Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Супербол

Супербол

Есть все основания полагать, что энергетический оптимизм – это временное затмение 

Недавно прошел финал чемпионата по американскому футболу, так называемый супербол – наиболее масштабное спортивное зрелище в мире сегодня. Этот финал запомнился не только спортивной интригой, но и тем, что во время соревнования на стадионе вырубили электричество и тридцать пять минут зрители сидели в темноте, а телезрители недоумевали относительно происходящего. Этот матч смотрят в более чем ста семидесяти странах - огромная телеаудитория.

Так вот, на самом деле, эта история про супербол весьма ярко показывает, насколько хрупки прогнозы относительно будущего мировой энергетики. Казалось бы, причем тут супербол и энергетическое будущее человечества?

Объясняется все очень просто. В последние год-два огромное количество прогнозов посвящены найденному выходу из ресурсной ловушки. Если пять-семь лет назад большинство экспертов говорили о том, что крупные индустриально развитые страны мира стакиваются с дефицитом углеводородов, прежде всего речь идет о ЕС, США, Азии, и главный вопрос был – где найти эти ресурсы, то теперь этот сверх-пессимизм неожиданно сменился сверх-оптимизмом. Сплошь и рядом можно прочитать, что найден выход, что теперь углеводороды могут добывать любые государства, что ключ к успеху - новые технологии добычи, что энергетика поменялась. Конечно, с одной стороны, немного смущает, что Мировое энергетическое агентство семь лет назад уверяло, что Соединенные Штаты будут крупнейшими импортерами газа, а сегодня то же агентство уверяет нас, что США будут крупнейшим экспортером. Получается, что одни и те же люди за несколько лет с ног на голову поменяли свои же собственные взгляды. Но дело даже не в этом. Уверенность в том, что проблемы ресурсов больше не существует, строится на нескольких убеждениях, на нескольких китах.

Во-первых, технологии. И этот кит самый главный. Есть уверенность, что эти новые технологии позволят, во-первых, извлекать нетрадиционные углеводороды. А во-вторых, они позволят серьезно экономить энергию.

Второй кит – это новые виды топлива, это вера в возобновляемую энергетику, вера в то, что за счет сочетания новых технологий и новых видов топлива произойдет серьезная революция.

Третий кит – это наука экономить. Общее ощущение заключается в том, что страны перейдут от экстенсивного потребления электроэнергии к более «умным» потреблениям.

И вот ситуация в Новом Орлеане, где проходил финал супербола, некоторые из этих китов топит. Новый стадион в этом городе стал неким символом возрождения США. И вот на этом символе на полчаса погас свет. Это означает, что новые технологии весьма ограничены. Требования, которые сегодня предъявляются к многим компонентам энергетики, существенно растут. Возьмем те же возобновляемые виды энергии, которые являются одним из китов оптимистичного отношения к миру. Это означает, что теперь число генераторов электроэнергии будет расти, к примеру, в той же Европе, в сотни, в тысячи раз. Потому что появляются новые источники генерации. Но эту электроэнергию еще надо доставить до потребителя. И отсюда возникает колоссальная по сложности задача по отношению к электрическим сетям. Не случайно идет активная реклама так называемых «умных сетей» - smart grid, задача которых как раз интегрировать всех новых производителей электроэнергии в единую сеть. Это означает, что нагрузка на эти «умные сети» будет существенно расти. А чем выше нагрузка, тем более серьезной является вероятность вот таких технических сбоев. Еще раз повторю: ведь это сегодня ведущее зрелище в спортивном мире, его смотрит больше людей, чем открытие Олимпийских игр! И это случилось не в России, где мы могли бы все списать на разгильдяйство, а в Соединенных Штатах.

Следующий момент заключается в том, что человечество все равно, особенно западная ветвь цивилизации, никогда не откажется от консьюмеризма. Да, можно, чистя зубы, выключить воду и думать, что ты спасаешь человечество. Но когда это коснется уже существенных сторон твоей жизни, здесь, конечно, большинство совершенно не готово отказываться от высоких стандартов потребления. Что такое супербол? Это зрелище, которого хочется. И с каждым годом аудитория растет, и реклама дорожает. То есть человечество все равно не готово от консьюмеризма отказываться. Это означает, что фундаментальная предпосылка для ресурсного голода сохраняется. Человечество все равно будет потреблять больше энергоресурсов. И никакая энергоэффективность с этим не справится. Яркой жизни по-прежнему хочется. И яркой в прямом и переносном смыслах – требуется больше электроэнергии, больше энергоносителей. Этот тренд не переломить. Посмотрите, если раньше мы сотовый телефон заряжали раз в неделю, то теперь мы уже заряжаем его каждый день. Новые устройства требуют еще больше электроэнергии, и таких устройств становится все больше. Может быть, вы и изобретете чайник, который тратит в три раза меньше электричества, но обладатель этого чайника за то время, что вы его изобретаете, обзаведется еще десятью гаджетами, которые в целом будут потреблять еще больше электроэнергии, чем вы сэкономите на этом энергоэффективном чайнике. Вот и вся история.

Важнейшим трендом сегодня является урбанизация. И недавно вышедшая версия прогнозного доклада ЦРУ «Мир до 2030 года» показывает, что в 2030 году 60% населения земли будет жить в городах. Это фантастически высокая цифра. А что такое город? Это совершенно иные стандарты потребления. В этом плане, конечно, можно бороться за энергоэффективность, как, скажем, это делают в московском метрополитене, где просто выключают эскалаторы в определенное время и тем самым экономят электричество. Но люди так экономить не готовы. Можно вообще не смотреть супербол, но западная цивилизация построена на другом – на комфорте и на консьюмеризме. В этом плане основная предпосылка роста энергопотребления сохраняется, а ресурсный оптимизм, который мы наблюдаем, является временным явлением. Это временное затмение, и авторы нынешних прогнозов, я уверен, уже через два-три года опять вернутся в стадию пессимизма, стряхнут пыль со своих старых прогнозов, и опять они будут основными, потому что элемент этого энергетического мальтузианства все равно в мире присутствует.      

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики