Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Пробема конкуренции решаема, и паники быть не должно

Пробема конкуренции решаема, и паники быть не должно

Константин Симонов, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности:

- Я оцениваю шансы Газпрома в борьбе за азиатский рынок высоко. Основной плюс в том, что сейчас центр энергопотребления уверенно сместился в Азию, именно она дает основную динамику спроса на газ. Причем Азию я имею в виду в широком смысле. Сейчас в мире два центра роста потребления газа – Южная Америка и Азия.

Что касается суммы инвестиций, то надо понимать, что это долгоиграющие проекты. Например, советские инвестиции, которые делались в освоение Западной Сибири, до сих пор дают о себе знать притоком денег в российскую казну. Это проекты длительностью в 50-60 лет. И если бы мы не вкладывались в свое время в Западную Сибирь, то я не представляю, что бы сейчас было с нашим государством и было ли бы оно вообще. Цифры эти никого не должны пугать, потому что нефтегазовый бизнес – это штука недешевая, и триллион рублей, возможно, и выглядит фантастической суммой, но только до тех пор, пока его не сравнят с другими проектами. Например, инвестиции проект Gorgon в Австралии перевалили за 20 млрд долларов – это 600 млрд рублей. Такого размера проект сейчас абсолютно нормальная практика в нефтегазовом бизнесе.

Рынок Азии достаточно конкурентный. И меня больше смущают не суммы инвестиций, а то, что там надо локтями многих отталкивать. На него претендует Австралия, США со своим сланцевым газом плюс традиционные поставщики. Но все равно незанятые ниши там будут. Мы же понимаем, что те прогнозы о закрытии для России окна в Азию – это стремление убедить нас в том, что мы все упустили и сделать уже ничего нельзя, остается только лечь на печку и опустить руки. Проблема конкуренции решаема, и паники быть не должно. Индонезия и Малайзия, традиционные поставщики этого рынка, уже не способны осуществлять поставки СПГ в прежних объемах – там идет и сокращение производства, и рост собственного потребления. Этот рынок будет расширяться. Но надо учитывать и политические риски при транзите, например, из Австралии в Японию через Южно-Китайское море. Раньше мы только в кино о Джеймсе Бонде могли видеть войну в этом регионе, а сейчас обострение отношений между Японией и Китаем – это реальность.

Мы все очарованы СПГ, и это правильно – мы должны развивать производство через СПГ, но трубы со счетов тоже списывать нельзя. Это иллюзия – думать, что современная торговля газом происходит только с СПГ. Если вы поставляете газ по трубе напрямую вашим соседям без участия стран-транзитеров, то это снижает политические риски. И Россия как раз имеет это важное конкурентное преимущество, когда предлагает Китаю трубопроводный газ. В Японию, правда, трубу СПГ по геологическим и сейсмическим причинам не проложишь. Но у нас она за углом, а для Австралии путь лежит через Южно-Китайское море, где недавно чуть не началась война. Причем в этом море все друг с другом конфликтуют, и у всех спорные истории. В любой момент можно получить перекрытие транзита. Япония это отлично понимает. И там газ стоит дороже, чем в Европе. Поэтому у нас есть шансы попасть на этот рынок, и хорошие перспективы на этом рынке.

Самое главное сейчас – это темп. Мы очень долго тянули с разработкой восточно-сибирских месторождений. И сегодня, кстати, тянем. Если бы у нас уже был этот газ, то рынок бы мы застолбили за собой, но его пока, увы, нет.

Я всегда был противником того, чтобы предлагать тому же Китаю газ из Уренгоя. Потому что этот газ имеет ресурсную базы в лице Западной Европы. Поэтому газ на азиатский рынок надо продавать из Восточной Сибири – из Якутии, Иркутской области. И рост поставок в Азию неправильно связывать с автоматическим проседанием поставок в Европу. Хотя мы такой подход декларируем – вот построим трубу «Алтай» и из нее газ пойдет вместо Европы в Азию. Я считаю, что за рынок Европы нужно бороться. У нас там при правильной политике есть хорошие шансы сохранения позиций, что бы нам ни говорили. Азии же надо предлагать восточный газ, чем, собственно, мы и занимаемся. И хорошо, что не стали спешить с китайским контрактом по трубе Алтай. Перекидывать газ из Европы в Китай по более низкой цене – это путь не совсем разумный и оправданный. Азиатам нужно предлагать новый газ.

Что касается объемов поставок в Европу, то нельзя последние два года считать трендом. Прогнозы снижения объемов продаваемого туда российского газа политизированы, адекватных на сегодняшний день пока нет. И то, что происходит сегодня, нам подсовывают как тренд, который будет наблюдаться 20 лет. Эти же прогнозисты рисовали 10 лет назад совсем другие цифры, и сейчас я им уже не верю. Нас накачали паническими цифрами о падении спроса в Европе, хотя всего лишь 5 лет назад в Европе ломали голову, где взять столь нужный газ. Мы сегодня наблюдаем замену газа углем, но не надо забывать, что это грязное топливо. Как долго декларирующая себя как зеленый континент Европа продержится, «спасая» человечество развитием убийственного для экологии угля – не известно. Газ ей все равно понадобится.

Опубликовано: Центр энергетической экспертизы, 30.10.2012


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики