Главная > Актуальные комментарии > Скоро в нефтегазе > Будет ли дешевой нефть?

Будет ли дешевой нефть?

Дешевая нефть выгодна покупателям, но в этом случае нет смысла вкладываться в добычу  

Западные энергетические гиганты начинают публиковать данные отчетности за первое полугодие, и эти показатели разочаровывают. Чистая прибыль ConocoPhillips сократилась на 19% по сравнению с аналогичным периодом 2011 г. Чистая прибыль британо-голландской нефтяной компании Royal Dutch Shell Plc. уменьшилась на 53,4%, прибыль Statoil – почти на 3%, Total – на 21%. Единственная компания, которая показала приличный результат, - это ExxonMobil – почти 50% роста. Но это объясняется просто: компания на 7,5 млрд продала активов (одна только японская компания TonenGeneral Sekiyu KK стоила 4 млрд долларов).

Очевидно, что ситуация с доходами, несмотря на рост цен, по сравнению с прошлым годом выглядит не так комфортно. Нам кажется, что нефть дорогая. Нефтяным компаниям, особенно весной, так не казалось, когда цены пошли вниз. Есть и другой фактор: все-таки издержки на добычу растут. Сколько нам ни рассказывай историй про копеечную себестоимость нефти, отчетность энергетических гигантов показывает ровно противоположные вещи. В последнее время появилось огромное количество публикаций о том, что нефть будет сверхдешевой чуть ли не в течение 20 лет. Это сейчас мейнстрим даже в деловых изданиях. Дескать, началась эпоха дешевой нефти, в любой стране ее сколько хочешь и скоро рынок схлопнется, потому что везде будут добывать нетрадиционную нефть. Возникает вопрос: эта нетрадиционная нефть каким образом добывается? Что, пришел любой желающий с лопаткой, копнул землицу и пошла нетрадиционная нефть? Т.е. так, как у нас сейчас многие россияне представляют добычу нефти в России: копнул лопатой – забил фонтан. Нетрадиционная нефть требует очень серьезных технологий и комплексных решений. Например, если мы говорим про успех добычи нетрадиционной нефти в Северной Америке, то вообще надо разобраться, с чем он связан. Во-первых, это технологии. Во-вторых, необходимое количество оборудования. Банально нужны буровые, потому что если вы говорите про сланцевую нефть, то технологии очень похожи на технологии добычи сланцевого газа. В других местах в мире такой концентрации буровых просто. Ну и наконец, для того, чтобы добывать нетрадиционную нефть, нужно огромное количество электроэнергии. Электроэнергию в США получают за счет сланцевого газа, который сегодня сверхдешевый. А если сланцевый газ перестанет быть сверхдешевым, что будет происходить тогда с добычей? Поэтому надо понимать, что это бурное по миру развитие добычи нетрадиционной нефти – весьма и весьма спорный прогноз.

А теперь давайте вернемся к тому, с чего мы начали – к результатам работы крупных энергетических компаний. Зададимся вопросом: кто будет добывать нетрадиционную нефть в других регионах планеты? Понятно, что в Северной Америке особая структура нефтегазового бизнеса. В основном там работают мелкие и средние компании. И сланцевая революция делалась не гигантами, а мелкими и средними компаниями. Но вне США кто будет вытягивать эти проекты? Видимо, вот эти самые нефтегазовые гиганты, которые показывают достаточно серьезное падение финансовых показателей. А что будет с этими гигантами, если действительно на рынке нефть будет стоить, как сейчас пишут, 20-25 долларов за баррель? Что будет с их финансовыми показателями? Нужны ли им такие революционные изменения? Когда мы это проанализируем, мы поймем, что в мире есть игроки, которые, безусловно, заинтересованы в бурной добыче нефти. Но при этом говорить о том, что они заинтересованы в экспансии, когда добыча нефти будет расти по экспоненте, что они сейчас бросятся производить огромное количество буровых и всем желающим будут раздавать свои технологии – этот сценарий крайне спорный. И если конец года тоже будет такой неблагополучный, как его начало, то, в общем-то, конечно, нефтяные компании должны задуматься об экономике добычи нетрадиционной нефти. Тем более что свежи воспоминания о том, как ударил кризис 2008 года по нетрадиционной нефти. Многие компании закрывали свои проекты, скажем, по битумной нефти в канадской провинции Альберта, потому что все это было нерентабельно. Это как с Катаром и газом: себестоимость производства сжиженного газа в Катаре даже с доставкой до Европы в 2009 году оценивалась где-то в 80-90 долларов. Многие европейцы думали, что Катар будет с удовольствием продавать газ по 95 долларов, получая 5 долларов маржи с тысячи кубов. А Катар оказался к этому не готов, он ввел мораторий до 2014 года на новые проекты, потому что с такой маржой серьезные компании работать не собираются. И когда эксперты прогнозируют 20 лет супердешевой нефти, им стоило бы внимательно посмотреть на игроков, которые заинтересованы в одном сценарии и заинтересованы в другом сценарии. И когда мы говорим про стоимость нефти, то, конечно, позиции крупных энергетических гигантов учитывать придется, а они могут быть совершенно иными, нежели у авторов таких оптимистичных для покупателей прогнозов.       

Автор: Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики