Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Призрак энергетической войны

Призрак энергетической войны

Мы так долго живем в мире, что разучились реагировать на реальную угрозу  

Когда мы рассуждаем на тему возможного перехода локальных конфликтов в более глобальные столкновения, часто используют такие слова как «алармизм», «окопное мышление», «отрыжка холодной войны» и т.п. Но мир все более активно приближается к фазе, когда один из локальных конфликтов в любой момент может перерасти в конфликт глобальный, и предсказать, в какой день это произойдет, очень сложно. То, что эти риски нарастают, становится очевидным. Потом, когда и если мир рухнет, вы уже не найдете поблизости тех, кто отмахивается от идей глобальной войны из-за энергоресурсов, чтобы спросить у них: «Так почему же вы советовали на это не обращать внимание?».

Все это очень сильно напоминает жизнь в СССР в мае-июне 1941 г., когда, казалось, при внимательном анализе ситуации можно было понять, что риски войны безусловно существуют, но этим никто не озадачивался. Конечно, сейчас речь не идет о том, что конфликты разразятся на территории Российской Федерации или рядом с ней, но очевидно, что она будет вовлечена в эту историю. Вот сейчас в мире разворачиваются две сюжетных линии. Одна более заметная, другая менее, но столь же драматичная.

Более заметная линия – это, конечно, Иран. Очень много было эмоций, когда ЕС решил ввести эмбарго, но это было не эмбарго, это был отказ от заключения новых контрактов. Потом тема Ирана подзабылась. Но совсем с политического горизонта она не ушла. Планируется, что с 1 июля ЕС вообще откажется от закупок иранской нефти. И в этом плане ситуация выглядит достаточно драматично. 12 июня пройдут досрочные парламентские выборы в Греции, будет сформировано новое правительство. Причем, все понимают, что если и удастся по итогам этих выборов сформировать новое правительство, то оно будет абсолютно против европейского антикризисного плана. И именно поэтому евро идет вниз. А теперь вспомним, что именно в энергобалансе Греции доля иранской нефти наиболее велика в Европейском Союзе. Т.е. эмбарго нанесет еще один удар по Греции, которая и так сейчас полыхает синим пламенем. И ЕС боится этого решения. Но к этому его подталкивают США, уговаривающие Европу не бояться идти до конца для решения проблемы Ирана. Американцы прекрасно понимают, что такое эмбарго: эмбарго – это, безусловно, шаг к военному конфликту, который вокруг Ирана рано или поздно может произойти. Мы не сможем понять до конца, кто там сделал первый шаг – Соединенные Штаты начнут операцию, или Израиль начнет бомбить атомные объекты, или Иран уже после решения ЕС пустит пару ракет по одному из саудовских танкеров и перекроет Ормузский пролив. Но мы прекрасно понимаем, что это не будет региональный конфликт, потому что перекрытие Ормузского пролива закроет весь мир и энергетическая катастрофа станет вполне осязаемой.

Второй конфликт менее заметен, но от этого не менее показателен. История связана с Южно-Китайским морем и последним конфликтом между Китаем и Филиппинами. Южно-Китайское море богато энергоресурсами и потому вызывает особо пристальное внимание Китая. КНР, как известно, слишком много потребляет ресурсов и при этом он не обладает необходимым для дальнейшего развития запасом нефти и газа. Поэтому Пекин, естественно, рассматривает любые возможности для их пополнения. Еле-еле удалось миновать военного конфликта между Китаем и Вьетнамом. Кстати, тема остается. И Россия там тоже вовлечена, потому что «Газпром» намерен участвовать в проектах на вьетнамской территории, что вызывает открытое раздражение КНР. Что касается Филиппин, конфликт там идет вокруг, казалось бы, малюсенького острова. Но каждый остров – это флаг, вокруг которого начинаете отмерять морскую акваторию. В этом плане конфликт с Филиппинами очень серьезен, потому что США выражают готовность вступиться за них в случае военного конфликта с Поднебесной. Т.е. речь уже идет о возможном вооруженном конфликте между Китаем и США, а это как раз тот сценарий, о котором много говорилось в предыдущие годы и который, безусловно, станет детонатором колоссального взрыва.

Мы сегодня живем в иллюзии сверх-успокоенности и сверх-оптимизма. Думаем, что как-то все само собой должно рассосаться. Но мы слишком долго живем без серьезных войн, и раз ты долго живешь в такой ситуации, то и привык к сложившемуся порядку вещей. Если бы у нас 365 дней в году было бы солнце и не было бы снега, то рано или поздно мы бы решили, что снега на планете нет вообще. Но он есть. Думаю, нам надо крайне внимательно наблюдать за тем, что происходит на территориях, казалось бы, далеких от нас.  

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики