Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Всё познается в сравнении

Всё познается в сравнении

По условиям, которые Россия может предоставить иностранным инвесторам, она выгодно отличается от других крупных поставщиков углеводородов 

Широко распространено мнение, что время России на мировом рынке углеводородов проходит, что появились и еще появятся новые мощные конкуренты с колоссальными запасами – страны с более стабильным политическим режимом, более открытые для инвесторов. Россия, дескать, такого давления не выдержит.

Сейчас, когда говорят про будущее газового рынка, все активнее называют страны юго-востока Африки, такие как Мозамбик и Танзания. Их считают серьезными конкурентами России. И получается, что и политическая ситуация там достаточно стабильна, и к иностранным инвесторам они гораздо дружественнее россиян. Конечно, это вызывает стремление проанализировать, сравнить потенциал России и африканских конкурентов.

Буквально еще два-три года назад в качестве главного конкурента России по газовому бизнесу называли другую африканскую страну – Нигерию. В Африке уже давно производят газ, и такие страны как Алжир давно составляют нам конкуренцию на европейском рынке. Но это север Африки, а сейчас все чаще говорят про центр, юг и юго-восток. И именно как про газодобывающую страну много стали говорить о Нигерии. То, что это один из центров добычи нефти, – широко известно. Сейчас Нигерия добывает порядка 120 млн тонн нефти в год, но и по газу динамика хорошая. В прошлом году Нигерия произвела 40 млрд кубометров газа. Может, это и не так много, но динамика неплохая – рост порядка 9% в год, и это позволяло Нигерии рассчитывать на то, что она займет определенное место на газовом рынке. Я видел много презентаций поставок нефти из Нигерии и путем строительства трубы через Африку на север, чтобы потом поставлять в Европу, и была идея строительства СПГ-завода, тем более что Нигерия имеет прямой выход в Гвинейский залив. И этот бизнес она намерена была расширять.

Очень любопытно проанализировать те события, которые буквально в июне-июле имели место в Нигерии, потому что они четко показывают, что на самом деле происходит в этом государстве с точки зрения политических рисков и с точки зрения отношения к нерезидентам. Да, периодически появляются сообщения о происках боевиков из Армии освобождения дельты реки Нигер, но в целом мы не представляем масштаб той драмы, что разворачивается во многих африканских государствах, особенно в таких густонаселенных как Нигерия, население которой уже больше, чем в России. Вот буквально в июне в Нигерии прошли массовые столкновения на межрелигиозной почве. Это очень серьезная проблема – отношения между мусульманским и христианским населением. Сначала исламские экстремисты из организации «Боко харам» («Западное образование – грех») взорвали три церкви и убили более пятидесяти человек. В ответ на это христианские радикалы начали акции возмездия, поджигая мечети и убивая мусульман. Уже в июле буквально за одни выходные было убито более сотни человек в одном только нигерийском штате. Согласитесь, что если бы в России, стране противоречий, начались межнациональные волнения и за выходные было бы убито столько народа, мягко говоря, наверное, это был бы серьезный шок. Возможно, мы бы уже в другой стране проснулись в этом случае. А в Нигерии это совершенно нормальная ситуация.

Следующая история тоже июльская, касается уже отношений к иностранным инвесторам. Нигерийское национальное агентство по обнаружению и ликвидации разливов нефти, т.е. аналог нашего Росприроднадзора, предложило оштрафовать компанию Shell на 5 млрд долларов за утечку нефти на одном из нигерийских месторождений. В России компанию Shell часто приводят в качестве примера давления на иностранных инвесторов. Вот хоть взять историю с Сахалином-2, когда все говорили, что Россия нагло выдавливает Shell из проекта. Между прочим, Россия в лице «Газпрома» заплатила за контрольный пакет в Сахалине-2 более 7 млрд долларов, Shell осталась в проекте, вполне себе довольна и сегодня рассматривает вариант вхождения в акционерный капитал Штокмановского проекта. А в Нигерии, пожалуйста, произошла авария во время загрузки танкера нефтью, чудовищного разлива там не было, это, к счастью, не авария в Мексиканском заливе, т.е. на экологическую супер-катастрофу это все не тянуло, бах – выкатывается штраф в 5 млрд долларов.

Еще одна история: власти деловой столицы Нигерии города Лагос решили избавляться от трущоб не путем переселения жителей в более благовидные места, а попросту выдав им предписания на выселения. В трущобах живет более 20 тысяч человек. Что им делать в этой ситуации? Наверное, с точки зрения криминализации города Лагос вся эта история на пользу не пойдет.  

Вот так, собственно, происходит в других государствах. Я это говорю к тому, что в России проблем, конечно, масса и назвать ее идеальным государством никак не получается, но когда сравниваешь с другими обладателями крупных запасов углеводородов, хоть это и покажется кому-то циничным, то все это не выглядит так уж катастрофично. Конечно, это не означает, что мы можем позволить себе лечь на печку и свысока поплевывать на наших конкурентов. Но, тем не менее, надо понимать, что ряд конкурентных преимуществ у нас есть и надо просто ими пользоваться, развивать их.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики