Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Есть ли будущее у альтернативной энергетики?

Есть ли будущее у альтернативной энергетики?

По сути, выбирать приходится между экономической целесообразностью и созданием большого количества рабочих мест 

Немецкий концерн Siemens заявил об отказе от бизнеса в области солнечной энергетики и готов продать свои активы в этой сфере. Неоднократно говорилось о том, что солнечная генерация, как, впрочем, и другая альтернативная энергетика, серьезно проигрывает в экономическом плане производству электроэнергии из традиционных видов топлива и прежде всего газу. Газовая генерация остается самым дешевым видом генерации. Есть еще атом, но известно, что атомное лобби всегда очень лукаво подходит к затратам, в частности, не учитываются затраты на демонтаж атомных станций и на утилизацию атомного топлива. Но Европейский Союз говорит о том, что нужно развивать альтернативные виды энергии, потому что они являются важным шагом на пути построения более экологичного общества, с точки зрения так называемого устойчивого развития. Однако ЕС уже показал свое лукавство в этой сфере. Так, за последние два года сильно вырос спрос на уголь, а что бы там ни говорили угольщики про новые технологии, все равно угольная генерация остается самой грязной. И вот здесь европейцы выдают себя: как только речь идет о деньгах, оказывается, что экологические соображения уходят на второй план. Но и решение Siemens показывает, что можно, конечно, очень долго субсидировать откровенно неэффективное производство, но рано или поздно приходится решение принимать.

Ситуация в альтернативной энергетике Европы – это фактически проявление известной борьбы двух масштабных экономических школ – кейнсианской и, можно назвать ее, монетаристской. Кейнсианская школа говорит о том, что государство должно любыми путями стимулировать создание рабочих мест и инвестировать деньги в производство, для того чтобы увеличивать совокупный спрос. В этом плане создание альтернативной энергетики, ее поддержка – это чисто кейнсианский проект, неэффективный с экономической точки зрения, но создающий множество рабочих мест. В той же Германии в сегменте производства солнечной и ветряной энергии заняты уже десятки тысяч человек и колоссальные деньги.

Другой подход – монетаристский - говорит о том, что государство должно сокращать неэффективные расходы, оздоравливать свои финансовые системы. В период кризиса конкуренция этих двух подходов обостряется. С одной стороны, монетаристы говорят, что неэффективные траты надо сокращать, Европа не может себе позволить тратить такие деньги на неэффективное производство, потому что в этом случае кризис уничтожит европейские экономики. Кстати, мы видим, что наиболее сильно полыхает как раз на юге Европы, где были наибольшие успехи в производстве солнечной энергии. Поскольку она вся датируется, это ложится дополнительной нагрузкой на бюджет. Не хочу сказать, что кризис в Испании или в Греции связан с производством солнечной энергии, но это та капля, которая переполнила чашу финансового терпения.

Кейнсианцы настаивают на том, чтобы государство больше субсидировало, создавало рабочие места, иначе начнется коллапс. Но все-таки, я думаю, подход либерально-монетаристский будет побеждать. Финансовая ситуация в Европе такова, что продолжать закачивать огромные финансы в сомнительный проект - довольно рисковое дело, и экономические соображения должны будут взять верх. Но любопытно, что в России сейчас довольно агрессивно ведется выбивание денег на производство возобновляемой энергии. Альтернативное лобби стучит кулаками и требует денег, причем самый главный аргумент заключается в призывах посмотреть на Европу, мол, цивилизованные страны все так делают: «Да, это дорогая энергия, но это путь цивилизованных государств. Дайте скорее денег, и мы тоже будем производить эту энергетику». Это странный подход. С одной стороны, мы, вроде бы, учимся экономической эффективности, побеждать должны финансово привлекательные виды топлива. При этом находится куча псевдоэкономических аргументов, вроде того же спасения человечества от экологической угрозы и т.д. В этом плане Россия, вроде бы, понимает, что зачастую все эти игры в «зеленую энергетику» являются довольно лукавыми соображениями. Например, мы видим, что в последнее время в России растет число противников продления нашего участия в Киотском протоколе, и мы, собственно, отказались уже от продления участия, что выглядит как достаточно взвешенный шаг и серьезный ответ псевдозеленому лобби Российской Федерации. С другой стороны, пока правительство свою позицию по развитию альтернативной энергетики не обозначило. Точнее, наоборот, всячески поддерживает эти сомнительные с экономической точки зрения инициативы и выражает готовность закачать деньги в производство «зеленой энергетики». Хотя совершенно очевидно, что у каждой стороны есть свои конкурентные преимущества и в России «зеленая энергетика» никогда не будет конкурентоспособной по сравнению с традиционными видами топлива. И вместо того, чтобы подумать, как нам грамотно развивать наши сильные стороны, мы почему-то с маниакальным упорством пытаемся применить к себе чужой опыт и наступить на те же финансовые грабли, на которые сейчас наступает Европа.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ 

 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики