Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Утонул ли Штокман?

Утонул ли Штокман?

Отказ от амбициозных проектов рушит всю российскую энергетическую стратегию 

В эти дни одной из актуальнейших тем стало обсуждение возможной «кончины» Штокмана. Говорят, что проект закрыт, похоронен, объясняют причины. В реальности ситуация странная, потому что заявление Черепанова, одного из топ-менеджеров «Газпрома», не содержит абсолютно ничего нового. Он зафиксировал тот факт, что, действительно, срок соглашения акционеров в рамках первой фазы проекта завершен, инвестиционное решение не принято. Собственно, об этом все знали. И сейчас «Газпром» думает, как этот проект реанимировать. Но СМИ восприняли это заявление как согласие «Газпрома» закрыть Штокмановский проект, как минимум, на несколько ближайших лет.

Удивительно, но российские властные структуры словно набрали в рот воды, хотя история там не такая уж и тривиальная. Да, в любой газете вы можете прочитать, что Штокман сгубил сланцевый газ, что теперь Штокман оказывается абсолютно нерентабельным. Это спорные рассуждения. С одной стороны, очевидно, что США начали добычу сланцевого газа и что теперь Америка не только не импортирует газ, но собирается его экспортировать. Да, Штокман планировался для поставки газа в Атлантику. Но на самом деле, СПГ есть СПГ – это «гибкая труба», и газ вполне может быть перенаправлен в другие регионы. Собственно, так поступил в свое время Катар, когда в США началась сланцевая революция. Так поступила Норвегия, ее «Белоснежка» тоже была ориентирована на атлантический рынок.

Но самое главное опасение заключается в том, что газ со Штокмана окажется бессмысленным на мировом рынке, при этом апеллируют к сегодняшним ценам на газ в США и на спотовых площадках Европы. Друзья мои, ведь штокмановский газ на рынке оказался бы в лучшем случае в конце этого десятилетия, и ценовая ситуация на этом рынке тогда будет совершенно другой. Да, современный газовый рынок предполагает, что вам нужно принимать инвестрешения сегодня, если ваш газ окажется на рынке через 8-10 лет и вы не знаете, сколько тогда он будет стоить, вам нужно рисковать. Россия сегодня отказывается от этого риска, ее активно хвалят за это иностранцы, а мы сидим и спокойно наблюдаем.

Еще раз обращаю ваше внимание: газ со Штокмана предполагалось продавать не завтра, а через 10 лет. А сколько будет стоить газ через 10 лет никто не знает. Самое смешное, что те прогнозисты, которые сегодня нас уверяют, что газ будет дешевым еще десятилетие, эти же самые люди 10 лет назад говорили про то, что катарский СПГ придет на американский рынок, что там начнется колоссальный рос экспорта и прочее. Т.е. они делали абсолютно ложные прогнозы и сегодня они снова прогнозируют, и на основании их суждений мы, оказывается, должны делать выводы относительно перспектив Штокмановского проекта!

Когда мы читаем, что «Газпром» правильно отказывается от Штокмана, ведь он запускает Бованенково, а Бованенково полностью компенсирует падение в Надым-Пур-Тазовском районе, вот это вызывает много вопросов. Мы знаем, что Бованенково даст 120 млн кубов на пике, при то что падение уже идет существенное, а к 2020 году оно будет еще более масштабным. Конечно, Бованенково с трудом закроет эту дыру, не говоря уже о росте производства газа. Т.е. это логика, которая предлагают американские эксперты, и она очень простая: ребята, откажитесь от своих проектов, не нужно никакой добычи, не нужен Штокман, вот у вас есть Бованенково, и сидите с этим Бованенково! Я помню, как еще несколько лет назад эти же эксперты говорили, что надо вообще отказаться от добычи углеводородов, и показывали на США: вот Соединенные Штаты не собираются увеличивать добычу. Потом бах – сланцевая революция, колоссальный скачок в производстве газа. Пока мы в России слушали эти басни про необходимость отказа от новых добычных проектов, про диверсификацию экономики, США создавали базу для скачка в производстве газа. И теперь вместо того, чтобы проанализировать опыт США, мы в панике говорим: «Ой, Америка скоро будут экспортировать! Скорее все закрываем! Не будем ничего никуда вкладывать, не надо нам никакой добычи газа!» Ну, это смешно. И самое интересное, что у нас есть официальные документы, есть энергетическая стратегия, есть  Минэнерго, который все эти документы готовил. Где заявление о том, что закрытие Штокмана невозможно, потому что иначе мы не выйдем на плановые показатели добычи газа? Владимир Путин обещал к 2020 году добывать 800 млрд кубов газа, а к 2030 году – триллион. Как мы будем добывать этот триллион не совсем понятно. Или мы уже этого делать не собираемся? Где тогда целеполагание? Зачем нам нужны тогда такие цели, которые мы не способны достигнуть?

Со Штокманом, действительно, очень много вопросов. Этот проект не так уж и глуп, как пытаются доказать. Повторюсь: газ будет очень востребованным товаром, особенно в начале следующего десятилетия. Мы просто берем инерционный сценарий, а ведь рынок газа очень переменчив, и что будет на европейском газовом рынке через 10 лет, не знает никто. И те люди, которые готовили энергетическую стратегию России, сегодня молча наблюдают, как СМИ агрессивно хоронят Штокмановский проект. И государство действительно сделало все, чтобы этот проект не состоялся. Консорциум просил изменить налоговый режим – это не было сделано, хотя по другим проектам, мы знаем, такого рода льготы были предоставлены, например, по «Ямал СПГ». Мы разграничили «серую» зону с Норвегией, что усилило позиции Statoil, но ослабило позиции российской стороны.

Мне кажется, что такое шарахание, когда мы за короткий период проходим путь от супероптимизма до абсолютной паники, это неверная линия поведения и вряд ли разумная. Надо трезво оценить перспективы Штокмановского месторождения, не так уж все критично, а паника – не лучшее условие для принятия решения.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики