Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «За пять лет Минфин убьет нефтянку»

«За пять лет Минфин убьет нефтянку»

Минэнерго предложило обнулить на 25 лет НДПИ на газовые месторождения Сибири и Дальнего Востока. Фактически предложение Александра Новака — попытка направить в системное русло усилия государства по стимуляции нефтегазовых компаний к инвестициям в новые проекты, считает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Между тем, в условиях нынешней налоговой системы предложение Минэнерго — полумера. Обращая внимание на необходимость инвестиций в новые проекты, государство забывает о необходимости инвестировать в повышение добычи на старых «советских» месторождениях ХМАО и ЯНАО, чтобы побороть негативные тенденции, наметившиеся в этих регионах.

О том, почему Минфин убьет нефтянку в течение пяти лет, если не будет изменена схема налогообложения, Константин Симонов рассказал в интервью Накануне. RU.

Вопрос: Накануне Министерство регионального развития выступило с предложением «обнулить» налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для территории Сибири и Дальнего Востока. Из-за неточностей в сообщении, некоторые комментаторы уже объявили, что сокращение налогов коснется чуть ли не Западной Сибири в том числе. Можете прокомментировать это предложение?

Константин Симонов: Думаю, что речь, конечно, идет о Восточной Сибири и Дальнем Востоке. Всю Сибирь от НДПИ освободить невозможно. Выводить Ханты-Мансийский округ из зоны действия НДПИ никто не будет. По-крайней мере, не на уровне министерства энергетики. Что же касается идеи «обнулить» НДПИ для Востока, она фактически уже работает, НДПИ там давно обнулен, поэтому министерство энергетики просто пытается подтвердить существующее положение, ввести его в системное русло, поскольку пока что приходится отдельно по каждому конкретному месторождению обращаться с заявкой и проходить весьма сложную процедуру для получения исключительных условий. Внимательно я бы посоветовал следить за другой историей — замены НДПИ НДД, налогом на дополнительные прибыли. Хотя этот вопрос, конечно, не может быть решен в ближайшей перспективе, но борьба идет.

Вопрос: В чем суть этого предложения? Насколько оно серьезно обсуждается?

Константин Симонов: Речь идет о замене НДПИ на другие налоги, это еще в стадии обсуждения, хотя мера абсолютно правильная. Потому что, очевидно, что Западная Сибирь не в состоянии обеспечивать рост добычи и, к сожалению, в ХМАО мы уже видим падение добычи. Результат этого падения таков, что нефтяная, в частности, отрасль сталкивается с необходимостью огромных инвестиций в новые проекты. ТЭК так и делает, но возникает вопрос, хватит ли у него сил продолжать?. Между тем, государство посредством НДПИ фактически забирает 70% дохода в бюджет. НДПИ — это налог на добычу, сколько добыли — столько и платите, никого не интересует, какова себестоимость добычи на вашем месторождении, какова цена продажи, «тяжелая» нефть или нет. Фактически вы платите налог с дохода, а ваши расходы никому неинтересны. А между тем себестоимость добычи барреля растет и будет расти, а необходимость инвестирования в новые крупные проекты встает все острее — все, за счет советских месторождений мы больше расти не будем. Поэтому если мы хотим поддерживать и наращивать добычу, надо менять налоговую систему. Нынешняя фискальная система решила свою задачу — обеспечила приток средств в бюджет в начале «нулевых». Но все — еще пять лет действия этой системы, и мы отрасль убьем.

Вопрос: Вряд ли кто-то кроме самих нефтяников будет переживать о том, что 70% их дохода идет в госбюджет. Система представляется достаточно справедливой, тем более, что подобные налоговые системы действуют и в развитых странах, разве нет?

Константин Симонов: Смотрите, в чем отличие нашей системы от норвежской или американской. Там налоги сокращают на двух этапах: запуск месторождения и реабилитация. Максимум налогов берется на пике добычи, а, как известно, сначала вы разрабатываете месторождение, и добыча не очень высока, потом выходите на пик, а потом идет падение — реабилитация месторождения, поскольку вы вынуждены инвестировать в мероприятия, которые будут повышать добычу, в этот момент вам снижают налоги. В нашей системе никого не волнует, на какой стадии добычи вы находитесь, НДД, напротив, предлагает платить налог не с дохода, а с прибыли, что дает возможность не уравнивать всех под одну гребенку, у нынешней же системы плохие все.

Вопрос: Однако, вот предложение МЭР, с которого мы начали, разве это хороший способ решить проблему инвестиций и повышения добычи в рамках действующей системы НДПИ?

Константин Симонов: Эти меры хороши для запуска проектов в Восточной части страны. А что делать с месторождениями Западной Сибири, где идет основная добыча? Там очень много месторождений находятся в фазе падающей добычи, их необходимо реабилитировать, повышать эффективность. Наши налоговые новации хороши с точки зрения запуска новых проектов, для шельфа, для Восточной Сибири, а что делать с уже запущенными проектами? Этот вопрос льготы не решают.

Вопрос: Каков расклад сил в этом вопросе? Кто лоббист НДПИ, а кто лоббирует НДД?

Константин Симонов: Все упирается в Минфин. Он убеждает Путина, что эта мера крайне опасна и приведет к снижению доходов в бюджет. Минфин очень боится, что переход на НДД сократит доходы государства. Так ребят, вы же всю жизнь мечтали слезть с нефтяной иглы — слезайте! Сокращайте выплаты от нефтяной отрасли в бюджет! Министерство энергетики, наоборот, активно выступает за переход, лично я считаю это абсолютно правильным. Поскольку, если мы не изменим налоговую систему сейчас, через три года мы получим обвал добычи, отток нефтедолларов увеличится. Но Минфину неинтересно, что будет потом, ему интересно, что будет сейчас, потому что он за это будет отвечать головой, поэтому он затыкает дыры в реальном времени, а что будет с «нефтянкой» через пять лет, их не волнует.

Вопрос: Трудно не разделять опасения Минфина в этом вопросе, накануне возможного кризиса возникает реальная опасность получить в бюджете крупную «дыру».

Константин Симонов: Система НДД работает в Канаде, в Норвегии. Ничего не рухнуло пока. Эти опасения сознательно генерируются Минфином по принципу: пусть не факт, что будет «дыра», но стращать надо так, чтобы руководство просто боялось прикасаться к налоговой системе. Менять же ее придется точно, просто либо разумно сейчас, либо быстро и лихорадочно потом.

Вопрос: По-Вашему, чья позиция пока одерживает верх?

Константин Симонов: Пока доминирует позиция Минфина. Поэтому Минэнерго пытается предоставить льготные режимы для отдельных географических зон: шельф, Арктика, Восточная Сибирь. Но этого недостаточно. Потому что мы сохраняем систему, а надо ее полностью менять. Минэнеро — принципиальный сторонник НДД, но понимает, что сейчас ввести этот пакет никто не даст, поэтому пытается локально тушить пожары, льготами по отдельным месторождениям.

Вопрос: Как эта мера отразится на жителях Восточной Сибири? К примеру, регионы Западной Сибири фактически живут с НДПИ, возвращающегося в местные бюджеты в виде федеральных трансфертов, жителям Восточной Сибири от своих «нефтяников» денег ждать не стоит?

Константин Симонов: Безусловно, позитивно. На территории Восточной Сибири и Дальнего Востока появятся новые месторождения, новые рабочие места.

Вопрос: Если победит позиция Минэнерго, что будет с сырьевыми регионами Западной Сибири?

Константин Симонов: Отрасль получит серьезный стимул для роста. Естественно, это приведет к инвестициям в реабилитацию месторождений и ХМАО, например, сможет переломить нарастающие негативные тенденции во всех сферах. Переход на НДД — это абсолютный позитив для Югры. Как минимум сохранение старых рабочих мест, как максимум — инвестиции в инфраструктуру, профессиональное образование и прочие вещи.

Вопрос: Кстати, представляется, что отмена НДПИ — это еще и серьезный политический шаг. Есть мнение, что косвенной причиной атаки на Ходорковского была его агрессивная позиция по поводу налога на полезные ископаемые.

Константин Симонов: Ну, знаете, только человек с богатым воображением может усмотреть тут связь с Ходорковским. Ходорковского посадили за использование так называемого трансфертного ценообразования — налоговая оптимизация в рамках одной вертикально-интегрированной кампании, к НДПИ это никакого отношения не имеет. Совершенно другая история, кстати, и эти «дыры» в кодексе закрыты. Никаких политических моментов тут не осталось.

Вопрос: Тем не менее, версия о том, что Ходорковский «играл» против введения НДПИ, есть.

Константин Симонов: Ну и что, что он боролся с НДПИ, не пролоббируй он уничтожение СРП (соглашение о разделе продукции, — прим. Накануне. RU) — НДПИ бы не было. Именно он фактически отменил старую налоговую модель, это надо просто понимать. Ирония в том, что именно Ходорковский в чем-то был создателем нынешней налоговой системы, с которой мы работаем в «нефтянке», поскольку боролся за отмену СРП.

Источник: Накануне.RU, 23.11.2012


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики