены на газ, но будет высокая цена, которая украинскую экономику может разрушить.

  5. Принятие окончательного инвестрешения по Штокману отложено до июля

    Штокман – это такая лакмусовая бумажка. Весь мир смотрит, будем мы его осваивать или нет. На этом примере будут судить об изменении отношения России к нерезидентам. Многие нерезиденты думают, что у нас был ресурсный национализм. И вроде бы, уже пошли изменения («Росфнеть» подписала соглашение с Exxon, Газпром - с Winterhall, НОВАТЭК - с Total), но об этом проекте мы говорим более 10 лет: колоссальные запасы, арктический проект. Если от Штокмана откажутся, это будет тяжелый удар не только по газовой индустрии, но и удар по инвестиционной привлекательности страны, потому что будут думать, что Россия – по-прежнему страна закрытая, малоинтересная, раз уж там такие проекты как Штокман не идут. Все упирается в простую вещь: есть Штокман – государственный проект, а есть Ямал СПГ – частный проект. Так вот, парадокс ситуации в том, что все говорят про госкапитализм, а в результате проект, где контрольный пакет принадлежит госкомпании, оказывается в гораздо худших стартовых условиях, чем проект, который полностью принадлежит частной компании. Как такое может быть, понять невозможно, но это факт. Штокман так и не получил тех льгот, которые получил проект Ямал СПГ. Но очень интересно, что сразу после заседания совета директоров «Штокман Девелопмент АГ» Владимир Путин встречался с руководством компаний Total и Statoil и говорил, что решение по налоговым льготам уже принято. Что он имел в виду, непонятно, потому что никаких публичных решений не было принято. Но, может быть, действительно что-то изменилось, и пришло понимание, что откладывать Штокман невозможно.

  6. Негласное продление моратория на рост цен на нефтепродукты

    Вроде как, мораторий закончился после президентских выборов, но правительство негласно его продлило. В пользу этого говорит тот факт, что цены пока не растут, а падают. А как это возможно, если есть все предпосылки, чтобы цены росли? На мировом рынке цены растут, акцизы у нас растут, издержки растут, на модернизацию НПЗ заложены фантастические бюджеты по этому году, т.е. в общем-то, если мы посмотрим на экономику, то никаких оснований для того, чтобы цены не росли, просто нет. Добавим сюда еще то, что от действий ФАС структура нашего нефтяного бизнеса не поменялась – как он был олигопольным, таким он и остался. Отсюда и возникают эти слухи о неком тайном моратории. Почему избежали публичности, непонятно, потому что вообще-то наша власть очень любит такие вещи: собрать нефтяников, стукнуть кулаком и показать себя радетелем народных интересов. Может быть, выборы прошли, нет необходимости в такой публичности, но, тем не менее, все это рано или поздно все это прорвется. Смело можно прогнозировать достаточно тяжелый конец весны – начало лета, потому что, если это все искусственно сдерживается сейчас, то потом это все будет расти еще быстрее, и надо к этому готовиться.

  7. Презентация стратегии развития ЛУКОЙЛа на 2012-2021 годы

    ЛУКОЙЛ – это компания, которая открыто говорит, что, если в России не изменится налоговый режим, не изменится лицензионная политика, то компания будет вкладывать деньги в добычу в других регионах и странах. Такую позицию можно ругать, но она достаточно откровенна. И в новой стратегии прямо говорится, что компания ЛУКОЙЛ считает правильным прежде всего инвестировать деньги в добычу в других странах. Самое смешное, что наше государство в последнее время всячески поддерживает такую позицию: «Да-да-да, нам надо активнее инвестировать за рубежом». Никто не думает, как же такое возможно. Крупнейшая частная компания принимает такое решение, так может, нужно что-то сделать с налоговым режимом?

  8. Споры вокруг Новороссийского торгового морского порта и других государственных активов

    Разборки вокруг приватизации идут очень активно. За государственной собственностью выстроилась серьезная очередь. С одной стороны, есть предложение передать порт «Роснефти». С другой, первый вице-премьер Игорь Шувалов говорит, что это будет неправильно. Интересно, что г-н Шувалов, вообще выступающий против передачи госкомпаниям этой доли, в конце месяца столкнулся с любопытной компромат-кампанией: рассказывали, как он зарабатывал на акциях Газпрома. Т.е. мы видим, что тема государственной собственности, безусловно, очень драматична, но и очень интригующа. Кстати, и по самой «Роснефти» мы видим постоянную борьбу: в компании считают, что спешить с приватизацией не стоит, а глава Министерства экономического развития Эльвира Набиуллина говорит, что спешить надо, что в 2012 году пора выставлять на продажу. Т.е. приватизационная тематика – одна из линий водораздела между путинскими кланами, и, безусловно, очень важная тема.

  9. Предложение о передаче «Севморнефтегеофизики» (СМНГ) «Роснефтегазу», а также выступление главы Совбеза Николая Патрушева с заявлениями об угрозе вытеснения западными нефтесервисными компаниями российских

    Возникла идея, что государство должно создать на базе имеющихся активов мощную нефтесервисную компанию, передать туда все, что осталось у государства, а то, как пугает г-н Патрушев, придут иностранцы, хотя они и так уже здесь, и начнут нас отовсюду вытеснять. Но проблема в том, что если вы искусственно прижимаете иностранные сервисные компании, то столкнетесь с очень серьезным вопросом. Когда у нас с вами начнется падение добычи (эту тему мы разбирали в налоговом блоке нашего рейтинга), как вы будете ее поддерживать хоть на каком-то уровне без использования современных нефтесервисных технологий? Вы просто этого не сделаете. Как раз сервис способен хоть как-то поддерживать общую добычу на достаточном уровне. И в этом плане тенденция отказа от участия иностранцев не совсем разумна. К огромному сожалению, российский сервисный бизнес с точки зрения ноу-хау конкурировать пока с иностранцами не сможет. Поэтому искусственные ограничения прав нерезидентов на сервисные услуги могут оказаться не очень выгодным и разумным сценарием.

  10. Провал сроков сдачи терминала в Усть-Луге

    Вот пример, когда проект, которому было уготовано стать чуть ли не венцом избирательной компании Владимира Путина, с треском и шумом провален. И он показал, что у нас действительно по инфраструктуре очень много «косяков». Хорошо еще, что Путину не понадобился этот терминал, он и так сумел переизбраться. Но как можно было совершать такие ошибки при проектировании и строительстве? И при этом наши компании обычно обижаются на любую критику по стоимости или по качеству работ. Но вот когда это видно, все замолкают, и никто ничего не собирается разбирать. Что у нас там строится на востоке страны, не так видно, но там проблем не меньше. Поэтому, конечно, над проблемой борьбы за качество инфраструктуры еще работать и работать, и Усть-Луга в этом случае пример очень яркий.


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики