Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Роснефть» получит все!

«Роснефть» получит все!

В стране сформированы условия, при которых невозможно создать нефтяной бизнес с нуля. «93% всех запасов закреплены за крупными вертикально интегрированными компаниями, о конкуренции здесь речь не идет

«Роснефть» намерена выкупить 100% акций ТНК-ВР. Под разговоры о приватизации Игорь Сечин сколотит крупнейшую нефтяную госкомпанию.

Когда год назад российские акционеры ТНК-ВР сорвали одобренную на самом верху «сделку века» между British Petroleum и «Роснефтью», многие гадали: какую форму примет гнев Кремля? Однако тогда, в 2011 году, ничего не произошло, и казалось, что консорциум Alfa-Acess-Renova (AAR) вышел победителем в схватке с государственным «нефтяным Голиафом». Как бы не так! «Роснефть» не только отыгралась «во втором тайме», но и выиграла весь матч. Теперь нефтяная госкомпания готовится стать хозяином самой ТНК-ВР.

Сначала будет выкуплена британская доля, потом доля строптивых российских акционеров.

План осуществления сделки стал известен в начале прошедшей недели. По словам главы «Роснефти» Игоря Сечина, ее общая сумма составит около $60 млрд. На первом этапе будет выкуплена 50-процентная доля британских акционеров. British Petroleum получит $17,1 млрд и 12,84% казначейских акций «Роснефти», а затем выкупит еще 600 млн акций госкомпании (5,66%) у «Роснефтегаза» за $4,8 млрд. Эти два мероприятия предполагается завершить в первом полугодии 2013 года. Таким образом, к лету следующего года BP может стать крупнейшим после государства акционером «Роснефти», нарастив свою долю в компании с имеющихся 1,25% до 19,75%. На втором этапе «Роснефти» предстоит выкупить половину ТНК-ВР у AAR. Как и доля ВР, этот пакет оценен в $28 млрд. В сообщениях «Роснефти» и AAR отмечается, что стороны уже подписали меморандум о намерениях. По словам Игоря Сечина, сделка по приобретению всей компании ТНК-ВР может быть закрыта в течение полугода. Впрочем, это при условии наибольшего благоприятствования регуляторов и «напряженной работы». После поглощения ТНК-ВР «Роснефть» станет крупнейшей компанией в мире по объему добычи (около 4,2 млн баррелей в день) и запасам (около 23 млрд баррелей), а Игорь Сечин, которого еще недавно сочувственно провожали в отставку с поста вице-премьера правительства, возглавит новое национальное достояние России. В результате все получилось так, как и было предначертано. ВР становится владельцем крупного пакета акций «Роснефти» и открывает себе доступ к российским месторождениям, включая шельфовые. «Роснефть» получает стратегического партнера из числа мировых нефтяных мейджоров, технологии и инвестиции. А «скандалисты» из ААR, поставившие свой частный интерес выше государственного, остаются за бортом большого нефтебизнеса, хотя и с деньгами.

То, что сделка выгодна и «Роснефти», и британцам, — бесспорно. ВР переживает очень непростой период в своей истории. После аварии в Мексиканском заливе ей пришлось потратить десятки миллиардов долларов на различные компенсационные выплаты и продать многие из своих активов. Для ВР альянс с «Роснефтью» — возможность и заработать, и получить доступ к новым проектам. «Вложения британцев в ТНК-ВР уже окупились, и они стремятся к развитию собственной добычи, — говорит независимый эксперт Дмитрий Лютягин. — Наиболее интересные месторождения находятся в России, значит, ВР необходимо налаживать здесь связи с той компанией, которая будет иметь к ним доступ, а это и есть «Роснефть».

Стоит отметить, что «Роснефти» и российским властям также нужна сделка с ВР. И дело здесь не только в британских технологиях и инвестициях. На «Роснефти» по-прежнему лежит каинова печать захвата ЮКОСа. Продавая крупный пакет своих акций такой компании, как ВР, «Роснефть» получает своего рода отпущение грехов, международное признание прав на бывшие юкосовские активы и фактически закрывает историю с разгромом бизнеса Михаила Ходорковского.

Но если интерес участников сделки очевиден и понятен, то вопрос с интересом российского ТЭКа и отечественной экономики в целом не так ясен. Разумеется, что о достигнутых договоренностях по ТНК-ВР было незамедлительно доложено российскому президенту Владимиру Путину. Комментируя доклад Игоря Сечина, глава государства сказал: «Это хорошая, большая сделка, которая нужна не только для энергетического сектора России, но и для всей российской экономики». Однако далеко не все согласны, что появление «нефтяного «Газпрома» принесет стране много хорошего.

Прежде всего становится понятно, что все разговоры о приватизации и снижении государственного присутствия в экономике — сплошное лицемерие. За последние 10 лет государство последовательно «национализировало» нефтяные компании ЮКОС, «Сибнефть», а теперь ТНК-ВР и захватило контроль над совместными проектами на Сахалине, потеснив иностранных партнеров. И хотя в правительстве не устают говорить, что последующую приватизацию «Роснефти» никто не отменял, однако мало кто сомневается в том, что под приватизацией подразумевается продажа миноритарных пакетов при сохранении госконтроля (примером подобной «приватизации» стала недавняя продажа пакета акций Сбербанка). А значит, фактически огосударствление в нефтегазовом секторе продолжается. После поглощения ТНК-ВР из добываемых в России 511 млн тонн нефти в год на долю объединенной компании будет приходиться примерно 200 млн тонн.

Видный российский экономист, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин полагает, что уход британцев из ТНК-ВР — это не позитивный, а негативный сигнал для иностранных инвесторов, поскольку он свидетельствует, что, когда речь идет о крупных проектах в России, все контролируется государством. Но главное, что чрезмерная концентрация производства в компаниях, связанных с правительством, препятствует развитию. В качестве негативного примера Евгений Ясин приводит «Газпром». «В течение долгого времени мы наблюдаем то влияние, которое на нашу экономику оказывает «Газпром» — компания, которая является крупнейшей монополией и опирается на природные богатства, — заявил он «Профилю». — Сейчас мы получили такую же картину в нефтяной промышленности, Появился нефтяной «Газпром». Патриарх российской экономической науки сомневается и в том, что создание нефтяного гиганта даст существенный прирост производства и экспорта. «Нам говорят о росте влияния на международной арене, но наш экспорт как составлял, так и будет составлять 5% мирового экспорта нефти — о каком влиянии тут можно говорить? — замечает Евгений Ясин. — Это просто амбиции, экономика от этого только теряет».

Отраслевые аналитики выступают, быть может, менее эмоционально, но не менее критически. Так, Дмитрий Лютягин отмечает, что российский нефтяной рынок и до сделки был не сильно конкурентным в силу своей «зарегулированности», теперь же конкуренция будет еще ниже. «Основную деятельность компаний регулирует государство — это касается и налогов, и экспорта, и программ модернизации нефтеперерабатывающих заводов, — рассуждает Дмитрий Лютягин. — Укрупнение одного из игроков, да еще контролируемого государством, создаст дополнительные риски для таких независимых предприятий, как «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз», «Татнефть», «Башнефть». Компаниям и так было непросто тягаться с государственными конкурентами при получении доступа к месторождениям, теперь же это еще сложнее. «Масштаб будет играть на руку «Роснефти», — уверен эксперт. — Так что другие компании как до сих пор не были допущены к шельфу, так и не будут».

Источник, знакомый со спецификой проведения тендеров на право разработки нефтегазовых месторождений в России, полностью согласен с тем, что все лакомые куски достаются госструктурам. «Поглощение госкомпанией частной компании в совокупности с отменой конкурсов и их заменой на аукционы лишь повысит коррупционную составляющую, — говорит эксперт. — При проведении конкурсов хотя бы требовалось технико-экономическое обоснование, претенденты должны были представить новые технологии освоения. Аукцион же выигрывает тот, у кого карман потолще и влияние побольше. Потом он плюет на то, что ему запишут в лицензионное соглашение». По мнению собеседника «Профиля», в стране сформированы условия, при которых невозможно создать нефтяной бизнес с нуля. «93% всех запасов закреплены за крупными вертикально интегрированными компаниями, о конкуренции здесь речь не идет», — отмечает он.

Итак, инвестиционный климат и конкуренция в отрасли пострадают, считают эксперты. Но, может быть, выиграет государство, которое получит дополнительные доходы в виде дивидендов и налоговых отчислений в бюджет? В нынешней сложной финансовой ситуации это было бы совсем нелишним. Увы, если какие-то выгоды из поглощения ТНК-ВР «Роснефтью» государство и извлечет, то не в ближайшей перспективе. Из-за высокой долговой нагрузки, которую возьмет на себя «Роснефть» для совершения сделки, главный акционер — государство — и миноритарии вынуждены будут довольствоваться относительно низкими дивидендами. «Они [акционеры] не получат тех дивидендов, которые могли бы получить, будучи, скажем, акционерами ТНК-ВР, — полагает Дмитрий Лютягин. — «Роснефть» платит примерно на треть меньше, эта практика будет распространена и на объединенную компанию». Сам глава «Роснефти» уже успел «обрадовать» акционеров ТНК-ВР, заявив во вторник, что привычных промежуточных дивидендов они не увидят. «Это наши деньги, параметры сделки утверждены, и они учитывают этот аспект, это справедливо», — заявил Игорь Сечин. На полученном известии котировки ТНК-ВР обвалились на 17%.

Но, может быть, акционеры могут рассчитывать на рост дивидендов в более долгосрочной перспективе вследствие повышения эффективности компании? Но и тут эксперты по большей части высказываются очень осторожно. «Корпорации, которым покровительствует государство, не приучены тратить деньги эффективно», — уверен Евгений Ясин. Хорошей иллюстрацией этого тезиса является история с переходом России на автомобили экологического класса «Евро-4» и бензин соответствующего качества. Сроки переносились несколько раз из-за того, что некоторые нефтяные компании тянули с переоснащением своих нефтеперерабатывающих мощностей. Как писал в сентябре журнал «Эксперт», среди основных лоббистов переноса сроков программ модернизации и введения запрета на реализацию бензинов класса «Евро-2» и ниже были «Роснефть» и «Сургутнефтегаз»: «Они до последнего времени надеялись незаметно отсидеться в сторонке или на худой конец попытаться все вопросы решить кулуарно, с минимальными потерями». Кстати, в передовиках модернизации были как раз частные компании — «ЛУКОЙЛ», «Башнефть» и... ТНК-ВР.

Государственная «Роснефть» уступает частной ТНК-ВР и по другим экономическим показателям. «На баррель запасов «Роснефть» тратила капитальных вложений больше, чем ТНК-ВР. В этом вообще была уникальность последней: в то время как другие компании были вынуждены увеличивать затраты на поддержание добычи, ТНК-ВР практически никогда не увеличивала капитальные вложения, сохраняя добычу на прежнем уровне. Так была построена система управления», — рассказывает Дмитрий Лютягин. По его словам, в течение некоторого времени ситуация сохранится, ведь «Роснефти» нужно побыстрее окупить свое приобретение, однако затем, когда произойдет интеграция компании, стратегия может измениться. «Капиталовложения, очевидно, увеличатся, что опять же скажется на дивидендах, — полагает эксперт. — Для акционеров это плохо». Впрочем, по словам Дмитрия Лютягина, есть шанс эти траты компенсировать: «У «Роснефти» минимальные удельные эксплуатационные затраты на подъем барреля нефти из скважины. Есть надежда, что эта практика будет распространена и на ТНК-ВР».

Один из экспертов отрасли, пожелавший остаться неназванным, заявил «Профилю», что, по его мнению, необходимость возвращать колоссальный долг скажется на технологии добычи не лучшим образом. «Технологическое состояние разработки сегодня никуда не годится, почти вся добыча основывается на месторождениях, открытых 40—50 лет назад. Они составляют и будут составлять основу объема добычи, пока это возможно, — говорит наш собеседник. — Единственное, на что приходится рассчитывать, — это помощь BP, однако если они и будут вкладывать деньги, то лишь пропорционально своей доле в компании».

Правда, некоторые эксперты не спешат считать поглощение «Роснефтью» ТНК-ВР свершившимся фактом. Начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских полагает, что сделка по покупке акций ТНК-ВР может остановиться на половине, то есть на выкупе британской доли. «С учетом огромного долга в $17 млрд, который «Роснефти» придется выплатить за пакет ВР, у компании могут возникнуть трудности с привлечением средств для выплаты AAR денежной суммы $28 млрд, — заявил эксперт «Профилю». — В этой связи есть подозрение, что «Роснефть» может постараться оттянуть заключение сделки на неопределенное будущее».

Однако глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов поделился с «Профилем» теорией, согласно которой AAR, как и ВР, может взять за свою долю в ТНК-ВР не всю сумму деньгами, а часть акциями «Роснефти». Это несколько снизит для компании Игоря Сечина объем предполагаемых заимствований. Так что пока признаков того, что «Роснефть» остановится на полпути, нет, и вероятность появления подконтрольного государству нефтяного монстра очень велика. Наверное, это потешит амбиции российского руководства и некоторых граждан — все-таки самая большая нефтяная компания в мире. Не Apple, конечно, и не Boeing, но хоть что-то.

Автор: Евлалия Самедова

Источник: Профиль, 29.10.2012


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики