Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > У «потоков» Газпрома появится конкурент?

У «потоков» Газпрома появится конкурент?

Греция, Италия и Албания планируют подписать в Афинах межправительственный договор о строительстве Трансадриатического газопровода. Его маршрут проляжет от греческого города Комотини в Албанию и далее по дну Адриатического моря в итальянский порт Бриндизи. Сможет ли новый газопровод составить конкуренцию «Южному потоку»? Комментарии эксперта.

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов рассказал о будущем проекте:

«Этот вариант рассматривается в Евросоюзе, как один из приоритетных. Но никакой особой конкуренции европейские газотранспортные проекты, ни TAP, ни известный „Nabucco“, ни Трансанатолийский (TANAP), ни уж совсем смешной „Белый поток“ из Грузии в Европу, нашему „Южному потоку“ не составляют. По одной простой причине — все без исключения эти трубы нацелены на единственный источник газа — в Азербайджане! А точнее, на вторую очередь месторождения „Шах-Дениз“, завершить развитие которого планировали в 2017 году, но реально добыча начнется где-то в 2018–2019 годах. При этом мощность его 16 млрд кубов газа в год, из которых 6 млрд кубов отойдет Турции. И только 10 придет на европейский рынок. Ну, какой это конкурент „Южному потоку“ с его пропускной мощностью в 63 млрд кубов?»

На вопрос, не рассматриваются ли европейцами другие источники газа, кроме азербайджанского, Симонов ответил:

«Изначально, действительно, рассматривались и Ирак, и Иран, и Туркмения. Но в Ираке, как выяснилось, прогнозы были ошибочными. Весь имеющийся газ уйдет на нужды собственной экономики, которая быстро восстанавливается. У иранцев Европа покупать сырье не может из политических соображений — действует эмбарго. Чтобы получить туркменский газ, надо построить трубу по дну Каспийского моря. А сделать этого нельзя: правовой статус Каспия (море или озеро?) не определен. Уже 10 лет туркмены нас пугают, мол, завтра начнем строить… И знают ведь, что нарушение международных норм вызовет серьезную, вплоть до военной, реакцию России. Если что, можно и потопить трубоукладчики.

Думаете, в такой ситуации США остановились бы перед применением силы? Словом, иной надежды, кроме как на Баку, у Европы нет. Да и когда этот газ появится, неясно. А вот ресурсная база „Южного потока“ четко определена. Строятся две трубы, которые соединяют компрессорную станцию „Русская“ с системой наших газопроводов, прокачивающей „голубое топливо“ Ямальских месторождений. Проблем с наполнением трубы у нас нет, что, замечу, — важнейший аргумент для инвестора. Словом, никакой межправительственный договор о строительстве ТАР не ускорит проект, если нет у него гарантированного поставщика газа».

Существующие, по сути, лишь на бумаге «Nabucco» и «Trans Adriatic Pipelin» (Трансадриатического газопровода) уже получили статус «трансъевропейских магистралей». То есть они выведены из-под действия Третьего энергопакета. «Южному потоку» такое исключение Брюссель давать не спешит. И это самая главная проблема, отметил Константин Симонов.

Пока не существует договоренностей с европейцами о том, каким образом Третий энергопакет в целях либерализации газового рынка будет регулировать доступ в «Южный поток» других, кроме российских, поставщиков сырья. ЕС, конечно, может принудить акционеров наземной части «Южного потока» к альтернативе. Но «другим» здесь может стать только азербайджанский газ.

Тогда на турецко-болгарской границе, куда планируется дотянуть новый, усеченный вариант трассы Nabucco, а именно Nabucco-West, придется сделать перемычку до входа в «Южный поток». Беда лишь в одном: европейским трубопроводам при таком раскладе заветного азербайджанского сырья совсем не останется.

Автор: Гаянэ Ханова

Источник: Голос России, 12.02.2013


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики