Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > В плену у газовых мифов

В плену у газовых мифов

 

Украинская власть и экспертное сообщество имеют одну особенность – жить в придуманном ими же мире. Скажем, в свое время многие на Украине решили, что главная цель внешней политики России - забрать украинскую трубу и что труба эта имеет настолько ценное значение, что Россия пойдет на все, чтобы реализовать свой план.

Постепенно труба превратилась в безусловное национальное достояние, основу украинской государственности. Политики и эксперты стали уверять, что стоит отдать трубу России – и в тот же миг Украина прекратит свое существование как независимое государство. Выходило, что, как жизнь Кощея была в игле, так и судьба Украины - в трубе. Отсюда и постоянное битье себя в грудь и фразы вроде недавнего пафосного заявления Виктора Януковича, что он суверенитетом не торгует.

На Украине довольно активно спекулируют на теме коварного врага, от которого стоит ждать опасных провокаций. Вот сейчас идет обсуждение условий, на которых можно передать «Газпрому» газотранспортную систему Украины в аренду. «Главное – не дать нас обмануть», - повторяют украинские коллеги.

Все это было бы смешно, если бы не было грустно. Потому что очевидно – если действительно речь пойдет о долгосрочной аренде, то закрепить снижение газовых цен (а это главное требование Украины) элементарно – достаточно подписать поправки к известным договорам от 19 января 2009 года. Если сделать тексты поправок публичными, то очевидно, что «Газпром» свои обязательства выполнит. Обратите внимание хотя бы на логику последних судебных разбирательств «Газпрома» с европейскими компаниями. Это они не хотят выполнять свои обязательства по выборке газа, зафиксированные в контрактах take-or-pay (придуманных, кстати, вовсе не Россией, а самими европейцами). «Газпром» же контракты соблюдает. Другое дело, что он не хочет пойти навстречу клиентам с точки зрения необходимых штрафных санкций за невыбор газа. То есть «Газпром» как раз настаивает на жестком выполнении контрактов – так что с этой стороны бояться Украине особо нечего. Будет новый договор – «Газпром» его выполнит.

Но украинцы в обсуждении вопроса аренды опять исходят из старой идеи, что их страна находится в центре российских интриг и что нет более важной задачи для «Газпрома», чем любыми путями получить контроль над украинской ГТС. Но штука в том, что в России уже устали от обсуждения темы украинской трубы. Объяснение простое - введены в эксплуатацию две нитки «Северного потока», благодаря которым в прошлом году транзит газа по территории Украины составил всего 84,2 миллиарда кубометров, упав на 19%. Началось активное строительство «Южного потока» по российской территории и компрессорных станций. Не за горами и начало промышленного строительства морской части (процедура сварки первого стыка уже прошла в декабре прошлого года).

Российские эксперты считают, что надо забыть о трубе и сосредоточиться на теме интеграции России и Украины в единое экономическое пространство. Я один из немногих тугодумов, кто призывает все же дорешать вопрос с трубой. Естественно, не на любых условиях, но, безусловно, вовсе не для того, чтобы лишить Украину ее государственности. Как раз наоборот -  это позволит доказать, что Украина останется суверенной страной, даже если Россия в том или ином виде будет участвовать в управлении ее ГТС.

Без общего управления трубой невозможно никакое единое экономическое пространство. А это прежде всего вопрос взаимного доверия. Не будет доверия - не будет никаких общих экономических проектов. Труба поможет это доверие вернуть. Возьмите Белоруссию. Она отдала России газовую трубу – и не перестала быть независимой страной. Зато получила дешевый газ, и никто ее не обманул. И теперь Белоруссия один из ключевых участников интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

 Есть и другие значимые соображения. Если будет решен вопрос с украинской ГТС, то еще можно пересмотреть объем «Южного потока», удешевив этот проект. Кроме того, есть трудности с ЕС – европейские регуляторы создают проблемы с заполнением новых трубопроводов. Так, Европейская комиссия требует, чтобы половина мощностей газопровода OPAL (он соединяет Nord Stream c газотранспортными системами Восточной Европы) загружалась альтернативными «Газпрому» поставщиками. Хотя их там просто не может быть – но ЕС это не смущает, что приводит к тому, что ответвления от Nord Stream полностью не заполняются. Эти же трудности придется решить и с «Южным потоком». В этой ситуации участие в управлении украинской ГТС может пригодиться.

Понятно, что для Украины ценность вхождения России в управление ГТС намного выше. Это и возможность сохранить часть транзитного бизнеса. И единственный способ снижения цен на газ. Тем более что от российского газа избавиться у Украины в ближайшее время никак не получится. Какие бы байки не рассказывало высшее политическое руководство Украины.

Президент Янукович – один из опытных газовых мифотворцев. Давайте коротко разберемся с основными газовыми фантазиями, запущенными украинскими коллегами. В этом нам поможет сухой язык цифр.

Начнем с самой популярной темы – долга за невыполнение контракта. Украинская власть считает эту тему искусственно поднятой российской стороной. А теперь смотрим на цифры. Для начала вспомним детали контракта от 19 января 2009 года. Украине нужно потребить 52 млрд кубометров. Уровень take-or-pay, предполагающий обязательную оплату газа  в независимости от уровня реального потребления (кстати, эта норма есть во всех контрактах «Газпрома» с европейскими покупателями, а вовсе не придумана специально для Украины), составляет 80%. Итого получаем 41,6 млрд кубометров. Еще на 20% потребление можно снизить, если за полгода написать соответствующую бумагу в «Газпром». Первый вопрос - сделано это или нет. Руководство Украины и «Нафтогаза» прекрасно знало о необходимости такого уведомления. Если бумага есть – надо ее предъявить, и дело с концом. Но самое любопытное не в этом. Итак, если письмо написано, то уровень потребления снижается до 33,28 млрд кубометров.

Украина же закупила в 2012 году 32,9 млрд кубометров – что на самом деле практически соответствует контракту. Откуда же долг? Да все очень просто. Из этого объема 24,9 млрд приобрел «Нафтогаз», с которым как раз и заключен контракт. А еще 8 млрд купила компания Ostchem Holding Дмитрия Фирташа. Вопрос - а зачем украинские власти с апреля 2011 года разрешили Дмитрию Фирташу покупать газ напрямую? Ведь очевидно, что эти объемы не учитываются при расчетах «Газпрома» с «Нафтогазом». Таким образом, руководство Украины в реальности само соорудило себе долг перед «Газпромом», идя навстречу дружественным олигархам. Так стоит ли сотрясать воздух, обвиняя «Газпром» в требовании уплатить штрафы, если их вообще можно было избежать?

Не знаю, как у украинских избирателей, но у меня есть и другие вопросы к руководству Украины. Возьмем совершенно позорную историю с подписанием договора о строительстве СПГ-терминала под Одессой с испанской компанией Gas Natural Fenosa. В присутствии премьера Украины договор подписывал аферист, никакого отношения к испанской компании не имевший. Украину ославили на весь мир. И что, кто-то ответил за это? Нет, глава украинского Государственного агентства по управлению инвестициями и национальными проектами Владислав Каськив по-прежнему на своем посту. На прошлой неделе он порадовал нас заявлением о том, что уже в 2014 году Украина примет первый СПГ. Ну, тут даже комментировать нечего. Ясно, что в такие сроки терминал не построить. Да и газа для него на рынке просто нет. Надо только очень внимательно смотреть, с кем же будут подписаны новые «великие контракты».

В конце 2012 года Украина подписала еще один договор – с компанией Shell на разработку сланцевого газа. Огромным прорывом оказалось то, что этот документ и впрямь подписал представитель Shell, а не проходимец, как в случае с СПГ-терминалом. Контракт этот подается как спасение Украины. Хотя в реальности его выполнение весьма сомнительно. Сланцевые проекты в соседней Польше уже сильно буксуют. А ведь подписанный договор на самом деле не о сланцевом газе, а о газе, которые принято называть tight gas – или газ высокоплотных коллекторов. Технически это гораздо сложнее. Грубо говоря, от вас потребуется вначале пробурить вертикальную скважину на 3-4 километра, а потом горизонтально «загнуть» ее. Есть большие сомнения, что этот проект будет выполнен в заявленные сроки. Но шуму от него, конечно, много. 

Украина одержима идеей снижения газовой зависимости от РФ. И 2012 год называют едва ли не годом великого перелома. Пресса полна громогласными заявлениями о том, что Украина сократила импорт российского газа по итогам 2012 года на 26,48%. Это было с радостью подхвачено и российскими СМИ. Вы легко можете найти публикации в российских газетах о том, как «глупый «Газпром» теряет важнейший украинский рынок». Видимо, «разумной» наши медиа считают политику одностороннего предоставления двукратных скидок Украине.

Но весь фокус в том, что никакого падения потребления российского газа, на котором строятся все панические публикации и комментарии, на Украине в реальности нет. Дело в том, что 2011 году объемы поставок вообще не отражали реальное потребление импортного газа, поскольку «Нафтогаз» был вынужден выполнить решение международного арбитража в Стокгольме, который летом 2010 года обязал украинский госконцерн вернуть 11 млрд кубометров газа RUE и выплатить 10% (1,1 млрд кубометров) в качестве штрафа. Схема возврата с взаимным урегулированием долгов между «Газпромом», «Нафтогазом» и швейцарским трейдером была оформлена осенью 2010 года и реализована в первом квартале 2011 года. Отсюда и искривление статистики.

Ну ладно, забыли историю RUE. Но что, если взять цифры потребления газа Украиной и ее собственной добычи за 2011-2012? Собственная добыча на Украине не растет, а общий спрос не падает. По данным министерства энергетики и угольной промышленности Украины, в прошлом году потребление газа составило 54,8 млрд. куб. м, а в 2011 году оно составило 54,3. Так как же мы можем потерять рынок, если другого газа на Украине просто нет?

И я чуть не забыл «контракт века» - договор с немецким газовым трейдером RWE Supply & Trading, который и должен избавить от страшной газовой зависимости от России. Контракт с RWE принес «ошеломляющие» результаты – в 2012 закуплено аж… 56 миллионов (!) кубометров газа.

Тут неплохо вспомнить о цене на этот газ. Осенью украинские власти говорили, что он на 100 долларов дешевле российского. Но детали контракта благоразумно не показывали. На пресс-конференции в марте 2013 года Янукович уже говорил про 50. Но и это вызывает большие сомнения. Опять нехитрая математика. Допустим, газ вы берете на одном из европейских хабов. На начало марта газ там стоил примерно столько же, сколько по долгосрочным контрактам «Газпрома». А ведь нужно его еще доставить до Украины. Контракт подписан на поставку из Чехии. Доставка его оттуда до Украины через Польшу обойдется еще примерно в 60-70 долларов.

Кстати, украинская статистика дает цену газа от RWE по 2012 году – он стоит ровно столько же, сколько и российский. Потом цены на споте еще больше взлетели. Так что теперь газ от RWE должен стоить даже дороже газпромовского. Но, видимо, президент Украины сборники своих статистических служб не читает.

Зато он любит рассуждать на тему справедливой цены. Из той же мартовской конференции Януковича следует, что потери Украины составляют шокирующие 6 млрд долларов в год. Общая сумма, заплаченная в 2012 году за российский газ, 14 млрд долларов. При уже указанной нами цифре импорта легко рассчитать «справедливую цену» от Януковича - примерно 245 долларов. Но откуда она берется? Возьмем стоимость российского газа в конце 2012 года у соседей Украины. В Словакии он стоил 430 (столько же и на Украине), в Польше – 525. Даже если учесть, что для Украины газ должен быть дешевле на цену транзита (примерно 40 долларов),  все равно не ясно, откуда Янукович берет эту «справедливую цену». Точнее, как раз предельно ясно - с потолка.

Вот из-за такой кривой математики мы много лет ходим по кругу. Как уже было сказано, в России это многих утомило. Может быть, пора заканчивать плодить новые и новые мифы, пришла пора избавляться от взаимных фобий? Ведь времени остается совсем мало.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ

в сокращенном варианте статья опубликована на сайте РИА Новости Украина 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики