Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Боязнь зависимости от импорта ведет к тому, что снижается популярность газа как топлива

Боязнь зависимости от импорта ведет к тому, что снижается популярность газа как топлива

Мы подготовили доклад, в котором проанализировали факторы, влияющие на развитие мирового рынка газа. Бросается в глаза тот факт, что зачастую на рост потребления газа влияют вещи не объективные, однако преодолевать их не менее трудно и важно. К примеру, боязнь зависимости от импорта (в том числе и мнимая) ведет к тому, что снижается популярность газа как топлива, несмотря на оптимальное сочетание цены, доступности (наличия запасов) и экологической чистоты.

Особенно сильно эта фобия выражена в ЕС. До такой степени, что в условиях финансового кризиса страны готовы увеличивать потребление более дешевого, но грязного угля и тратить миллиарды евро на субсидирование возобновляемых видов энергии вместо газа.

При этом на сегодняшний день только Европа имеет возможность получать газ сразу из трех крупных источников – трубопроводный газ с постсоветского пространства и из Северной Африки, а также за счет усиленного строительства терминалов по приему СПГ – сжиженный газ из Африки и с Ближнего Востока.

Но все это не имеет значения для европейских политиков, учитывая, что собственная добыча газа падает. Даже если удастся еще больше диверсифицировать импорт за счет газа из Каспийского региона, вряд ли это изменит ситуацию принципиально, поскольку зависимость от импорта будет продолжать расти, а степень диверсификации источников поставок у Европы и сейчас достаточно велика.

С другой стороны, развитию фобии также способствуют и объективные факторы – а именно большое количество военных конфликтов и просто политическая напряженность в регионах-экспортерах газа. Арабская весна и активная роль Катара (главного поставщика СПГ) в процессах обострения ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке уже имели небольшие негативные последствия для снабжения Европы. Почти на год в Италию были прекращены поставки из Ливии. Если бы волнения перекинулись на Алжир (а такую вероятность нельзя исключить в будущем, учитывая сложный этнический и конфессиональный состав страны), ситуация с газоснабжением Италии, Испании, Португалии и отчасти юга Франции могла бы выйти из-под контроля. Проблемы политического характера изолировали газовый потенциал Ирана, лишив Европу возможности закупать газ в этой стране, не говоря уже о том, что возможный сценарий силового решения иранской проблемы будет иметь тяжелейшие последствия для нефтяного и газового рынков, вплоть до ударов по катарским объектам СПГ.

Кроме того, газовые проекты – особенно связанные с трансграничной торговлей посредством трубопроводного транспорта – имеют огромное политическое измерение, даже более ярко выраженное, чем в современной нефтяной отрасли. Это связано с тем, что участники таких проектов связывают себя достаточно жесткими обязательствами на 20-30 и более лет, вступая в долгосрочный энергетический альянс. При этом альянс делает поставщика и покупателя взаимозависимыми гораздо сильнее, чем в сфере поставок СПГ, где с учетом развития регазификационной инфраструктуры имеется возможность перенаправить значительные объемы сырья на альтернативные рынки. Данный фактор является одним из сдерживающих подписание российско-китайского газового контракта. И хотя принято считать, что ключевые разногласия кроются в цене, опасения попасть в зависимость от монопокупателя играют не менее важную роль с точки зрения стратегии.

В этой связи геополитические вопросы зачастую превалируют над понятиями экономической целесообразности и коммерческой выгоды. Еще один аспект – роль транзитных стран и связанные с этим риски надежности поставок.

«Газпром» готов строить «Южный поток» в обход Украины, пытаясь укрепить свои позиции в юго-восточной Европе в противовес проектам вывода газа с Ближнего Востока и Каспия и одновременно застраховать себя от транзитных кризисов (2006 и 2009 годов).

Вопросы транзита тормозят проекты вывода туркменского газа в Европу и Индию, поскольку имеют на своем пути неурегулированные территориальные проблемы на Каспии и риски послевоенного Афганистана с наложенными на них давними политическими противоречиями Дели и Исламабада. Наконец, 50-летнее противостояние на Корейском полуострове блокирует развитие проектов по экспорту трубопроводного газа из России в Южную Корею, что могло бы дать толчок корейскому спросу, ныне зависимому от конъюнктуры СПГ.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ

Источник: Центр энергетической экспертизы, 14.11.2012


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики