Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Газпром» теряет рынок?

«Газпром» теряет рынок?

В 2012 году экспорт газа из России в Европу сократился. Столь низких объемов продаж у концерна «Газпром» не было последние десять лет. Снижение поставок эксперты связывают с политикой руководства ведущего российского газодобытчика, которое считает, что главное — не количество проданных кубометров, а полученная выручка. Но, как выяснил обозреватель «РусБизнесНьюс», сокращая добычу и повышая цены на свою продукцию, «Газпром» рискует потерять рынки сбыта, и, соответственно, доходы.

По данным председателя правления концерна Алексея Миллера, экспорт в дальнее зарубежье сократился в минувшем году с 150 до 138 миллиардов кубометров газа. Следуя избранной бизнес-модели развития, «Газпром» в 2012 году автоматически снизил добычу на 4,9%. В декабре компания добывала в сутки в среднем 1,5 миллиарда кубометров, что весьма скромно: например, в 1997 году среднесуточная добыча составляла 1,7 миллиарда.

Снижение объемов производства объясняется политикой газовой монополии. Руководители «Газпрома» не раз заявляли журналистам, что объемы продаж не так важны, как выручка. А доходы концерна в последние годы были на уровне, благодаря регулярному росту тарифов. Средняя цена в Европе за 1 тысячу кубометров составила в 2011 году 384 доллара США. В 2012-м она еще выросла, перевалив за 400 долларов. Не смотря на это, руководство монополии рассчитывало сохранить объемы экспорта на прежнем уровне, то есть не меньше 150 миллиардов кубометров в год. Не вышло.

Генеральный директор компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин называет снижение максимальной суточной добычи плохой новостью: конечно, надо ориентироваться на потребителя, но, поддерживая уровень цен и даже повышая их, «Газпром» совершенно напрасно отдаёт европейский рынок другим поставщикам и плюс к тому стимулирует развитие угольной энергетики.

Руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов убежден, что сохранить рынок можно одним путем: увеличив производство энергоносителей. Соответственно, нужно срочно инвестировать в разработку новых месторождений. Вместо этого, отмечает эксперт, «мы „режем“ новые нефтегазовые проекты и фантастически радуемся этому — это абсурдное отношение».

На словах «Газпром» пытается развивать сырьевую базу. В октябре 2012 года А.Миллер сообщил президенту РФ Владимиру Путину, что концерн планирует начать реализацию второго этапа Восточной газовой программы, предусматривающего создание двух новых центров газодобычи: Якутского и Иркутского. Запасы формирующих их Чаяндинского и Ковыктинского месторождений составляют 3,7 триллиона кубометров. Газ планируется продавать в основном на внутреннем рынке (предусмотрены поставки в Западную Сибирь), а также сжижать (около Владивостока будет построен завод, к которому протянут из Якутии трубу длиной 3 200 километров), чтобы отправлять в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Однако, как считает руководитель экспертно-аналитического управления по топливно-энергетическому комплексу Института энергетической стратегии Алексей Белогорьев, проект носит чисто политический характер: провозглашая строительство новых газопроводов, федеральные власти хотят с их помощью связать Дальний Восток с остальной Россией. С экономической точки зрения все не так однозначно: газ с Чаянды и Ковыкты будет раза в два дороже, чем из Уренгоя. Население Сибири вряд ли этому обрадуется.

Возникнут сложности и с экспортом газа. Потребности Японии и Кореи невелики — единственным реальным потребителем в Азии мог бы стать Китай. Эта страна еще 20 лет назад предлагала России построить газопровод, но «Газпром», сориентированный на Запад, просьбу проигнорировал. Нишу тут же заняла Туркмения, протянув в Поднебесную две трубопроводных нитки. Китай стал хозяином положения и теперь не хочет покупать газ из России дороже 250 долларов США за 1 тысячу кубометров. Стороны не могут договориться по цене, и строительство газопровода «Алтай» пришлось отложить.

Вряд ли исправит ситуацию и Ковыктинский сжиженный природный газ. Спотовые (биржевые) цены на СПГ сегодня таковы, что та же Япония отказывается от него и переходит на мазут. Ведущие мировые поставщики СПГ в связи с этим стремятся заключить долгосрочные контракты, по которым цены на него ниже, чем на мазут. Но «Газпрому» это не поможет, поскольку затраты на производство у него выше, чем в других регионах мира.

Эксперты единодушны: «Газпром» не сможет нарастить добычу, преобразуя метан в сжиженный природный газ. Концерну следует изменить бизнес-модель: нужно искать резервы для снижения издержек, чтобы остаться на европейском рынке и выйти на азиатский.

Президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль предлагает сократить объемы газа, направляемого на российские нужды. Коэффициент полезного действия компрессорных станций, задействованных в газпромовской трубопроводной сети, не превышает 25%, отчего они «съедают» часть миллиардов кубометров топлива. Установка современных газотурбин позволит в два раза сократить расходы на транспортировку.

Кроме того, отмечают участники рынка, пора прекращать возводить безумно дорогие газопроводы типа Сахалин — Хабаровск — Владивосток или Джубга-Сочи. Откуда взялась стоимость одного километра последнего в 2,7 миллиона долларов вместо расчетных 900 тысяч, можно понять на примере закупок «Газпромом» труб большого диаметра. Как установила Федеральная антимонопольная служба, концерн искусственно исключил из тендерных торгов производителей, то есть трубные компании, сформировав лоты соответствующим образом. Вместо множества поставщиков у «Газпрома» появился всего один, который покупал продукцию по завышенным ценам. Появился он практически одновременно со стартом проекта Nord Stream.

Генеральный директор ЗАО «Оптические кабели связи 01» Николай Васильев как-то заявил в интервью, что «Газпром», закупая продукцию в 3–5 раз дороже, уводит прибыль в оффшоры. При таких масштабах утечки капитала никакое серьезное развитие невозможно — и в России нет перспективных проектов в газовой сфере. Продажи голубого топлива падают, а руководство монополии даже не помышляет о снижении тарифов либо о производстве новых продуктов. В итоге, сетует Н.Васильев, получается странная картина: в стране есть нефть и газ, есть потребности в полиэтилене и полипропилене, а переработка углеводородного сырья не налажена.

Газовой промышленности России есть над чем работать. Но ответить на вызовы «Газпром» не сможет, если не первом месте у него будет стоять только сиюминутная прибыль. Компании, думающие о будущем, иногда работают себе в убыток, отрабатывая новые технологии и производства. «Газпром», полагает Алексей Белогорьев, далеко вперед не заглядывает — ему нужны деньги на инвестиции сегодня, а потому вместо завоевания новых рынков проедает свое будущее.

Продолжающаяся бизнес-практика делает бессмысленным предоставление «Газпрому» налоговых льгот, призванных подстегнуть инвестиционную активность корпорации. Хотя, как считает Геннадий Шмаль, нефтегазовому комплексу надо помогать: «Следует уходить от прямолинейных налогов и более жестко воздействовать на тарифную и ценовую политику. Все эти меры помогут решать стратегические задачи не только газоперерабатывающей отрасли, но и всему реальному сектору».

Автор: Владимир Терлецкий

Источник: РусБизнесНьюз, 21.01.2013


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики