Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ответ Миллера американцам: «Газпром» взялся за добычу сланцевой нефти

Ответ Миллера американцам: «Газпром» взялся за добычу сланцевой нефти

«Газпром нефть» собирается заняться разработкой месторождений сланцевой нефти при освоении баженовской свиты на Верхне-Салымском нефтяном месторождении в ХМАО. Как заявил председатель совета директоров «Газпрома» Алексей Миллер, «в отличие от сланцевого газа, добыча которого в России совсем неактуальна, направление сланцевой нефти представляет для группы „Газпром“ заметный интерес и мы намерены этим вопросом активно заниматься».

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов в интервью Накануне. RU пояснил, почему Миллер поступил правильно и решил добывать сланцевую нефть, а не газ.

Вопрос: Как Вы считаете, вызван ли интерес «Газпрома» к сланцевой нефти тем, что Путин попросил Миллера усилить работу по освоению месторождений нетрадиционных углеводородов?

Константин Симонов: Я думаю, что Алексей Миллер поступил грамотно, потому что Путин говорил про сланцевый газ, и вокруг этого сланцевого газа сейчас большая шумиха раздута. Наши либеральные экономисты сформировали обманное восприятие ситуации в своих публикациях: традиционный газ записали в «зло», а нетрадиционный — в «добро». Масса вышла статей на тему, что «газ добывать, конечно, плохо, но если это нетрадиционный — сланцевый газ — это очень хорошо». Например, Ксения Юдаева, которая сейчас возглавляет аналитическое управление администрации президента, такого рода статьи публиковала. Давление растет, надо как-то отвечать.

Но мы же понимаем, что добыча сланцевого в России в сегодняшней ситуации — это идиотизм в чистом виде. Зачем он нам нужен? У нас как минимум есть несколько осмысленных проектов. Во-первых, у нас уже есть подготовленные к вводу месторождения в Якутске, в Иркутской области. На Ямале есть не только Бованенково, там есть и другие проекты. Во-вторых, я даже Штокман считаю более осмысленной идеей, чем добычу сланцевого газа в России. В этом плане принятие чужой повестки дня, как кричат: «вот в Америке добывают сланцевый газ, давайте все копировать» — это абсурд! В Германии кругом «ветряков» поставлено, давайте тоже забудем про нефть и газ, и будем кругом строить «ветряки»? Но ведь нельзя забывать про национальную специфику. У нас еще есть огромный потенциал традиционного газа.

Причем, я перечислил только Газпромовские проекты, а ведь существуют независимые производители, у них добыча растет очень быстро. У них тоже большой потенциал, и по НОВАТЭКу, и по другим нефтяным компаниям. Кроме того, не стоит забывать про попутный газ — это же тоже огромный ресурс. Только по официальной статистике у нас сжигается 17 млрд куб.м., а по данным всемирного банка, так в 2 раза больше. Поэтому, может лучше этими вещами займемся, чем будем искать сланцевый газ, как это делают за океаном?

Я думаю, что Миллер понимает, что в ближайшее время перспектив добычи нетрадиционного газа у нас нет. Но раз уже дана команда, надо что-то делать. Поэтому он и говорит, что мы будем заниматься нетрадиционной нефтью, и курс на инновацию выполняется, но при этом мы развернемся в более приемлемую сторону.

Запасы сланцевого газа в мире (кликните для увеличения)

Вопрос: Вы считаете, что в России ситуация с нетрадиционной нефтью лучше, чем с нетрадиционным газом?

Константин Симонов: По традиционной нефти у нас мало крупных подготовленных проектов. Ситуация по нефти отличается от газа, резервов ее добычи у нас не так много, поэтому мы говорим про баженовскую свиту и другие проекты нетрадиционной нефти. Так что для нефтяной индустрии добыча сланцев — это как раз реальный шанс развития.

Вопрос: А могли ли на решение «Газпрома» повлиять новые налоговые льготы для трудноизвлекаемой нефти?

Константин Симонов: Я, честно говоря, не согласен с тем, что у нас правительство всерьез озаботилось проблемой нетрадиционной нефти. Да, мы знаем, что действительно подготовлен проект налоговых льгот по нетрадиционной нефти. Но этот законопроект вызывает серьезные нарекания, потому что там почему-то взяли один критерий отнесения нефти к тяжелой, взяли критерий плотности. Многие геологии считают, что далеко не самый главный критерий. Поэтому здесь пока наше правительство действует по логике «скажите спасибо, что мы вообще на эту тему говорим».

Я думаю, что темпы принятия нужных решений должны быть более быстрыми. Потому что прогнозы, которые фиксируют возможность падения добычи уже через 3–4 года, это не просто «пугалки», это, к сожалению, реальные вещи. Мы понимаем, что сегодня запущенные месторождения на том же Востоке позволяют компенсировать падение добычи в ХМАО, но в целом, чтобы эту динамику изменить, нам нужны будут более решительные меры. И как раз нетрадиционная нефть может ситуацию исправить. Но чтобы ее исправить, нужно налогами в этой сфере заниматься не факультативно, как сейчас, а более серьезную и масштабную работу проделать в самое ближайшее время.

Вопрос: Как «Газпром» будет выстраивать взаимоотношения с «Сургутнефтегазом» и «Роснефтью», которые уже занимаются сланцевой нефтью в ХМАО?

Константин Симонов: Баженовская свита — это глобальное обозначение нефтяных запасов. Это не просто какое-то месторождение, это скорее тип нефти. Поэтому заниматься им могут все компании. Кроме того, «Лукойл» тоже вроде бы собирается этим заниматься.

Вопрос: Достаточно ли будет просто перенести в Россию опыт США по добыче сланцевой нефти или нужно будет заново разрабатывать весь процесс с учетом местных особенностей?

Константин Симонов: Американский опыт к нам можно будет перенести частично, но не весь, потому что у нас разные геологические структуры. Баженовская свита — это вам все-таки не битум в провинции Альберта. Да, сами технологии, например, по 3D-моделированию, по горизонтальному бурению, могут быть использованы у нас, но в целом надо понимать, что слепого копирования мы не получим. Это, наверное, хорошо, потому что у нас не стоит задача именно по копированию, а стоит задача, чтобы наши интеллектуальные силы были задействованы.

Автор: Дарья Вдовиченко

Источник: Накануне.RU, 30.10.2012


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики